Два парижских озорных гуляки

01.10.2015

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

В ГМИИ им. А.С. Пушкина — представители Парижской школы. Выставка «Шальные годы» Монпарнаса» посвящена двум мастерам — Леонару Фужите и Жюлю Паскину, а также влиянию художников их круга на советских графиков. 

Жюль Паскин

Паскин (анаграмма настоящей фамилии Пинкас) — вечный скиталец, покончивший с собой после кислых отзывов на выставку в Нью-Йорке в 1930 году. Его ранние картины, порочные и декадентские, напоминают работы Эгона Шиле. Поздние — совсем другие: полупрозрачные, словно покрытые перламутром. С полотнами Паскина соседствуют художники ВХУТЕМАСа и яркая, ни на кого не похожая Татьяна Маврина. 

Но главный персонаж выставки — все-таки Фужита, который был экзотической фигурой даже для мультикультурного Парижа, ставшего в 1920-е плавильным котлом богемы со всего мира. Художник прибыл на Монпарнас из Японии. Родившись в самурайской семье, юный Цугухару (настоящее имя Фужиты) с детства тянулся к искусству. 

Леонар Фужита

Ранние картины отражают опыт знакомства с современными европейцами. Вытянутая фигура, продолговатое лицо — очевидное влияние Модильяни («Женщина со сложенными руками», 1917). Дама, наливающая абсент, — прямая цитата из Пикассо («Абсент», 1917). Девичий хоровод, очевидно, навеян Матиссом («Три танцовщицы», 1918). Позолоченный фон на более поздних работах отсылает к Густаву Климту («Женщина с зеркалом», 1922). Последняя картина демонстрирует также знакомство Фужиты с живописью Ренессанса: профиль молодой девушки напоминает женские головки с полотен Сандро Боттичелли.

Стремительно освоив пласт европейской культуры, японец выработал свой стиль. Его любимыми моделями были даже не собутыльники из кафе «Ротонда», а многочисленные натурщицы (некоторые из них становились спутницами жизни) и котики. Последних на московской выставке мало, зато ню предостаточно. Художник искусно синтезировал японскую каллиграфию и европейский рисунок: его женщины изображены во всей телесной роскоши — с мраморной кожей, роскошными локонами. Однако они не вызывающе чувственны, а наоборот, очень условны. 

В целом Фужита — забавный персонаж с «битловской» прической и круглыми, как у Леннона, очками — тяготел именно к западной культуре. И дело даже не в том, что на закате жизни он перешел в католицизм и взял имя Леонар в честь любимого да Винчи. Его Мадонны — монументальные, величественные — настоящий гимн европейскому искусству. 


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть