От папы римского до Леди Гаги

29.12.2012

Феликс ГРОЗДАНОВ

Дерзость, китч, эпатаж — составляющие творчества модельера и художника Жан-Шарля де КАСТЕЛЬБАЖАКА. Ровно тридцать лет назад он объединил искусство портного и живопись, выпустив первую коллекцию платьев-картин. С кутюрье встретился наш корреспондент.

Жан-Шарль де КАСТЕЛЬБАЖАК

Кастельбажак приехал в Россию, чтобы представить выставку собственной графики «Сумерки невинности». В Москве можно было увидеть только половину серии, состоящей из ста работ. За продолжением пришлось ехать в Санкт-Петербург.

культура: Мы знаем Вас как модельера, но почему вдруг выставка графики?

Кастельбажак: Хотел познакомить с истоками моего творчества, рассказать, почему стал таким, каким стал. Я ассоциирую себя с тенью и свои страхи выражаю картинами. Вылетающие изо рта черные птицы, люди с оружием, куклы-зомби... В этих работах я обращаюсь к воспоминаниям детства, в которых маленький мальчик остается один на один с темнотой, с ночными страхами, когда некому прийти ему на помощь.

культура: Этот маленький мальчик вырос и стал одевать самого папу римского. Пятнадцать лет назад Вам выпала честь сшить рясу для Иоанна Павла II. Как это произошло?

Кастельбажак: Близкий к Папе кардинал Жан-Мари Люстиже обратился ко мне с просьбой придумать облачение для пяти тысяч священников Ватиканского двора и Его Святейшества, в котором понтифик должен был появиться на праздновании Всемирного дня молодежи. Я предложил одеть папу в радужную рясу, поскольку радуга явилась Ною как Божье знамение. Меня упрекали, что радуга — символ гомосексуалистов, но разве кто-то владеет правами на изображения солнца, луны, радуги?

культура: В 2003-м именно в Ваших платьях в сериале «Секс в большом городе» снималась Сара Джессика Паркер. А сегодня Вы одеваете Леди Гагу.

Кастельбажак: На самом деле я начал одевать Гагу еще в ту пору, когда она не гремела по всему миру. И первое, что сшил для нее, — пальто из лягушек. Журналисты писали, что это самое уродливое и страшное творение в истории моды. Как я был горд! Вообще, мне нравится творить из материалов, которые кажутся, на первый взгляд, странными. Например, платье из штор для душа, пальто из плюшевых мишек и подвенечное платье из камуфляжа. Впрочем, это шилось в 80-е, когда каждый одевался экстравагантно, и на улицах можно было увидеть десятки таких как Леди Гага.


культура: А еще среди Ваших экспериментов — пончо для двоих... Когда начали шить?

Кастельбажак: На мое мировоззрение повлиял тот факт, что я двенадцать лет прожил в закрытом монастырском пансионе. Там начал рисовать. А когда вышел, то стал работать в ателье у своей матери и в 1969 году создал свою коллекцию.

культура: Пройдет всего год, и Вы выпустите джинсы под названием Jesus, появитесь на обложке Elle... А сегодня что происходит в модной индустрии?

Кастельбажак: В ней, как и в других сферах, бал правят деньги. Кутюрье могут позволить себе любые ткани, моделей, невероятные шоу. Во времена моей молодости отсутствие денег стимулировало работу воображения, надо было создавать шедевры с минимальными затратами. Сегодня же мыслей у дизайнеров стало меньше. А мне всегда нравились вещи странные, неожиданные, порой абсурдные.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть