Гости и участники кинофестиваля поделились впечатлениями с «Культурой».

27.06.2013

Алексей КОЛЕНСКИЙ

Сергей Мирошниченко, режиссер-документалист, куратор программ ММКФ

культура: Уже восемь лет Вы представляете программу документального кино «Свободная мысль». Меняется зритель?

Мирошниченко:
Привыкает видеть хорошие фильмы и становится разборчив.

культура: Основная тематика неигровых работ?

Мирошниченко: В моей программе доминируют семейные ценности. Авторы фильмов убеждают: главное — не конфликтовать, любить друг друга. В XXI веке с этим сложно.

культура: Главный хит — «Истории, которые мы рассказываем» Сары Полли?

Мирошниченко: «Вуди Аллен» Роберта Б. Уайде и «Катастрофическая коллекция» Люси Уолкер тоже пользуются успехом. Думаю, последняя лента будет выдвинута на «Оскар».

культура: Что происходит с картинами «Свободной мысли»?

Мирошниченко: Был бы рад, если бы наше кино показывали не только москвичам и телезрителям. Но прокатчики продают то, что едят все. Они не умеют предлагать штучный продукт. Екатерина Еременко самостоятельно прокатывала в России свой фильм «Чувственная математика» и вышла в плюс. Картина о Довлатове — «Написано Сергеем Довлатовым» Романа Либерова, путешествуя в компании с автором, заработала 20 000 долларов. Неплохо. Давно думаю о том, что «Октябрь» может показывать наши картины в формате «Эхо фестиваля». Иногда полезно тратиться на интеллектуального зрителя. Фаст-фуд приедается. Но пока из нынешней программы купили только «Вуди Аллена».


Евгений Григорьев, президент Гильдии документалистов России, режиссер, продюсер


культура:
Какие открытия подарил Вам 35-й Московский киносмотр?

Григорьев: Уровень разговора, который предлагают кинематографисты, поражает. Например, «Привратники» Дрора Мореха — документальное откровение бывших глав израильской внешней разведки, переосмысляющих отношения палестинцев и евреев. Понятна эволюция организации, масштаб моральных и политических проблем. И, увы, не верится, что они могут быть решены в обозримом будущем...


Виктор Пивторыпавло, музыкант, солист группы «Запрещенные барабанщики»


— Меня расплющило «Исчезнувшее изображение» — документальная драма о событиях 1975 года в Камбодже, снятая на стыке жанров, скроенная из репортажей, хроник, реконструкций и кукольной анимации. Ничего подобного вообразить не мог. В конкурсной программе мой фаворит — «Маттерхорн». Удивительно, сколько милых вещей можно сказать о некоммуникабельных европейских обывателях. Порадовали голландцы, особенно «Дефлорация Эвы ван Энд» — легкая, неожиданная молодежная комедия. Поразительно, но на фестиваль такого уровня проскальзывают и дилетантские, беззубые работы — вроде «Мы будем бунтовать» Ромаса Забараускаса.


Светлана Бенуа, домохозяйка


— Хожу на фестиваль каждый год, но в этот раз смотрю не так много, как раньше. Нравятся корейские и иранские картины. «Новый мир» Пак Хунчона снят по мотивам «Отступников» Скорсезе и «Двойной рокировки» Вэй Кеунга Лау, но сделан лучше. Иранская «Колыбель для матери» оставила удивительно светлое, ностальгическое послевкусие, а «Черный тебе к лицу» Жака Браля потряс до слез. До сих пор не могу прийти в себя от «Эли» Амата Эскаланте. Никогда не думала, что жизнь может быть так жестока, абсурдна и вместе с тем мудра.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть