Может, чайку?

28.01.2015

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

31 января в Музее Востока открывается выставка «Чай, вино, поэзия», рассказывающая о культуре пития в Китае, Японии, Средней Азии и на Кавказе.

Фото: orientmuseum.ruВосток — дело тонкое. А пьющий Восток — тончайшее. О том, как «культурно выпивали» жители Азии, можно узнать, поднявшись на второй этаж музея на Никитском бульваре. Оказывается, «чайный» Китай изначально был винным. К хмельному напитку жители Поднебесной пристрастились уже во втором тысячелетии до нашей эры. Пили его тогда подогретым. Да и делали не из винограда, а из злаков — в Китае и сегодня популярно вино на основе зерновых. А в древности напиток Диониса даже настаивали на лепестках хризантем.

Вино, изначально применявшееся в обрядовых целях, постепенно расставалось с мифологическим прошлым. В III–IV веках нашей эры оно стало неотъемлемой частью жизни китайских интеллектуалов. Без него не мыслили себя и поэты, беспрестанно восхваляющие живительную влагу. «Среди цветов поставил я кувшин в тиши ночной, / И одиноко пью вино, и друга нет со мной. / Но в собутыльники луну позвал я в поздний час, / И тень свою я пригласил, и трое стало нас», — писал Ли Бо. Кстати, по легенде, великий поэт утонул в реке: пьяный, он вывалился из лодки, пытаясь поймать отражение луны в воде...

В эпоху раннего Средневековья винное господство ослабело — наступила эра невинного чая. Сначала его пили в качестве лекарства — считалось, он активизирует умственную деятельность, отгоняет лень и даже просветляет взор. Употребляли лечебное растение следующим образом: листья обдавали паром, толкли, а потом кипятили с солью, рисом, молоком и луком...

С особым почтением к чаю относились буддийские монахи — тонизирующий напиток отгонял сонливость во время медитаций. Как всегда, не остались в стороне и поэты. Они обратили помутневшие от вина взоры к листьям чайного куста и сразу просветлели. В результате возник особый жанр — «ча ши», или «стихи о чае». Постепенно чаепитие превратилось в излюбленное времяпрепровождение императорского двора и знати. Нередки были состязания по определению сортов чая и заварившего их мастера. Заваривали тогда по-новому: листья растирали в порошок, настаивали, затем взбивали бамбуковым венчиком до образования пены. Привычный нам способ приготовления стали практиковать в период династии Мин (1368–1644).

Фото: orientmuseum.ruЯпонцы развили китайское изобретение — самурайский дух перенес акцент с внешней составляющей на внутреннюю. Чаепитие начали приравнивать к духовной практике — сродни медитации. «Вкус дзэна и чая един», — верили буддийские монахи. И не только они. Чайную церемонию — тяною — стали проводить в комнатке, по площади равной келье, дорогие китайские принадлежности заменили простой и грубоватой утварью. Каждую деталь церемонии продумывали до мелочей — путь, ведущий к просветлению, должен быть четким и ясным. 

Классический вид тяною получило в XVI веке благодаря стараниям Сэн Рикю. Приверженец простоты и безыскусности, он работал чайным мастером у правителя Японии Тоётоми Хидэёси. Не обремененный утонченным вкусом военачальник приказал соорудить чайную комнату, которая демонстрировала бы могущество хозяина: стены велел покрыть сусальным золотом, утварь изготовить из того же благородного металла. Эти и другие разногласия с правителем привели к харакири, которое чайный мастер совершил у себя дома. После него остались слова: «Суть тяною в том, чтобы вскипятить воду, заварить чай и выпить его».

Фото: orientmuseum.ruСреднеазиатская страница чайной истории куда менее драматична. Чай сюда проник благодаря караванному пути, по которому его отправляли из Китая в Россию. А уже в XIX веке завоевал народную любовь. Пили чай с солью, частенько добавляя жир. Посудой для него служила не местная глазурованная керамика, а кузнецовский фарфор. Да и самовары чаще всего использовались тульские...

Зато обычаи чаепития сформировались свои, ни на что не похожие. К примеру, высшим неуважением к гостю считается наполнить его пиалу до краев — по этикету, чая в чаше должно быть не больше половины. Брать сосуд можно только правой рукой. И ни в коем случае нельзя дуть на живительный напиток — если он горячий, нужно раскачивать пиалу из стороны в сторону. «Умение колыхать грациозно чай считается признаком хорошего воспитания», — рассказывал русский путеводитель по Туркестану начала прошлого века.

Кавказ хоть и приобщился к чаю, но на выставке представлен в своей винной ипостаси. Северокавказские археологические находки — ритоны и прочие сосуды для вина — свидетельствуют о теплых чувствах древнего населения к хмельному напитку. За современное виноделие отвечает Грузия — посредством «поющих» кувшинов и «Кутежа» Пиросмани.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть