Вся португальская мощь

15.12.2017

Никита КЛИН

Фото: Кирилл Зыков/mskagency.ruМузеи Московского Кремля представляют проект «Владыки океана. Сокровища Португальской империи XVI – XVIII веков», предлагая публике перенестись в эпоху Великих географических открытий и ощутить всю силу некогда великой державы. 

Из года в год в кремлевские палаты приезжают раритеты из знаменитых музеев и частных собраний, знакомящие зрителей с сокровищницами монарших дворов Европы и Азии. В нынешней серии выставок португальская оказалась едва ли не самой экзотической. В ней смело переплетены Запад и Восток, работы мастеров Старого Света и отдаленных колоний. «Мы обратились к Португалии как огромной империи, оказавшей серьезное воздействие на самые отдаленные уголки земного шара, — говорит гендиректор Музеев Московского Кремля Елена Гагарина. — Впервые мы показываем на примере уникальных предметов, как повлияло на искусство, культуру и науку стран Старого Света появление португальцев в Африке, Индии и Южной Америке».

Под стать амбициозной задаче и набор экспонатов, привезенных не только из Португалии, но и с севера Европы. В проекте участвуют гранды: Британский музей, Музей Виктории и Альберта, Государственный Эрмитаж, ГМИИ им. А.С. Пушкина. Из ста сорока шедевров, рассказывающих о великолепии португальского двора в период глобальной экспансии империи, выделим несколько наиболее важных.

Сияние золота, алмазов и перламутра может затмить рукописный документ на пергаменте, украшенный лишь буквицами и автографами — Тордесильясский договор 1494 года. Его называют первым в истории соглашением о разделе мира. Испанцы и португальцы жестоко соперничали на океанских просторах. Примирить противников призван был договор,  разграничивавший сферы влияния между двумя странами. Согласно ему все земли, открытые примерно на тысячу морских миль к западу от островов Зеленого Мыса в Атлантическом океане, должны принадлежать Испании, а к востоку и юго-востоку — Португалии. Правда, сам «папский меридиан» позволил португальцам на законных основаниях завладеть гигантской Бразилией.

Фото: Кирилл Зыков/mskagency.ruИменно оттуда, а также из Индии привезены россыпи алмазов и иных самоцветов, представленных на выставке. Ажурная корсажная брошь конца XVII века, усыпанная бриллиантами и предназначенная для подношения Деве Марии, превосходит изяществом строгие украшения более ранней эпохи. Впрочем, на выставку стоит идти не только ради драгоценностей. Ученость прославила Португалию не меньше зримых сокровищ. Знание географии и астрономии, мастерство навигации позволили государству продвинуться далеко на Восток, к берегам Индии, Китая и Японии, равно как воцариться на просторах трех океанов. Национальный дворец королей в Синтре хранит небесный глобус работы мастера из Аугсбурга Кристофера Шисслера. Ценнейший научный прибор XVI века из золоченой меди с тонкой гравировкой — поразительный артефакт. В основе изображенных на нем фигур серия рисунков Дюрера «Образы неба».

В том же Аугсбурге около 1560 года создан еще один шедевр — золоченый парадный доспех короля Испании Филиппа II. Могущественнейший правитель унаследовал от императора Карла V Габсбурга обширные владения в Испании, Нидерландах, Италии и в Новом Свете. Роскошные латы — хрестоматия мифологических сюжетов, символов и аллегорий, передающих идею величия испанского монарха. В 1580 году, когда в Португалии пресеклась правящая династия, Филипп II взошел на престол Лиссабона. А к убранству доспеха добавили эмблемы португальского королевского дома. Парадное снаряжение стало воплощением Пиренейской унии (союза Испании и Португалии), а также безграничной власти короля, отныне владевшего заморскими территориями как в Восточном, так и в Западном полушарии, а также самым мощным в мире флотом. Правда, в 1640 году восстание в Лиссабоне положило конец унии и вернуло трон королю-португальцу из новой династии Браганса.

Фото: Кирилл Зыков/mskagency.ruВсюду признаки морской мощи Португалии: от астролябии 1605 года к серебряному галеону; от портрета адмирала Васко да Гама и его меча — к изображению носорога с гравюры Дюрера. Носорога передали в дар от индийского раджи королю Мануэлу I в 1515 году. Диковину выставили на всеобщее обозрение в Лиссабоне, а позже послали в Рим в подарок папе Льву Х. Увы, по пути корабль затонул вместе с живым грузом. Но один из купцов, видевших это диво, подробно описал его в письме в Нюрнберг, а зарисовка помогла Альбрехту Дюреру создать первое в Старом Свете изображение животного, пусть и не без фантастических дополнений.

Востоку же предстояло усваивать транслируемые миссионерами христианские образы либо создавать поделки по заказу Запада. Иной раз получались истинные шедевры, соединяющие традиционные ремесла и экзотические материалы вроде слоновой кости или кораллов: подобные дары полуденных стран считались в Старом Свете магическими, ценились как обереги. В западных кунсткамерах они занимали почетные места, нравились и российским государям. Невольно испытываешь гордость, видя на выставке экспонаты Эрмитажа, вроде кубка из скорлупы кокосового ореха с серебряной филигранью, изготовленного на Гоа в начале XVII века, а в Россию привезенного, скорее всего, Петром I.

В 1644 году ко двору царя Михаила Романова королем Дании был прислан в дар необычный кубок с фарфоровой чашей. Украшенная коралловой ветвью, она была призвана дарить владельцу волшебные силы, защищать от зла. Элемент драгоценной оправы, лоза, обозначает плодородие и отсылает к одному из важных христианских символов. Чаша гармонично соединяет в себе Запад и Восток, которые так удивительно сошлись в океанских победах Португалии — и на выставке в Кремле.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть