Вадим Горяинов: «У страны появился шанс на лучшую экранную жизнь»

05.06.2019

Алексей КОЛЕНСКИЙ, Ставропольский край

Фото: Екатерина КирилловаВторого июня в Железноводске подвел итоги Первый международный кинофестиваль «Герой и время», организованный командой, которая полгода назад возглавила МХАТ имени Горького. Президентом смотра стал Сергей Пускепалис, а его соавторами — ​Эдуард Бояков, Захар Прилепин и Вадим Горяинов.

Десятки тысяч зрителей посмотрели свыше двадцати игровых и документальных лент, посетили творческие встречи с известными представителями мира кино и вечерние концерты популярных исполнителей.

Гран-при удостоилась историческая драма «Свидетельство» Амихая Гринберга, Спецприз вручили криминальной комедии «Касала» Эммы Эдозио. Лучший сценарий достался авантюрной комедии «Тель-Авив в огне» Самеха Зоаби. Лучший образ родился в притче «Апостасия» Алексея Мурадова.

Наиболее выдающуюся роль исполнила японка Кубо Харука, сыгравшая профессиональную плакальщицу в «Эрико-притворщице» Акио Фуджимуры. Режиссерская работа — ​экзистенциальная драма «Сердце мира» Натальи Мещаниновой. Приз зрительских симпатий получила индийская футбольная мелодрама «Судани из Нигерии» Закарии Дрейде. В неигровой программе Гран-при вручили фильму-портрету молодого биолога «Жизнь с бактериями» Станислава Ставинова. Спецприз взяла «Непобедимая» Александра Зиненко — ​история прикованной к инвалидной коляске мировой чемпионки по арм-рестлингу. Лучшую операторскую работу продемонстрировала альпинистская быль «Белый лабиринт» Матхиаса Майра. Режиссерский триумф отпраздновала швейцарская семейная сага «Путешествие — ​история любви». Приз зрительских симпатий увез французский фильм-портрет выдающегося геофизика Сергея Зимова — ​«Сибирь: в поисках затерянного времени» Барбары Лор.

Накануне вручения наград лауреатам конкурсной программы «Культура» пообщалась с продюсером Вадимом Горяиновым.

Фото: Валерий Левитин/РИА Новости


культура: Как возникла идея фестиваля?
Горяинов: Год назад в ходе обсуждения проектов «Русского художественного союза» родилась мысль о создании международного смотра, продвигающего традиционные ценности. Стали искать площадку и внезапно узнали, что наш друг и соратник Сергей Пускепалис несколько лет бьется над воплощением подобной идеи в родном Железноводске. Объединившись, мы сумели договориться с властями и сформировать программы. Я пригласил друзей-кинематографистов, нашел спонсоров и оценил картины, предложенные отборщицей Аленой Сычевой.

культура: Что нового узнали про современных героев и настоящее время?
Горяинов: Человека моих лет трудно удивить, просто я впервые попытался сформулировать для себя, что такое Герой. В античную эпоху — ​полубог, трагическая фигура. А сейчас? Наверное, человек, сделавший настолько смелый и честный поступок, что его будут помнить вечно. Например, бесстрашные воины — ​лейтенант полиции Магомед Нурбагандов и летчик Роман Филиппов, защитники Донбасса и Луганска, отдавшие за нас свои жизни…

«Свидетельство»Первоначально хотели назвать фестиваль «Герой нашего времени». Оказалось, такой форум уже имеется, но мы не расстроились, ведь концепция нашего смотра шире заголовка. Надеюсь, Железноводск еще увидит картины, где нет ничего героического, зато есть большая семья, хранящая мир и любовь. Но прежде оценим «Доктора Лизу» Оксаны Карас и «Пальмиру» Рустама Мосафира.

культура: Профессия продюсера, кстати, тоже несет в себе некоторую долю риска…
Горяинов: По сравнению со многими другими героями, разве что в том смысле, который имел в виду бургомистр из картины «Тот самый Мюнхгаузен»: «Каждый день к девяти утра я должен идти в магистрат. Не скажу, что это подвиг, но что-то героическое в этом есть…»

культура: В какой момент почувствовали себя профессионалом?
Горяинов: Увы, этот миг пока не настал. Еще многому надо учиться, я по-прежнему часто работаю с партнерами. Никогда не ощущал, что быть продюсером — ​круто. Суть ведь не в статусе, сейчас любая собака — ​продюсер, куда ни ткни… На самом деле это тяжелая, опасная, кропотливая и ответственная работа, требующая умения договариваться с огромным количеством людей. Она приносит удовольствие, лишь когда что-то получается. Но это краткий миг — ​хорошо сделал, хорошо продал… Хотя в любом случае профессия позволяет продвигать близкие мне ценности и честно смотреть в глаза детям.

культура: Вы контролируете весь съемочный процесс или доверяете режиссерам?
Горяинов: До начала съемок нахожусь в диалоге с автором, на площадку стараюсь не приезжать. Отсматриваю материал и, если вижу, как что-то пошло не так, пытаюсь найти компромисс. Режиссеры — ​ушлые ребята, порой говорят то, что ты хочешь услышать, но делают по-своему. Однажды сменил постановщика за две недели до старта. Вспоминать об этом крайне неприятно. К счастью, мы остались друзьями.

культура: Приходилось терять веру в проект?
Горяинов: Никогда. Даже если задним умом понимаю: кино получается плохеньким, ни за что в этом себе не сознаюсь, ибо тогда не сумею его продать. Все мои фильмы согреты верой в них.

культура: Насколько велик процент неудач в Вашем деле?
Горяинов: Как считать? После «Географ глобус пропил», «Стиляг» и «Кислорода» можно было гулять по буфету и курить бамбук. Но я постоянно переживаю состояние неудовлетворенности.

культура: Как родился «Географ»?
«Географ глобус пропил»Горяинов: С ним смешно получилось. Фильм собирался снять Валерий Тодоровский — ​собрал группу, выбрал натуру, но его настигла «Оттепель», отказаться от нее он не мог. Тогда мы позвали Александра Велединского, который шесть лет ничего не снимал. Саша прочитал книжку и отмахнулся: «Здесь нет кино, максимум — ​сериал». Часа три рассказывали ему, каким видим фильм. Узнав, что автор романа пермяк Алексей Иванов — ​его земляк, нижегородский уроженец, Велединский взял сценарий в работу, многое переписал и снял гениальную ленту. Мы этого не ожидали. В те годы балабановские фильмы собирали около полумиллиона долларов. Большего я не ждал и не особенно вкладывался в рекламу. Хотел отрезать 15 минут, а Велединский запретил: «Вы ничего в кино не понимаете, «Географ» заработает четыре с половиной миллиона». Так и случилось. Почему? Нам удалось попасть в архетип, в нашем герое узнали себя 90 процентов русских интеллигентов.

культура: Классических лишних людей?
Горяинов: Обыкновенных современников, отягощенных богатым внутренним миром, а также семейными и карьерными проблемами.

культура: Зрителям полюбился Зилов со знаком плюс?
Горяинов: Да, многие отмечали, что «Географ» напоминает также «Полеты во сне и наяву». Но наш фильм не взяли ни на один зарубежный фестиваль — ​как и «Кислород», не отвечающий специфическим представлениям о толерантности.

культура: Что не сложилось с «Поддубным» Глеба Орлова?
Горяинов: Мы совершили большую ошибку, сделав двойной финал. Картина должна была завершиться победой над французским соперником, остальное было лишним. Тем не менее фильм собрал семь миллионов долларов и получил высокий телерейтинг.

культура: При каких обстоятельствах Вашу фамилию позаимствовал известный литературный персонаж?
Горяинов: Еще до «Географа» я решил снять фильм о Соловках. Пригласил Велединского — ​оказалось, он давно мечтал посетить острова, где его отец обучался в Школе юнг. Саша забрал с собой Прилепина. Мы сразу договорились: он напишет книжку, а Велединский — ​сценарий по ней. Во время командировки я пожаловался, что мою фамилию не выговаривают — ​обзывают то Горюновым, то Горенковым… Прилепин запомнил и использовал этот факт в своей книге. Но в Артеме ничего от меня нет.

культура: А что Вам в нем близко?
Горяинов: Стойкость. Поначалу он уклоняется от конфликтов, пытается просто выжить, а потом, пройдя огонь и воду, без пяти минут приспособленец становится бесстрашным и сильным человеком.

культура: Не досадно, что проект запустил другой продюсер?
Горяинов: Абсолютно нет, у меня масса работы. С «Обителью» не сложилось по чисто техническим причинам.

«Кислород»культура: Есть проекты, от которых Вы отказываетесь по идеологическим мотивам?
Горяинов: Скорее, по моральным соображениям. Как-то мой друг, успешный бизнесмен, предложил почитать отличный сценарий. Я согласился помочь в производстве, но отказался от денег и просил не упоминать имя в титрах. По одной причине — ​там все герои погибают. В контексте это выглядит правдоподобно, а с точки зрения здравого смысла — ​абсурдно. Но иначе фильм не мог бы рассчитывать на западную фестивальную историю. Я не хочу снимать негативное кино, и пока удается. Сравните, например, «Географа» и «Левиафана»: провинция, герои бухают, героини Лядовой бросают пьющих мужей. Но один фильм становится европейским арт-хаусным кумиром, а второй — ​народным хитом…

культура: Вернемся к «Герою и времени». Как будет развиваться фестиваль?
Горяинов: А вот время и покажет. Железноводск уже стал нашей круглогодичной резиденцией — ​здесь периодически проводим семинары с молодыми кинематографистами.

культура: Что Вам близко в современном российском кино?
Горяинов: Динамика развития отрасли. В кино пришло достаточное количество денег, и у страны появился шанс на долгую экранную жизнь. Как следствие — ​растет число талантливых дебютов, эмоций и смыслов.

культура: А современное западное кино является идеологическим оружием?
Горяинов: Как и любой цивилизационный проект. Главной силой, победившей СССР, стал изоляционизм. Власти тогда допустили ошибку — ​если бы страна жила более открыто, мы имели бы прививку от чуждых ценностей, которые фактически воспринимались нами без малейшего рассуждения. Но, увы, на инородной базе мы стали воздвигать государство. Очевидно, что пора прислушаться к истокам русской цивилизации. Речь не только об искусстве, оно — ​лишь надстройка над культурой поведения и общения, способами и системами управления, семейными отношениями и орудиями труда. Пока человек не примет прошлое своего народа как личное наследие — ​и хорошее, и плохое, — ​он не вырастет над собой.


Фото на анонсе: Антон Подгайко/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть