Дикие кадры

25.05.2018

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

В Мультимедиа Арт Музее в рамках «Фотобиеннале 2018» открылась выставка знаменитого фотографа Дэвида ЯРРОУ. «Встречи с дикой природой» — это магнетические черно-белые снимки: львы, слоны, тигры, бегемоты, медведи, запечатленные с близкого расстояния. Британец «охотится» за животными не из праздного интереса: он активный защитник дикой природы. А еще мастер входит в топ самых дорогих фотографов — наряду с Хельмутом Ньютоном и Ричардом Аведоном. Только что на аукционе в Лондоне его работа «78-й градус северной широты» ушла за 81 250 фунтов.

культура: Вы рискуете ради фотографий дикой природы?
Дэвид ЯрроуЯрроу: Вовсе нет. У меня двое детей — четырнадцатилетний сын и семнадцатилетняя дочь. Стараюсь избегать опасных ситуаций. Имею дело лишь с «квалифицированным» риском: съемкам предшествует тщательная подготовка. Изучаю поведение животных, нанимаю местных жителей, хорошо знающих повадки зверей. Скажем, на прошлой неделе в Индии видел тигра, убившего четырех человек. Просто так к подобному хищнику не подойти, но если он отдыхает в воде, можно попробовать — при условии, что за спиной для подстраховки дежурит машина. Звери не любят авто: если стоять рядом с джипом, подумают, что вы — его часть. Главное, чтобы рядом была надежная команда.

культура: Вспомните самую опасную ситуацию.
Ярроу: Однажды меня окружили медведи. Я лежал на траве и старался не двигаться, не привлекать внимания.

культура: Слышала, Вы по-особому приманиваете животных. Например, с помощью запахов.
Ярроу: Верно. Берем, например, дезодорант, чтобы камера пахла человеком. Или лосьон после бритья. Слонам очень нравится ванильный аромат. Хорошо, что не парфюм марки «Том Форд», — это значительно увеличило бы расходы на съемку (смеется). На самом деле, такие вещи составляют лишь десять процентов нашей работы. К тому же уловки действуют лишь на некоторых животных.

культура: Используете при съемке особую технику?
Ярроу: Камеру с дистанционным управлением, чтобы делать фото, находясь, например, в ста метрах. Однако не меняю ни положение аппарата, ни фокус. Только нажимаю на кнопку.

культура: Насколько близко приходилось снимать животных?
Ярроу: Однажды, фотографируя слона, установил камеру в метре от него. Получился кадр, где он смотрит сверху вниз. Сам лично подхожу на разное расстояние. Все зависит от конкретных зверей. Хотя в экспозиции есть снимок гориллы, сделанный в тот момент, когда она меня ударила. Находился примерно в полутора метрах — как оказалось, слишком близко.

культура: Российским зрителям Вы показываете еще одно любопытное фото: волк, гуляющий по переполненному бару. Это дикий зверь?
Ярроу: Нет, ручной. Кадр стал очень популярным. Как я это сделал? Просто принес хищника в заведение и попросил всех вести себя так, будто ничего не происходит.

культура: Почему отдаете предпочтение черно-белым работам?
Ярроу: Они словно находятся вне времени. Кто-то однажды сказал: «Если фотографируешь в цвете, видишь одежду, а если в монохроме — душу». Мне нравится лаконичность. К тому же подобные снимки хорошо вписываются в любой интерьер.

культура: Как обрабатываете кадры?
Ярроу: Этим занимается моя команда в Лос-Анджелесе. Речь не о том, чтобы изменить фото до неузнаваемости, хотя ситуации бывают разные. Представьте: снял группу из двадцати слонов — получилось красиво, эффектно. Но прямо на переднем плане видно кучу навоза. Считаю, такими деталями можно пожертвовать, я все-таки не репортер, а художник.

культура: Прежде чем окончательно уйти в фотографию, Вы сделали карьеру в финансовой сфере. Трудно было все бросить?
Ярроу: Ничуть. Я просто зарабатывал деньги. Так бывает, мечтаешь об одном, но временно занимаешься чем-то другим, приносящим доход. Мне нужно было обеспечить жену и детей. Вообще работать на финансовых рынках тяжело, очень большая конкуренция. Уходить лучше на волне успеха. Я окончательно решился, когда сделал одну фотографию — понял, что если не сейчас, то никогда. Снимок назывался «Человечество».

культура: Вы первый раз в России? Планируете что-нибудь запечатлеть?
Ярроу: Уже бывал в вашей стране. Приходилось снимать российско-китайскую границу. Мечтаю в будущем поехать с камерой на остров Врангеля, а также сфотографировать медведей на Камчатке. Кстати, сделать портрет вашего президента мне бы тоже хотелось. Что бы ни говорили, он — знаковая фигура, один из самых влиятельных людей в мире.

культура: В чем особенность работы с первыми лицами?
Ярроу: С людьми можно договориться — попросить принять нужную позу, посмотреть вправо или влево. С дикими животными, увы, подобный фокус не пройдет. Правда, если портрет политического лидера не получился, виноват исключительно фотограф. А когда не удались кадры с тиграми, всегда есть соблазн оправдаться: мол, это природа, она спонтанна, что поделаешь.

культура: Предисловие для альбома «Встречи с дикой природой», вышедшего два года назад, написал принц Уильям. Как это получилось?
Ярроу: Он человек с добрым сердцем и активный защитник природы. Не могу назвать себя его другом, но мы знакомы. Отношусь к нему с большим уважением. Его высочество — важная фигура в королевской семье. Это было очень мило с его стороны — написать предисловие. Роялти за книгу отдал в фонд, занимающийся защитой животных в Африке.

культура: Вы начинали карьеру со спортивных кадров, большую популярность получил портрет Диего Марадоны, сделанный на чемпионате мира в 1986 году. Почему в итоге увлеклись дикой природой?
Ярроу: Скоро в вашей стране стартует мундиаль. Представьте: вы фотограф, снимаете игру России с Саудовской Аравией. Рядом работают 250 коллег. Как получить уникальный кадр? Почти невозможная задача. В большинстве мест, где теперь бываю, я единственный человек с камерой.  — это репортаж, остановленное мгновение. Мне же хочется создать нечто более эмоциональное, трогательное. Пытаюсь сделать так, чтобы вы посмотрели в глаза дикому зверю и испытали особые чувства.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть