Шпана в благородном доме

30.05.2014

Дарья ЕФРЕМОВА

Недавно британский модельер Джон Гальяно стал креативным директором компании «Л’Этуаль». Журналисты и звезды, присутствовавшие на официальной церемонии в подмосковной «Барвиха Luxury Village», ждали от кутюрье откровений. Уволенный из модного дома Christian Dior за пьяный скандал, Гальяно несколько лет находился в свободном полете. 

Он ищет вдохновения в ночных клубах Лондона, сомнительных берлинских кабаре, на заброшенных фабриках и автостоянках. Именно в такие «декорации» Гальяно помещал моделей на своих первых показах. Об экстравагантности и некоторой театральности свидетельствовали даже названия его линеек: «Абсурдные игры», «Падшие ангелы», «Забытая невинность», «История украинской невесты, сбежавшей с цыганским табором и бродячим цирком». Дизайнера заметили сразу — показанная на Лондонской неделе pret-a-porte в 1985-м коллекция «Афганистан отвергает западные идеалы» снискала аплодисменты, но вещи не очень-то раскупались. 

Кризис модной индустрии заставил Гальяно перебраться в Париж. Настоящий успех пришел в марте 94-го. Дефиле проходило в особняке подруги Анны Винтур, редактора американского Vogue. Черные платья, скроенные по косой, жемчужные ожерелья, экстремально высокие каблуки — на фоне поднадоевшего минимализма (а тогда на протяжении нескольких лет подиумы заполняли балахоны из мешковины) это был прорыв. «Мы наблюдали рождение чуда», — вспоминала «американская Шанель» Диана фон Фюрстенберг. Атмосферности добавляли спускавшиеся к полу люстры, сухая листва и любовные письма, кружащиеся по залу. Линда Евангелиста, Наоми Кэмпбелл и Кейт Мосс согласились принять участие в показе без заоблачных гонораров — каждой из них Гальяно подарил по платью. 

Шанс «стряхнуть паутину» с культового модного дома представился три года спустя. Коллекция весна-лето’1997, посвященная 50-летию бренда Christian Dior, называлась «Африканки». Этнический шик в сочетании с мотивами ар-нуво, фантазийные прически и сценический «первобытный» грим — кому-то из экспертов все это показалось чрезмерным, но только не скучным или буржуазным. Зимнюю коллекцию Гальяно решил в духе сюрреализма, вдохновляясь рисунками Кокто и Дали. «Он превратил солидную матрону в манящую сирену», — восторгались редакторы модных журналов. «Шпана в благородном доме!» — негодовали консерваторы. «Эти молодые люди с их дикими идеями, они просто хотят, чтобы об их сумасшедших коллекциях заговорили», — возмущался Юбер Живанши. 

Гальяно делился секретами успеха: «Женщина Диора — истинная парижанка, но ее образ со временем начал тускнеть. Мне захотелось возродить его, представить, что создал бы Диор, будь он жив сегодня». Не без ехидства добавляя, что прежние, стоящие колом жакеты он заменил на более легкие, отлично скроенные, созданные для современной динамичной женщины, «которой ничего не стоит слетать в Нью-Йорк пообедать».

Скандал в парижском баре La Perla в марте 2011 года чуть было не перечеркнул карьеру кутюрье: его антисемитские высказывания в адрес супружеской пары получили широкую огласку. Гальяно сняли с поста креативного директора дома «Кристиан Диор». Затем последовал суд, штраф в шесть тысяч евро, лечение в одной из клиник Аризоны. Многие, впрочем, верили — гениальный модельер еще заставит вспомнить о себе. Что ж, узнаваемый пиратский образ появился в свете софитов концертного зала «Барвиха Luxury Village». В качестве креативного директора российской косметической сети Гальяно займется разработкой коллекций макияжа и аксессуаров для нового бренда «Selection».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть