Издалека долго течет река Конго

19.05.2016

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

В ГМИИ имени Пушкина проходит выставка «Река Конго. Искусство Центральной Африки». 190 экспонатов привезены из парижского Музея на набережной Бранли и демонстрируются в Галерее искусства стран Европы и Америки  XIX–XX веков. 

Пространство, конечно, выбрано не случайно: африканское наследие не давало покоя многим художникам, выставленным в этих стенах. К тому же «Река Конго…» не ограничивается лишь этнографией — ​один из разделов проекта посвящен влиянию «негритянской пластики» (как говорили в начале ХХ века) на европейский авангард. Впрочем, кураторы не пошли избитым путем и отказались от канонического сопоставления работ Пикассо с «идолами» Черного континента. До них это уже делали все кому не лень, что изрядно повысило стоимость некоторых артефактов. Например, десять лет назад деревянная маска из Габона была продана на аукционе за 6 миллионов евро — ​она считается прообразом двух персонажей «Авиньонских девиц».

Тем временем организаторы выставки обратили взор к Матиссу: они видят истоки его декупажей в абстрактных орнаментах на тканях одной из народностей Республики Конго. О влиянии конголезских изделий на свою эстетику говорил и сам художник. Кстати, африканский текстиль занимал почетное место в его коллекции.

В остальном экспозиция в ГМИИ носит чисто этнографический характер и показывает ритуальную пластику — ​главную художественную «валюту» Африки. «Дьявольское искусство», как именовали его поначалу европейцы, представлено во всей нечеловеческой красе — ​благо использовалось для общения с потусторонним миром. Для усиления «контакта» некоторые маски покрыты белой краской — ​этот цвет ассоциировался с царством мертвых. Что характерно не только для Африки: белый изначально считался траурным, например, у славян. Древние соотносили его с невидимостью: ведь живым и покойникам не дано узреть друг друга. Так, поднявшаяся из гроба панночка вместе со всей нечистью никак не могла отыскать в церкви Хому Брута, пока не появился Вий — ​дух c нестандартными способностями — ​и произнес хрестоматийное: «Подымите мне веки: не вижу!»

Африканцы «вглядывались» в потусторонний мир с помощью масок — ​глаза и рот ритуальных изделий позволяли «общаться» с невидимыми «собеседниками» и умершими предками. Впрочем, вне контекста обряда маска священной не считалась. Теперь эти десакрализованные предметы путешествуют по миру: прежде чем приехать в Москву, выставка побывала в Сингапуре, Сеуле, Шанхае и Мехико.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть