Великая война в Царском Селе

06.08.2014

Алексей ЗВЕРЕВ, Санкт-Петербург

«Прекрасен Царскосельский сад, где льва сразив, почил орел России мощный, на лоне мира и отрад…» Символично, что этот уголок умиротворенного могущества Российской империи стал местом, где было решено открыть музей, посвященный Первой мировой войне. Ведь именно эта страшная война, явившая современникам всю силу русского характера, храбрость и доблесть нашего народа, вместе с тем уничтожила династию Романовых и петровскую Россию, воспетую Пушкиным.

Открытие музея, состоявшееся 4 августа, было приурочено к столетнему юбилею начала Первой мировой и стало одним из наиболее значительных памятных мероприятий, проходящих по этому поводу в 2014 году. Местом экспозиции выбрали Ратную палату — историческое строение, которое является частью Царскосельского архитектурного ансамбля, расположенного в 25 километрах от Санкт-Петербурга. Интересно, что Николай II в последний мирный год своего правления также планировал открыть здесь пантеон отечественной славы. Но пока обсуждали нюансы, грянули реальные боевые действия. Вскоре в Царском Селе расположился госпиталь, о музее, разумеется, забыли…

Идею реанимировали в 2008 году — тогда были рассмотрены первые проекты воссоздания музея в Ратной палате. В нынешнем виде экспозиция, получившая название «Россия в Великой войне», состоит из двух тысяч предметов — своими архивами поделились все крупнейшие музеи Ленинградской области. Помимо подлинных документов, оружия, наград, мундиров, боевой экипировки, в экспозиции широко использованы различные технические новинки. С помощью сенсорных экранов посетители смогут лично «промотать» ход развития войны, начиная с колючих предвоенных телеграмм царя Николая и кайзера Вильгельма, изучить подробности войсковых операций, оценить научно-технический рывок, сделанный военными теоретиками, инженерами и конструкторами. Среди экспонатов нашлось место для броневика и автомобиля «Форд», некогда принадлежавшего штабистам русской армии, пушкам и пулеметам.

Открытию музея предшествовал интересный плодотворный разговор, состоявшийся в Александровском дворце, между ведущими историками, архивистами и культурологами, общественными деятелями и исследователями периода Первой мировой войны, представителями Российского исторического и Российского военно-исторического обществ.

Собравшиеся в очередной раз попытались развеять укоренившийся в советской историографии миф об отсталости и чуть ли не полуколониальной зависимости России от западных держав в начале ХХ века. Напротив, напомнили эксперты, накануне Первой мировой войны страна развивалась как никогда: темпы были самыми высокими на планете. По промышленному производству она занимала пятое место, была крупнейшим производителем и экспортером аграрной продукции. За полвека реформ, начатых с освобождения крестьянства от крепостной зависимости, численность россиян увеличилась почти в два с половиной раза — с 74 до 176 млн. человек. При этом за те же годы ВВП на душу населения вырос в два раза, что едва ли имеет аналоги в истории. Современники были уверены, что к середине века Россия займет доминирующее положение в мировой политике.

Переходя к аспектам самой войны, интересным наблюдением поделился председатель Российского исторического общества (РИО), спикер Государственной Думы Сергей Нарышкин: «Если взглянуть на карту боевых действий, то очевидно, что протяженность линии фронта на востоке была самой большой — здесь воевали армии четырех империй, и в результате политические последствия для стран именно этого региона оказались самыми серьезными. Именно эти четыре империи — Российская, Германская, Австро-Венгерская и Османская — прекратили свое существование. Таким образом, необходимо признать, что историческое значение восточного фронта как минимум равнозначно или даже превосходит роль боевых действий на западе — во Франции и Бельгии».

Сергей Нарышкин подчеркнул, что, несмотря на серьезную работу, проделанную специалистами к юбилею, «остается ряд вопросов, требующих дополнительного глубокого изучения: кому была выгодна война? Каковы предпосылки того массового безумия, которое охватило политические и культурные элиты Европы и привело их на грань самоуничтожения? Что нужно было предпринять лидерам мировых держав, чтобы предотвратить катастрофу, или она была фатальной неизбежностью?» Изучение этого опыта, по мнению спикера, важно особенно в свете текущих событий. «В 1914 году Россия, верная союзническому долгу, защитила Сербию, сейчас же в нашей помощи нуждается братская Украина». При этом нельзя забывать, что сто лет назад из регионального конфликта, в который вступила Россия, вспыхнул мировой пожар, «последствия которого были трагичны как с точки зрения наших людских потерь, так и с политической стороны, поскольку произошел крах Российской империи, и начался новый этап в жизни страны. Забывать об этом ни в коем случае нельзя».

В качестве площадки для новых выставок, посвященных Первой мировой, Сергей Нарышкин предложил использовать в том числе и возможности Госдумы. Кроме того, спикер рассказал, что РИО вместе с крупнейшими российскими архивами проводит работу по консолидации и введению в публичный оборот подлинных данных обо всех людских потерях России во время Великой войны. «Через несколько лет, после оцифровки, эта информация появится в общем доступе», — подчеркнул Сергей Евгеньевич.

Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский рассказал о планах опубликовать сборник рисунков немецких окопников, воевавших на Восточном фронте, а также провести выставку, посвященную событиям на Кавказском фронте, где стремительное наступление русской армии не дало туркам в полной мере осуществить свои зловещие планы, известные нынче под названием «геноцид армян».

Министр культуры РФ Владимир Мединский считает необходимым раскрывать на всех возможных уровнях героику Первой мировой — рассказывать о таких людях, как Петр Нестеров, в сентябре 1914 года, совершивший первый воздушный таран, или же Константин Арцеулов, который двумя годами позже впервые преднамеренно выполнил «штопор» и вывел из него самолет. «Надо сделать так, чтобы героические имена, известные историкам и регулярно звучащие на профильных конференциях доходили до широких масс. Следующий этап — это кино, документальные сериалы, поддержка художественной литературы. Тема Первой мировой войны должна звучать в них прелюдией к теме Великой Отечественной войны».

Стоит отметить, что приближение столетнего юбилея революционных событий вызывает среди историков некоторую тревогу. Смысл Первой мировой — даже не столько в ее результатах, сколько в политическом воздействии на последующий ход истории. И этот тезис, по мере приближения к ноябрьским праздникам 2017 года, будет обретать все более актуальное звучание. Каким образом и по чьей вине происходила делегитимация самодержавия, встретившего войну на пике популярности, а через три года сметенного лавиной народного протеста? Этот вопрос вызовет бурную дискуссию, вытолкнет в интернет и прессу бесчисленное множество взаимоисключающих аргументов от сторонников левой идеи, белого движения или, к примеру, украинских националистов.

И здесь миссия исследователей, в том числе представляющих Российское историческое общество, заключается в том, чтобы не давать сторонам использовать искаженные факты для пущей убедительности своих оценок. Как образно заметил директор Российского государственного архива социально-политической истории Андрей Сорокин, «отечественные архивы должны сыграть роль доктора, оберегающего общество от потери исторической памяти».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть