Изнанка дела

14.04.2017

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Фото: Андрей Любимов/mskagency.ru

В ЦВЗ «Манеж» состоялось традиционное гала-открытие биеннале «Мода и стиль в фотографии 2017». Фестиваль, проходящий в юбилейный десятый раз, представил целую россыпь выставок. Фактически их показ — это авторский кураторский проект Анны Зайцевой. Главные задачи лежат в области идей, а не эстетики: три наиболее важных части экспозиции объединяет попытка «остранения» — стремление увидеть известное с неожиданной стороны.

Исследуя громадный зал «Манежа», вспоминаешь загадочную фразу из сериала «Твин Пикс» Дэвида Линча: «Совы не то, чем они кажутся». Она о пугающем и непонятном, которое скрывается за привычной оболочкой. Намек на необычный мир режиссера присутствует в центральном проекте — «Вымышленной Калифорнии» Кортни Рой. У фотографа из Канады, ныне живущей в Париже, свой взгляд на штат, прочно ассоциирующийся с фабрикой грез. И пусть здесь почти нет прямых цитат из Линча, гораздо важнее настроение, тревога и саспенс, заставляющие вспомнить знаменитый «Малхолланд Драйв». Один из снимков, где Кортни, в блондинистом парике и коротком платье, закрывается от ослепляющих фар, и впрямь выглядит кадром из фильма. На остальных же приходится довольствоваться именно общей атмосферой.

Автор фотографий — она же главная героиня, меняющая прически и наряды, — то обнаруживает себя на хайвее среди песков, где ржавеют брошенные машины, то медитирует перед забытым киноэкраном. Позирует в убогой мотельной обстановке, а в другой раз — скучает в образе киношной Мэрилин, пока возрастной актер в поношенном наряде супермена пытается произвести на нее впечатление. Странный, травматичный опыт переживания целлулоидной иллюзии — вот что такое «калифорникейшн» на канадско-французский манер.

Творческую кухню итальянского кинобизнеса демонстрируют впервые открытые публике архивы, снимки звезд 1950–1970-х годов. В будущем весь массив — более 6500 негативов — оцифруют, а пока зрителям показали лишь небольшую часть. Главные герои — Федерико Феллини с музой и женой Джульеттой Мазиной, а также блистательные Софи Лорен и Марчелло Мастроянни. Первые запечатлены на съемках фильма «Дорога». Самая трогательная сценка — когда суровый режиссер собственной рукой поправляет супруге грим. Игры с мейкапом продолжаются и на кадрах, посвященных «Ночам Кабирии»: здесь актриса предстает в процессе рождения образа — с наполовину «нарисованными» бровями.

Фото: Андрей Любимов/mskagency.ru

На соседних снимках — чувственная Софи Лорен: фигуристая красотка эффектно позирует в каменных руинах во время работы над картиной «Счастье быть женщиной»; не теряя изящества, отдыхает в перерыве между дублями; разминает ноги, уставшие от высоких шпилек. Мастроянни не отстает: неизвестный фотограф зафиксировал «изнанку» создания фильма «Чувствительность» (1952). Элегантный актер обнимает партнершу, лежащую на наспех сколоченном деревянном топчане. Оба — в вечерних туалетах. Съемочная группа при этом изнывает под палящим солнцем: некоторые не только скинули рубашки, но и подвернули брюки.

Третий проект — «Большой. Новое время» Дмитрия Старшинова — открывает закулисье одного из главных театров страны. Неизвестный широкой публике артист кордебалета взялся за фотоаппарат, чтобы запечатлеть текущую историю ГАБТа, забывшего громкие скандалы и наконец сосредоточившегося на творчестве. Надо сказать, это не первый случай обращения танцовщика к съемкам: самый громкий пример — Михаил Барышников. Впрочем, опыт великого «невозвращенца» доказывает, что даже выдающийся артист не всегда становится новым Картье-Брессоном — в любой профессии свои секреты. С другой стороны, тот, кто провел множество часов в балетном классе, обладает неоспоримым преимуществом: хорошо знает спектакли и может «поймать мгновение», показать коллег в выигрышной позе. Причем у него всегда есть доступ к артистам — привилегия, которой многие «настоящие» фотографы добиваются годами, внедряясь в ту или иную среду.

Работы Дмитрия Старшинова демонстрируют освоенный арсенал приемов: здесь и попытки игры со светом и тенью, и неожиданные находки и ракурсы. Но главное — закулисный эксклюзив. Артисты, еще в шерстянках, разогреваются перед спектаклем. Обнимают друг друга, прежде чем выйти на сцену. Сидят усталые на полу в антракте, пока оставшаяся за кадром публика гуляет по фойе и пьет шампанское в буфете. В объектив Старшинова попали и те, кто для зрителей всегда невидим и безымянен: служащая театра Галина Михайловна Прохорова, натирающая шваброй линолеум, или рабочие сцены, перемещающие пыхтящий паровоз во время балета «Светлый ручей». И уже за этот гуманитарный жест хочется сказать автору спасибо.



Фото на анонсе: Андрей Любимов/mskagency.ru

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть