У маньяка детское лицо

09.09.2013

Александр АНДРЮХИН

В селе Половинное Курганской области убили пятилетнего Тёму Федосеева. Убийцы — двое ребят чуть постарше, девяти и десяти лет. Малыша они замучили просто так, от нечего делать. Заранее зная, что сами по причине юного возраста избегнут уголовной ответственности. Этот случай не просто потрясает своей жестокостью. Это тревожный знак всем нам: что делать с малолетними извергами, представляющими угрозу, ничуть не меньшую, чем взрослые душегубы? В проблеме разбирался корреспондент «Культуры».

Если бы не эта трагедия, можно было подумать, что нет на свете более мирного уголка, чем южно-уральское село Половинное, расположенное в 90 км от Кургана и в десяти — от российско-казахстанской границы. Когда-то через село проходил торговый тракт, и здесь, на середине пути из Кургана в Казахстан, караваны останавливались на отдых. Отсюда и название — Половинное.

Село небогатое. Бревенчатые дома, ничем не примечательные улочки и невзрачные, еще советских времен, постройки, на которых до сих пор красуются серпы и молоты. По улицам бродят гуси, за заборами — горы наколотых дров, газа в селе нет. Удобства — во дворах. Из современных благ цивилизации людям доступны только электричество и работающий с перебоями водопровод.

Что удивительно — за несколько дней пребывания в селе я не видел ни одного пьяного. И у местного магазинчика никто не соображал на троих. Люди здесь красивые и очень человечные. И остро переживают произошедшую трагедию.

— Если бы Тёму сбила машина, было бы не так тяжело, — плачет бабушка убитого мальчика Любовь Обознова. — А так, зверски замучить ради забавы… в голове не укладывается… Что ж это за забавы такие?!

Вернулись, чтобы добить

У Федосеевых семья по всем меркам благополучная. Муж Александр — пограничник. Служит в Ингушетии. При нем жена Ольга и двое детей — девятилетняя Ангелина и пятилетний Тёма, Артемка, о нем до сих пор родные не могут говорить в прошедшем времени. Каждое лето родители привозили детей в родное село к обеим бабушкам и дедушке. Ольга оставалась с детьми, а отец возвращался на службу. 

Фото: Александр Андрюхин— В тот день, 22 августа, ничто не предвещало беды, — рассказала мне бабушка Любовь Борисовна (Ольга с дочерью уже уехали домой). — Ангелина играла на детской площадке — в пяти минутах от дома. Артемка крутился около матери, она мыла машину... 

Заскучав, малыш попросился на площадку, к сестре. Ольга разрешила — обычное дело. Через полчаса дочь вернулась одна. И тут выяснилось, что братик на площадке так и не появился. Мать, отгоняя мысли о страшном, кинулась его искать. Бегала по селу, кричала — нет нигде. Может, сам уже домой вернулся? И тут важный момент — на обратном пути Ольге повстречались двое ребят. 

— Маленького мальчика не видели здесь? — спросила она.

— Что, ребенка потеряли? Ай-ай-яяяяяй! — засмеялись они и шмыгнули за кусты. 

Занятая своими проблемами женщина не обратила внимания на такое диковатое поведение, ей и в голову не пришло, что эти пацаны причастны к исчезновению ее сына. Возьми их тогда за грудки, тряхни, как следует: «Почему смеетесь, а ну, живо выкладывайте, что знаете!», и Артема можно было бы спасти. В ту минуту, как выяснит позже судмедэкспертиза, он был еще жив.

Не найдя сына дома, мать тут же позвонила в полицию. Было семь вечера, с момента исчезновения мальчика прошло два часа. К этому времени его искали уже всем селом. Надо отдать должное и правоохранителям: на поиски был брошен весь личный состав отделения полиции «Половинское» и сотрудники межмуниципального отдела «Притобольный». Руководил операцией замначальника Управления МВД РФ по Курганской области Андрей Смирнов. В половине первого ночи растерзанного малыша нашли в заброшенной бане. Он был уже мертв. Нашли и причастных к этому — ими оказались девятилетний Семен и десятилетний Виктор (поскольку они несовершеннолетние, называть их фамилии мы не имеем права).

На сегодняшний день следствию практически полностью удалось установить картину происшествия. Когда Артем шел к сестре на площадку, на тропинке его повстречали эти двое. 

— Чипсы хочешь? — спросили они.

— Хочу, — ответил малыш. 

Фото: Александр АндрюхинЧипсы, объяснили ему, были в заброшенной бане. Добровольно пошел туда Артем или негодяям пришлось применить силу, пока окончательно не ясно, показания расходятся. 

— Когда мы завели его в баню, я ударил его сзади по голове железякой, — рассказал следователям тот, кто постарше. — Потом мы его связали, заткнули рот тряпкой и начали резать стеклами.

После этого, по словам малолетнего садиста, они решили задушить свою жертву. Накинули на шею петлю, перекинули веревку через гвоздь и стали тянуть... 

Много лет я проработал криминальным журналистом, насмотрелся и наслушался всякого. Но когда сотрудники, близкие к следствию, рассказывали мне подробности этого преступления, поверьте, слушать их спокойно я не мог. А им, видавшим поболее моего, тоже было не по себе.

— Когда мальчика подвесили, и он перестал дергаться, — продолжил рассказ мой собеседник, — Старший еще несколько раз ударил его по лицу найденным в бане веслом, а затем они бросили тело в бак от старой стиральной машины и прикрыли подушкой.

После того, как изуверы встретили мать своей жертвы, они вернулись. Им показалось, что мальчик еще дышит, и они принялись снова душить его. Прекратили только тогда, когда удостоверились, что малыш не подает признаков жизни. По дороге из бани повстречали приятеля — девятилетнего Славу Никулина. Похвалились, что натворили. А когда тот не поверил, отвели в баню: смотри, мол...

В гости к убийце

Родители Никулина (я решил сначала зайти к ним) встретили меня настороженно. Небольшой домик, огороженный глухим забором. Чистый и ухоженный двор — там мы и беседовали. Младшая сестра Славы играла с куклой. Рядом в коляске — еще одна сестренка, недавно родилась. 

— В тот вечер он катался на велосипеде, — рассказала мать Славы, полная женщина в розовом спортивном костюме. — В девять часов вернулся домой. Ничего не сказал, поужинал и лег спать. Его там не было. Если бы он был, он бы этому помешал…

Однако секретарь комиссии по делам несовершеннолетних Половинского района Ирина Прядко характеризует Славу по-другому.

— Мальчик далеко не идеальный, — говорит она. — Учится плохо. Агрессивен. С декабря 2011 года состоит на учете за кражу брелока из полицейской машины. А в июле этого года украл велосипед. Поскольку возраста уголовной ответственности он не достиг, его правонарушения остались без наказания. Кстати, мама на рассмотрение дела сына в комиссии не явилась…

Фото: Александр АндрюхинВ этот же день я побывал в семье одного из душегубов. Его мать два года назад приехала из Казахстана. Живет в покосившемся доме за полуразрушенным забором. Собирает на помойке цветные металлы и сдает их — вот основной источник дохода. Одна растит троих детей. Семен — старший.

Надежда Мохерева, так зовут женщину, собирала в огороде траву для козы. Когда я представился, неожиданно оживилась. 

— Нет, Сёма тут ни при чем, — энергично замахала она руками. — Он очень добрый мальчик! У него два младших братика, он за ними приглядывает, они ничего от него, кроме ласки, не видят. Собирает со всей деревни больных собак и кошек, мы вместе их выхаживаем.

Женщина рассказала, что в тот вечер сын вернулся домой в девять вечера, поужинал и лег спать. А ночью в дом нагрянула полиция. 

Семья считается неблагополучной и состоит на учете. 

— Вообще-то она особо не пьет, но в доме жуткая антисанитария, — рассказала Ирина Прядко. — Хотели даже лишить ее родительских прав, но она обещала исправиться...

Что касается «доброго» сына, то он признан умственно отсталым и с 1 сентября этого года должен был продолжить учебу в Введенском коррекционном интернате, находящемся в 70 км от села. Почему опасный для общества ребенок свободно расхаживал по деревне — вопрос риторический. По нашим законам даже взрослого опасного сумасшедшего засадить в «дурку» проблема, не то что малолетнего дурачка.

Дом, где живет другой малолетний изверг, выглядит самым богатым. Большой, ухоженный, под синей черепицей. За железными воротами гогочут гуси. На стук вышел дед.

— Понятия не имею, что произошло, — сказал он, будто все это не имело к нему никакого отношения. Внука по имени даже не называл. — С тех пор, как его забрали, я больше его не видел. Поговорите с бабушкой. Она к нему ездила. Но сейчас ее нет... 

В течение нескольких дней я четыре раза возвращался к этому дому. Колотил в железные ворота, но никто ко мне так и не вышел. Добыл мобильный телефон бабушки. 

— Ну что вам всем от меня надо?! — закричала она, едва я представился. — Отстаньте же, наконец! Сколько можно паразитировать на чужом горе?!

Вот как... Оказывается, горе-то у нее, а не у родителей растерзанного Артема. Кстати, Сухоруковы тоже приехали сюда из Казахстана.

Кошки — пройденный этап

Виктор — классический случай «яблока от яблони». Очевидная генетическая предрасположенность к жестокости. Отец отсидел за разбой и изнасилование, в результате которого жертва едва не погибла. Мать — тоже не подарок. Проходила по делу о жестоком убийстве своего брата. От колонии спасло только то, что всю вину взял на себя ее несовершеннолетний подельник. Во время очередного запоя повесилась, оставив сына и дочь. Отец все бросил и уехал в город, а над детьми взяла опекунство его мать — Елена Васильевна Сухорукова.

По словам соседей, на детей ей плевать. Главное — получать на них пособие. Безнадзорные малолетки болтались на улице. Но если девочка тревоги не вызывала, то за Витькой стали замечать странности. Дошколенком он с топором гонялся за курами и утками и срубал им головы. Став постарше, взялся за котят: отрубал лапы, вспарывал животы. 

— А недавно зарезал собаку, — с ужасом в глазах рассказал мне его одноклассник Максим Бохман. — Крупная такая...

В школе Витька пристрастился обижать тех, кто послабее — девочек и первоклашек.

— Придут старшие, накостыляют ему за это, — рассказывает четвероклассник Паша Емельянов. — Он немного притихнет, а потом опять за свое...

Жалобы на внука бабушка пропускала мимо ушей, да ей и не слишком докучали — нрав скандальный, может отшить любого. 

— В июле этого года Виктор был поставлен на учет за кражу велосипеда, — рассказывает Ирина Прядко. — Мы вызывали его бабушку, рекомендовали усилить контроль за внуком и организовать досуг. Мальчику была выделена путевка в летний детский лагерь. 

Однако никакая путевка уже не могла отвлечь малолетнего изверга от того, что задумал. Утки, кошки, собаки — пройденный этап. Он решил убить человека. В напарники взял умственно отсталого соседа Сёму. Кандидатура вполне подходящая. 

— Этот Сёмка день и ночь на улице, — рассказал мне их сосед. —  Зимой у него появилось развлечение — поливать из шланга подступы к колонке, чтобы люди, приходившие за водой, поскальзывались и падали. Я ему сказал: еще раз увижу — начищу пятак. А он: «Я пожалуюсь маме, и тебя посадят. А мне ничего не будет». Почему, спрашиваю. А он смеется так нагло: «Потому что мне еще нет четырнадцати!» Вот какой он умственно отсталый. Поумнее некоторых...

То, что малолетние упыри были абсолютно уверены в своей безнаказанности, отмечали и мои собеседники из правоохранительных органов. Кто им только все растолковал?

К преступлению готовились серьезно. Нашли глухую баню в заброшенном дворе, заранее принесли туда веревку, тряпку для кляпа, кирпичи и отколотые горлышки бутылок — «розочки», чтобы пытать. Осталось найти жертву. 

Поначалу планировали затащить девочку — легче справиться. Однажды Виктор попросил свою тетю отпустить погулять с ними ее четырехлетнюю дочь, но та не отпустила. Затем упрашивал о том же незнакомую женщину, гулявшую с пятилетней дочкой: мол, покажем ей грибы. Но и эта женщина не доверила им своего ребенка. 22 августа им попался на глаза пятилетний Артемка…

Фото: Александр АндрюхинДиректору школы жаловались на садиста

По словам следователей Кетовского межрайонного следственного отдела, малолетние изверги на допросах ведут себя вызывающе, нисколько не раскаиваются в содеянном и ежеминутно напоминают, что им нет четырнадцати, а следовательно, они не подлежат наказанию.

Можно ли было предотвратить это убийство? Если родственникам и опекунам не было дела до своих детей, то учителя не могли не замечать патологических наклонностей.

В сельской школе меня встретили враждебно. Дальше вестибюля не пустили, заявив, что на вопросы журналистов отвечает только директор. Позвали директора. Галина Зимина повела себя странно. Не дослушав вопроса, начала как-то не по-взрослому ерничать.

— Посмотрите, где вы видите в школе замученных животных? — с сарказмом спросила она, жестом предлагая мне оглядеть коридор.

Затем вылила поток брани на всю российскую прессу. После этого пришел охранник и выпроводил меня. Однако собравшиеся на школьном дворе одноклассники малолетнего убийцы оказались более откровенными. Они рассказали, что много раз жаловались учителям на его издевательства над девочками и первоклассниками. Более того, школьный психолог еще в прошлом году выявила у него серьезные отклонения в психике и написала соответствующее заключение.

— Оно пролежало в столе у директрисы целый год — об этом все в школе знают, — поведала мне одноклассница Виктора. 

Если бы директор Зимина дала ход документу, этого чудовищного убийства можно было избежать.

— Поступи заявление к нам, мы бы обязательно поставили мальчика на учет, — заверил меня и. о. начальника отделения полиции «Половинское» Вадим Зайцев. — С ним бы стали работать психологи. Возможно, его перевели бы в Кетовский район, во Введенский коррекционный интернат.

Следствие по делу об убийстве Артема Федосеева уже практически завершено. 

— Сейчас проводится процессуальная проверка с целью юридической оценки действий должностных лиц органов системы профилактики правонарушений несовершеннолетних, — проинформировал «Культуру» старший помощник руководителя следственного управления СК РФ по Курганской области Олеся Дергунова. — Дети помещены в центр временного содержания несовершеннолетних, где могут содержаться не более месяца. Так что скоро они будут отпущены по домам. По действующему законодательству, за совершенное ими преступление уголовная ответственность наступает с 14 лет. Так что отправить в колонию мы их не вправе. Можем только ходатайствовать перед судом о помещении их в спецшколу.

Спецшкола представляет собой закрытую охраняемую территорию, за пределы которой выход запрещен. Это практически тюрьма. Однако в Половинном люди не верят в такой исход и боятся возвращения садистов. 

…Хоронили Артемку всем селом. А потом состоялся митинг, на котором местные жители потребовали от властей выселить из района семьи малолетних маньяков.


Уголовная ответственность должна помолодеть

— Именно из таких и формируются в будущем серийные убийцы, — прокомментировал происшествие в Половинном ростовский следователь Амурхан Яндиев, прославившийся поимкой шестерых маньяков, в том числе и знаменитого Чикатило. — Хилые, безвольные, трусливые людишки, которые мстят за свои детские обиды. Человек подобного типа устроен так, что обиды в нем не исчезают. Они копятся и ждут подходящего момента. Тревожный признак — жестокость к животным, многие маньяки с этого начинали. Болезненные дети — тоже группа риска. Слабый ребенок стремится отыграться на еще более слабых.

Убийцы из Половинного такими и были: физически неразвитыми, лишенными любви и заботы со стороны близких. Ничего нового, все это вписывается в уже известные схемы криминалистической науки.

— Но вот что настораживает, — продолжает Яндиев. — Как правило, серийные убийцы формируются годам к двадцати, однако в последние годы их возраст значительно помолодел.

Данные по детской преступности тщательно скрываются, но кое-что просачивается. Вот лишь несколько случаев. Десятилетний мальчик в селе Волчатки зарезал взрослого мужчину, заснувшего за столом во время пьянки. В Бийске две десятилетние девочки приговорили свою восьмилетнюю подругу к казни через повешение. Только случайность спасла ей жизнь. В пензенском лагере «Солнечная долина» сверстники забили насмерть бутылками десятилетнего мальчика…

— Самое страшное, что серийные убийцы не поддаются перевоспитанию, — говорит Яндиев. — Выйдя из тюрьмы, они снова берутся за свое.

В 2009 году фракция ЛДПР внесла в Госдуму предложение о снижении возраста уголовной ответственности за тяжкие и особо тяжкие преступления до 12 лет. По словам Владимира Жириновского, в стране ежегодно выявляется более 300 тысяч общественно опасных деяний со стороны несовершеннолетних, причем треть из них совершаются лицами, не достигшими 14 лет. Однако предложение пока не приняли.

— Даже такие жестокие преступления не являются поводом для понижения возраста наказания, — сказал «Культуре» уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов. — Детская жестокость, как ни банально это звучит, отражает общий рост жестокости в обществе. Сегодня детей воспитывают интернет и телевидение, где пропагандируется насилие. Пагубное влияние оказывает и среда, в которой они растут. Ведь, как правило, озлобленные дети исходят из неблагополучных семей. Сегодня нужно усилить профилактическую деятельность, а понижение возраста наказания — мера бесполезная.  

С ним не согласен известный криминальный психолог Михаил Виноградов. По его мнению, детская преступность молодеет год от года, и происходит это оттого, что дети знают: до 14 лет им ничего не грозит.

— Возраст ответственности за тяжкие преступления нужно  снижать обязательно, — говорит «Культуре» Виноградов. — В США, например, уже посадили 9-летнего мальчика на электрический стул, а 13-летнюю девочку приговорили к пожизненному заключению. Нужно обращать внимание не на возраст ребенка, а на тесты. Психологи должны выявлять, сознательно ли он шел на преступление или не понимал, что творил. Осознанная преступность должна наказываться независимо от возраста.

По словам Виноградова, этот вопрос уже назрел и сейчас широко обсуждается экспертами, в том числе и в Госдуме.


Как распознать малолетнего маньяка

Ребенка с маниакальными наклонностями выявить не сложно. В первую очередь, бросается в глаза его забитость. Он может быть бледным, настороженным, испуганным. Руки скрещиваются на животе, как бы защищаясь от удара под дых. С ним не хотят дружить, сверстники высказываются о нем презрительно и при случае награждают тумаками. Будущий маньяк никогда не вступает в драку, и все оскорбления переносит покорно. И это должно настораживать. По мнению специалистов, внутри у него копится злоба, мозг отрабатывает мельчайшие детали мести. Такой ребенок по большей части смотрит исподлобья, избегает взгляда в глаза, прикидывается непонимающим, когда с ним хотят поговорить откровенно. Уверенность в себе ему дают только издевательства над слабыми. После этого он расцветает и может быть чрезвычайно общительным и обаятельным.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (3)

  • alt

    Мария 11.09.2013 23:39:23

    Ужас. Неблагополучных семей много, но не все становятся убийцами. Халатность директора школы просто поражает.
  • alt

    Елена 24.10.2013 14:28:03

    Директора надо судить за бездействие, она была просто обязана поставить в известность инспектора по делам несовершеннолетних о заключении психолога! Я согласна с мнением Михаила Виноградова, судить надо не исходя из возраста, а из заключения специалистов, ведь в деле малыша Артемки, эти ... готовились заранее, они осознано все сделали и знали, что им нет 14, значит и наказания не будет. Я уже 2 месяца не могу забыть эту историю...фото Артемушки стоит перед глазами. Мягких облачков тебе, малыш! Миленький, маленький человечек, теперь ты рядом с Богом, оберегай сестренку и родителей!
  • alt

    Иван 24.01.2014 12:01:37

    Хм... Воспоминания о будущем:
    "Криминальная хроника.
    Преступность стремительно молодеет.
    Вчера, в Басманном суде Москвы вынесен необычный приговор: грудной ребенок признан виновным в том, что он зарезал свою мать за то, что она отобрала у него погремушку. К сожалению кухонный нож лежал рядом и преступник им воспользовался. Эксперты с помощью тестов признали преступника вменяемым и осознающим свои действия. Приговор "казнь через повешение" был приведен в исполнение сегодня утром."
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть