Проза жизни

29.08.2014

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Ромуальдас ПожерскисВ центре фотографии имени братьев Люмьер — черно-белые репортажные снимки Ромуальдаса Пожерскиса. Проект «Большая форма» не случайно имеет подзаголовок «Документальная проза». Кадры литовского мастера — не героизация действительности и не лиричные зарисовки, характерные для фото 1960–70-х, а хладнокровное препарирование повседневности.

В целом Пожерскис сторонится глобальных проблем. В центре его внимания — сценки из жизни советской Прибалтики. Играют дети на обшарпанных улицах Клайпеды и Каунаса (серия «Старые города Литвы»); читают газету, скрючившись в постелях, старики (серия «Последний приют»); с тоской глядят в объектив малыши в гипсовых корсетах (серия «Детские больницы»)... Немало, впрочем, и позитивных снимков. Например, серия «Победы и поражения», в которой третьекурсник Пожерскис запечатлел участников мотокросса, а точнее, гамму эмоций, дав обобщенный образ борьбы — своеобразную метафору жизни. Еще одна серия, претендующая на выход за рамки сиюминутности, — «Сады памяти», снятая на кладбище. Все внимание уделено маленькому человеку: его безутешному горю или, наоборот, погружению в повседневные дела (на одном из снимков крестьяне распахивают поле прямо за кладбищенской оградой).

Некоторой сюрреалистичностью кадры Пожерскиса напоминают фото «магнумца» Эллиотта Эрвитта. Те же странные позы и ракурсы, необъяснимые поступки: зачем, например, женщине, присевшей на улице, надевать на голову коробку? Правда, у Эрвитта все это приправлено юмором, а Пожерскис по-северному суров.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть