В эту ночь решили самураи...

29.11.2013

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

В арт-центре «Ветошный» проходит выставка «Самураи. 47 ронинов». История о доблести и мести — лишь повод рассказать о японской душе. Не менее загадочной, чем русская.

Легенда о 47 воинах, отомстивших за смерть своего сюзерена, — пожалуй, лучшая иллюстрация японской картины мира. Начало XVIII века. Город Эдо — современный Токио, а тогда резиденция сёгуната Токугава. Князя Асано Наганори приговаривают к смертной казни — аристократ напал на чиновника Киру Ёсинаку в ответ на оскорбления. Тот отделался лишь легким ранением да сильным испугом, но князю все равно вынесли смертный приговор — напал-то он во дворце сёгуна, где обнажать меч запрещалось. Так как был нарушен лишь закон, но не бусидо — самурайский кодекс чести, Наганори разрешили сделать сэппуку — харакири по-нашему. Тот, как и подобает в таких случаях, написал предсмертное стихотворение и вспорол себе живот. После чего ему отрубили голову — так поступали, чтобы положить конец страшным мукам. В случае добровольного сэппуку палачом выступал лучший друг самоубийцы — настоящий товарищ должен уметь и головы рубить. Желательно не наотмашь, а так, чтобы она аккуратно повисла на лоскуте кожи... Иначе позор!

Клан провинившегося князя расформировали, а 300 вассалов стали ронинами, самураями без господина — незавидная судьба для японского воина. Отныне на клане Асано лежало клеймо позора, смыть его могла только кровь обидчика. Тогда 47 «осиротевших» подданных поклялись отомстить.

Год они пьянствовали и развратничали, дабы усыпить бдительность чиновника Киры Ёсинаки — тот предвидел месть. Когда же понял, что самураи деградировали окончательно, и потерял бдительность, ронины напали на дом Киры. Перебили охрану и после долгих поисков нашли чиновника — тот прятался в чулане и, как подлый трус, не желал выходить. Его выволокли и предложили совершить сэппуку. Но трус и есть трус, он и тут отказался — чиновники, в отличие от самураев, не готовили себя к смерти. Тогда мерзавцу отрубили голову и отнесли ее на могилу хозяина. Отныне он был отмщен и его подданные могли спокойно... сдаться правительству. Их приговорили к смертной казни, но разрешили — как и господину — умереть смертью храбрых. Похоронили ронинов рядом с князем Асано Наганори в храме Сэнгакудзи. Могилы эти стали объектом поклонения, а 47 воинов превратились в национальных героев — людей, отдавших жизнь за своего сюзерена. А что может быть лучше для самурая?

На выставке в «Ветошном» — доспехи, принадлежащие Асано — правда, не самому князю, а его клану. Шлем, который носил дед чиновника Киры Ёсинаки, — удивительно напоминающий облачение Дарта Вейдера — Черного властелина из «Звездных войн». Здесь и доспехи первого объединителя Японии — Оды Нобунаги. Если маски воинов обычно делались в виде демонов или даже европейцев — ну, чем не черти, — то личина Оды изображала просто его лицо. «Черного демона» и так боялись больше смерти. Особое удовольствие для эстетов — самурайские мечи, копья, цубы (японские гарды). Антипод им — представленное тут же оружие ниндзя (наемных убийц). Например, кусари-кама — обычный серп, но с цепью, без всякой гравировки и прочих изысков. Зато не по-самурайски дешево и сердито.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть