На чистом Гелии

23.03.2016

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Государственная Третьяковская галерея представляет ретроспективу Гелия Коржева. Художник, ушедший из жизни в 2012-м, принадлежал к последнему поколению советских классиков. После перестройки он редко привлекал к себе внимание. Нынешняя экспозиция, включающая около 150 произведений, должна восполнить этот пробел.

Гелий Коржев

Коржев — живописец, не похожий на других, с притчевой, дидактичной манерой. Его герои — люди сложной судьбы, часто опаленные войной. В 1970-е он обратился к образу Дон Кихота, наделив странствующего рыцаря чертами своего отца — архитектора, фанатично преданного искусству. Затем сделал цикл «Тюрлики» с гротескными уродливыми чудовищами, словно предчувствуя катаклизмы 1990-х. Создавал картины на библейские темы. И все время сохранял почти юношескую бескомпромиссность и веру в идеалы, причудливо сочетавшиеся с пессимизмом. Будто это не наш современник, а древний стоик, не ждущий от жизни ничего хорошего. Нынешняя выставка охватывает все периоды творчества. О ее подготовке «Культура» побеседовала с одним из кураторов, Натальей АЛЕКСАНДРОВОЙ.

культура: В чем особенность произведений Коржева?
Александрова: Он продолжатель традиций XIX века. Цель художников того времени — не только передать натуру, но и задеть сердце человека. Герои Гелия Михайловича — победители. Те, кто пережил встречу со всадниками апокалипсиса: голодом, мором, войной... Например, картина «Влюбленные» (1959): не молодая сияющая пара, а пожилые люди с натруженными руками, сидящие у мотоцикла на берегу моря... Коржеву удалось открыть какой-то важный клапан в искусстве. Правда, современным зрителям трудно воспринять его пафос. Сейчас все боятся серьезности.

культура: В советские годы Гелий Михайлович занимался общественной деятельностью: возглавлял Союз художников РСФСР, руководил творческой мастерской живописи при Академии художеств СССР. В 1990-е он резко оборвал контакты с внешним миром, почти перестал давать интервью и ограничил круг общения несколькими друзьями. Вам приходилось с ним встречаться?
Александрова: Несколько раз. Он производил неизгладимое впечатление: и внешностью, и особой строгостью. Мне кажется, Коржев боялся праздных разговоров. Несмотря на возраст, он интенсивно трудился. Братья Ткачевы, близкие друзья Гелия Михайловича, вспоминали, что он звонил и спрашивал: «Ну, как работается? Тема есть?» Для него главным в картине была идея.

культура: Коржев представляется очень цельным художником: нащупав важные для себя темы еще в конце 1950-х годов, не изменял им всю жизнь. После развала Союза не отказался от ранних картин...
Александрова: На выставке есть работы начала 50-х — там Гелий Михайлович совсем другой, еще не нашедший себя. Например, он писал в необычном импрессионистическом ключе. Коржев действительно формирует свой взгляд лишь к концу 50-х: отдает предпочтение большой картине, с двумя или тремя фигурами. Очень редко изображает землю или небо — лишь центральную часть, некий просцениум, к которому зритель стоит впритык. Ты буквально сталкиваешься с его героями и можешь детально их рассмотреть. Таким образом художник подчеркивает их значимость.

культура: Правда, что Коржева почти нет в наших музеях?
Александрова: Да, в государственных собраниях очень мало работ Гелия Михайловича. Парадоксальная ситуация: у художника, обладавшего множеством регалий, не было персональных выставок. В 90-е ряд картин был продан в США. В итоге их знают по открыткам и репродукциям. А 90 процентов посетителей нашей экспозиции столкнутся с его произведениями впервые.

Г. М. Коржев пишет левую часть триптиха «Опалённые огнем войны»

культура: Почему Коржев не любил, когда его называли представителем «сурового стиля»?
Александрова: Это слишком конкретное определение: оно относится примерно к 50 картинам того времени. Скорее, он считал себя одним из шестидесятников. Его поколение — послевоенные мальчики. Гелия Михайловича вместе с другими учениками Московской средней художественной школы эвакуировали в Башкирию. Там дети пережили голодные 1942–43 годы. Работали в колхозе. Вытачивали гвоздики из дерева, чтобы крепить холсты. Директор школы Николай Карренберг писал в дневниках, что ему снился Коржев, у которого тогда был 45-й размер ноги, в порванных галошах, перевязанных веревками. В таком виде юный художник ходил по снегу на этюды. Преодоление себя, воспитание силы духа сформировало многих выдающихся мастеров. В МСХШ в те годы учился младший из братьев Ткачевых, Алексей Петрович, а также Виктор Иванов, Петр Оссовский...

культура: Некоторые картины Гелия Михайловича, особенно поздние, тяжелы для восприятия. И не всегда понятны. Например, «Наезд»: два человека лежат у колеса машины.
Александрова: Если не смотреть на изображенное как на бытовую ситуацию, то тему можно обозначить так: взлеты и падения. Он постоянно обращался к этой проблеме. С распластанной на земле фигурой у Коржева связано другое знаменитое полотно — «Егорка-летун». Это парадоксальная картина. Мы с коллегами считаем, что мальчик, изображенный там, не погиб: не видно ран или увечий. Гелий Михайлович, вероятно, намекает на Георгия Победоносца. А некоторые видят здесь аллюзию на Серафима Саровского: в детстве он упал с колокольни храма, но остался жив. Его спасение оказалось актом Божественного милосердия. Так что творчество Коржева — куда более сложный конгломерат, чем, возможно, предполагал он сам.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть