Полосатый рейд

28.07.2014

Нильс ИОГАНСЕН, Приморский край

29 июля отмечается Международный день тигра. Праздник был учрежден по инициативе России — в 2010 году, на форуме «Тигриный саммит» в Санкт-Петербурге. Однако проблемы с сохранением и преумножением популяции этого хищника в РФ остаются. Прежде всего, не хватает средств: на финансирование заповедников, питомников, на зарплаты ученым.

По официальным данным, в Приморском крае живут на воле около 500 амурских тигров. Хотя точность цифр под вопросом — ученые давно не выходят «в поле». Учет ведут в основном при помощи «фотоловушек» — автоматических камер.

Бутылочное горлышко

Тем не менее 400–500 особей — это довольно много. По оценке директора Биолого-почвенного института Дальневосточного отделения РАН академика Юрия Журавлева, до того, как люди стали активно осваивать регион в XIX веке, в Приморье обитало не более тысячи амурских тигров. Казалось бы, все отлично. С точки зрения количества, действительно неплохо. Проблемой является бедный генофонд популяции. На начало 1940-х, когда приняли решение об охране больших кошек, сохранилось всего 50–70 особей, в послевоенные годы численность зверей стала восстанавливаться.

«Все животные — потомки той полусотни с небольшим. Популяция прошла через так называемое «бутылочное горлышко». Свежей крови нет. С Китаем сотрудничать нет смысла, у них тигры — не чистые амурские, а помесь с бенгальскими, иногда даже со львами. Необходима работа с зоопарками, но у нас нет средств», — говорит Журавлев.

Работа с зоопарками — это получение генетического материала. Если привезти в Приморье родившихся в неволе «импортных» тигрят, которые не приходятся близкими родственниками местным полосатым, и получить от них потомство, то в популяцию вольется та самая «свежая кровь».

Условия для разведения хищников в регионе есть, имеется и опыт. «В нашем институте с 1978 года действует Зоологический центр, там появились на свет 19 тигрят. Накоплен огромный объем научно-практического материала по выращиванию зверей, которых потом можно выпускать в дикую природу», — говорит заместитель Журавлева Андрей Гончаров. И советует съездить на базу, к тиграм — посмотреть все своими глазами.

Одинокий Алмаз

Зоологический центр Биолого-почвенного института находится недалеко от города Спасск-Дальний, в селе Гайворон. До Владивостока — 250 километров.

Несколько гектаров леса, просторные вольеры, самый большой — для тигров. Вернее, для тигра: сейчас он здесь один — красавец Алмаз. В полном расцвете сил, здоровенный девятилетний зверь. Несмотря на наличие огромных личных «владений», лежит на самом видном месте, поближе к людям. Скучно ему, одиноко.

Виктор Юдин«Алмаз — из последнего помета, в котором насчитывалось пять котят. Его братьев и сестер мы раздали по зоопаркам страны. Нечем кормить было. Хорошо, что взяли. Сейчас нужна самка, но нам ее никто не дает», — рассказывает кандидат биологических наук Виктор Юдин.

Казалось бы, деньги должны быть, ведь это госучреждение. Оказывается, нет: институт давно снял Зоологический центр с баланса, хозяйство содержит чета Юдиных на личные средства. Разумеется, на зарплату научного сотрудника зверей не прокормить, но мир не без добрых людей.

Двух таких мне довелось увидеть. Молодые предприниматели из Владивостока не поленились приехать, чтобы договориться о поставках мяса животным. Бесплатно. Только с тигрицей они помочь не могут, тут нужна господдержка, а ее нет. Академик Журавлев, который в меру сил помогает Юдину, тоже бессилен что-то сделать. «Краевая администрация обещала институту несколько тигрят, в том числе самку. Нам нужна хотя бы одна, для Алмаза. А ведь необходимо время, чтобы самец познакомился и ужился с тигрицей. У них все, как у людей, семья создается далеко не сразу, иногда на налаживание взаимоотношений уходит три-четыре года. И только потом появляются котята. Но тигрят не дают, самку тоже, кормят обещаниями уже который год…» — сетует Юдин.

Роскошь ушла в лес

Справедливости ради надо признать, что тигрицу для Алмаза один раз уже нашли. Правда, познакомить их не успели, дама удрала от потенциального жениха в лес.

Большую кошку звали Роскошь, судя по фотографиям, действительно роскошный тигр. Но с очень непростой судьбой: ее поймали на окраине одного из поселков, где оголодавшая хищница охотилась на собак — бродячих и домашних. Другие варианты не умереть с голоду отсутствовали. Не сегодня — завтра тиграм вообще станет нечего есть. Точнее некого — леса стремительно пустеют. Охотники говорят, молоди кабанов, оленей и косуль все меньше, да и птица исчезает.

«Кедр — основа природной пищевой цепочки, на вершине которой стоит тигр, — вырублен на 80 процентов. Дуб и маньчжурский орех, частично закрывавшие ту же нишу, продолжают уничтожать: ценная древесина пользуется спросом. Сейчас хищники доедают копытных», — объясняет Журавлев.

Роскоши еще повезло: в нее не начали стрелять перепуганные местные жители, а такое тоже случается. Вызвали специалистов, и те поймали тигрицу. Приняли решение отдать самку в «хозяйство Юдина», но она там не прижилась. «Роскошь стала бы плохой парой для Алмаза. Он у нас спокойный, родился в неволе, хотя воспитан дикими родителями. А тигрицу поймали, когда ей исполнилось почти два года, она привыкла жить на свободе. Везли ее в Зоологический центр около двух месяцев, в тесной клетке кошка окончательно озверела», — объясняет зоолог.

Роскошь рвалась в лес и своего добилась. Вынесла дверь, покусала Виктора Георгиевича. Юдин мог застрелить обидчицу, но не поднялась рука. Полосатая перепрыгнула через забор и скрылась в тайге.

Ребятки-зверятки

Не имея возможности разводить тигров, Юдины занимаются другими животными. Работа построена грамотно, все по науке: родителей берут диких, с опытом выживания в природе — чтобы могли научить потомство.

У пары гималайских медведей в начале года был приплод. Сейчас малышам по пять месяцев, скоро их выпустят в лес.

«Ребятки, ребятки», — зовет Виктор Юдин. Мохнатая горка в вольере распадается: оказывается, тут кучкуются енотовидные собаки с щенками. Зверьки несутся к «хозяину». Мелочь тоже скоро отправится в лес.

А вот и пять взрослых рысей. Вы когда-нибудь слышали, как мяукает рысь? Кошка здоровенная, а голосок слабенький. Есть и самцы, и самки — так что приплод не заставит себя ждать.

А вот с харзой — крайне редкой дальневосточной куницей (занесена в «Красную книгу») — проблема: нужен самец, а в вольере — две самки.

Раньше здесь жили еще и волки, но их стало нечем кормить. Алмаз в день съедает около четырех килограммов мяса. Куда менее габаритный «серый» потребляет столько же. С медведями проще: они хоть и крупные, зато всеядные.

Амурский лесной котВ отдельном вольере — многочисленное семейство амурских лесных кошек (местный подвид бенгальской кошки). Этакие леопарды в миниатюре. Крупнее домашних «мурок», примерно как камышовые коты. И тоже занесены в «Красную книгу». Кстати, амурские кошки не приручаются, дома их держать нельзя. А вот рыси, наоборот, прекрасно уживаются с людьми, в особенности самцы. Получаются обычные «васьки», только побольше. 

Зоологический центр по-прежнему считают в институте «своим», хотя денег на его содержание нет, и пока не предвидится. Надеются, что финансирование будет восстановлено. «Разводить тигров умеем только мы, больше в Приморье этими знаниями никто не обладает. Поэтому приезжайте в Гайворон, зовите друзей», — говорит Андрей Гончаров. Последние слова — по сути, реклама Зоологического центра. А как иначе? Ведь он выживает исключительно за счет посетителей. В выходные тут многолюдно, в основном приезжают с детьми.

Народное достояние

«Приморцы трепетно относятся к сохранению природы, животного мира. Мы живем в уникальном месте, и жители края хотят его сохранить для своих детей и внуков. Я их в этом поддерживаю», — заявляет губернатор Приморского края Владимир Миклушевский.

На счет трепетного отношения чиновник прав. Люди не только помогают деньгами заповедникам и заказникам, но и по своей инициативе создают природозащитные организации.

«В Сихотэ-Алинском заповеднике WWF и Wild Conservation Society (WCS) считают тигров путем отлова. Применяют две технологии: либо загоняют до полного изнеможения вертолетами, либо «арканят» при помощи силка из стального троса (так называемой петли Олдрича) — как правило, туда попадает передняя лапа хищника. В первом случае зверь зарабатывает порок сердца, во втором — серьезно травмируется», — о такой проблеме рассказывал мне Виктор Юдин. И активисты действуют: в местной прессе немало публикаций с требованием остановить варварство.

Защитникам животных удалось одержать победу: в ответ на петицию, направленную в адрес Министерства природных ресурсов и экологии РФ, на официальном сайте департамента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Дальневосточному федеральному округу появилась статья «Петлю под запрет». По словам и.о. начальника организации Владимира Андронова, она носила характер рекомендации для вышестоящей структуры. И к ней прислушались: у WWF и WCF отозвали разрешение на отлов тигров петлями Олдрича.

Экологи утверждают, что в ходе подобного «учета» погибло несколько десятков тигров. Кто за это ответит? «Мы не собираемся компенсировать вред, нанесенный российской природе. Потому, что никакого урона WWF ей не нанес. Мы — фонд, который пришел в страну с деньгами и организовал программы. Они были согласованы со всеми заинтересованными лицами — с губернаторами, другими чиновниками, с учеными. Наши специалисты не ловили тигров петлями и не летали на вертолетах, это делали другие люди и организации», — объясняет «Культуре» координатор программы по сохранению биоразнообразия WWF России Владимир Кревер.

Интересно, а как вообще американцы попали в заповедники? «Началось это еще в 90-е, разрешение на отлов тигров выдали иностранцам российские структуры. Американцы приехали с деньгами, все были в них заинтересованы. Как говорится, сотрудничество на взаимовыгодной основе. И только когда накопилась масса негативного материала, мы прикрыли их проект. Причем в самом Приморье проблему не изучали, нам пришлось приезжать из Хабаровска и решать вопрос. Многие местные чиновники были против закрытия проекта: у меня сохранились все протоколы», — объясняет Андронов.

Убить Амбу — большой грех

Местные жители тоже приложили руку к истреблению тигров. Менталитет поменялся лишь в последние полвека. «Нужно понимать, какой тут раньше жил народ. Поселенцы, приехавшие в Приморье во второй половине XIX — начале ХХ века, были людьми лихими, удалыми. Казаки, отставные военные — им нравилось охотиться, состязаться с таким грозным животным, как тигр. Вот его и истребили. Да и ссыльных хватало, они в основном браконьерничали», — говорит директор Приморского государственного объединенного музея имени В.К. Арсеньева Виктор Шалай.

Напротив, коренные жители региона больших кошек всегда оберегали. Вспомните, как говорил Дерсу Узала: «Убить Амбу — большой грех». Изображения зверя встречаются на культовых предметах всех народностей, которые когда-либо населяли эту землю. Начиная от загадочных древних джурдженей до современных удэгейцев и орочей. «Тигра чтили, оберегали, на него никогда не охотились. В верованиях коренных народов хищник окутан мистическим ореолом», — объясняет Виктор Шалай.

Лес рубят — деньги летят

Тигров в Приморье любят. Но к их дому — лесу — по-прежнему относятся как к ресурсу, которым можно бесконтрольно пользоваться. База по торговле стройматериалами недалеко от Уссурийска: штабеля досок и бруса, горы кругляка. Вроде обычная сосна. Не придерешься. Но в ангаре, за неплотно закрытыми воротами, замечаю пачки вагонки янтарного цвета. Кедр? Проверим. Разыгрывая из себя покупателя (благо номера у взятой напрокат машины местные) интересуюсь: пособят ли на баньку кедром, на отделку особняка — дубом да орехом? Хозяин, представившийся как «просто Митя», уверяет: не проблема, сделаем! Прошу по паре кубометров доски из дуба и ореха, а кедра — ровно на баню шесть на шесть метров... Митя что-то соображает и ломит такую цену, что даже мне, липовому покупателю, не удается сдержать эмоции.

— Не, а что ты хочешь? Все с документами, оформим тебе лес как санитарную рубку... 

— Так ведь продают дешевле раза в два-три, знакомые покупали...

— Продают, не спорю. Когда менты придут проверять, заплатишь больше, чтобы откупиться.

— А у вас все в ажуре?

— Ни боись! Бог велел делиться, вот мы кому надо и отстегиваем, поэтому все легально. А насчет баньки из кедра ты молодец, сейчас это модно.

Иными словами, деревья, занесенные в «Красную книгу», продолжают активно уничтожать. Кормовая база лесных обитателей края становится все более скудной, а чиновники, ответственные за природоохранные мероприятия, делают деньги.

Вагонка типа «блок-хаус» из дальневосточного (корейского) кедра, заготовка которого с 2010-го запрещена, в открытую продается и на московских базах. «Вот, посмотрите, это именно дальневосточный красавец, а не какой-нибудь красноярский. Древесина у него розоватая, а у сибирского — желтоватая. К тому же у приморского практически отсутствуют сучки, иногда попадается «смоляной карман», больше изъянов нет», — рекламирует товар менеджер одной из столичных фирм по торговле стройматериалами. Ценник кусается: от трех тысяч рублей за квадратный метр доски из особо охраняемого государством леса.

Утечка мозгов

В самом центре Владивостока, недалеко от железнодорожного вокзала, есть улица Тигровая. Она проходит по сопке с тем же названием. Здесь когда-от жили полосатые хищники, остался только один — бронзовый. Памятников хозяину тайги в крае вообще немало, но, глядя на них, почему-то становится грустно. Хочется рядом поставить еще один — кедру. Ведь не будет лесов — где жить тиграм?

Вот статистика. Сегодня в регионе осталось семь из работавших ранее 170 лесников. «Лучший специалист по лесовосстановлению уехал в Белоруссию, там ему предложили более интересные условия работы и приличные деньги», — сокрушается академик Журавлев.

Белорусы, которые живут небогато, нашли средства и «импортировали» ученого аж с другого конца континента. Сразу выделили жилье — благоустроенный коттедж. О таком в Приморье научные работники даже не мечтают. Сегодня в заповедниках оклады до 15 000 рублей, молодежи нет, а старики уходят на пенсию. В советское время каждое лето в Зоологическом центре Биолого-почвенного института проходили практику студенты — будущие ученые. Сейчас никого: профессия не пользуется спросом.

Не хватает и егерей. «Мы создали восемь мобильных групп, которые курсируют по всему региону и борются с браконьерством. За полгода выявлено около 700 случаев незаконного отстрела копытных, заведено 15 уголовных дел», — рассказывает директор приморского филиала АНО «Центр «Амурский тигр» Сергей Арамилев. Организация, созданная Русским географическим обществом год назад, помогает правоохранительным органам края сохранять кормовую базу тигров.

Все уже придумано

Но бить тревогу в стиле «все пропало» рано. Тигров в Приморье много, лес тоже еще не весь вырубили. 

Как известно, Россия поставила для себя задачу удвоить поголовье амурских тигров к 2022 году. Иными словами, популяция должна вырасти примерно до тысячи особей. Какой она была два века назад — когда Приморье покрывали густые леса.

Задача сложная, но, как считают ученые, решаемая. Изобретать велосипед не нужно, все придумали и проверили на практике еще 70 лет назад. Выпускников биологических факультетов нужно заинтересовать. Создать в заповедниках и лесхозах хорошо оплачиваемые рабочие места, выделить современную технику, научное оборудование. И сделать так, чтобы чиновники помогали ученым. По сути, требуется восстановление системы охраны животных и растений, которая функционировала во времена СССР. Тогда полосатых красавцев, действительно, будет становиться все больше и больше.


В главных ролях — тигры

Тигры — чемпионы зрительских симпатий среди кинозверей. По крайней мере, в отечественном прокате они завоевали сердца миллионов.


«Укротительница тигров»: 
почти 37 миллионов зрителей — второе место в прокате 1955 года. Режиссеры Александр Ивановский и Надежда Кошеверова. 
В ролях: Людмила Касаткина, Павел Кадочников, Леонид Быков, Сергей Филиппов.

Цирковая уборщица гоняет тигров метлой... Покоренные бесстрашием девушки, хищники начинают слушаться только ее. 


«Полосатый рейс»:
32 миллиона зрителей — первое место в прокате 1961 года.
Режиссер Владимир Фетин.
В ролях: Маргарита Назарова, Иван Дмитриев, Евгений Леонов, Алексей Грибов.

Красиво плывут... Десять цирковых тигров дебютировали в роли морских разбойников: полосатые «пассажиры» захватили судно и, бросившись в воду, атаковали пляж с отдыхающими. Не растерялась лишь юная племянница капитана (на самом деле — бесстрашная дрессировщица Маргарита Назарова), уговорила «пиратов» вернуться на пароход. 


«Дерсу Узала»:
20 миллионов зрителей, «Оскар» за лучший иностранный фильм 1975 года.
Режиссер Акира Куросава.
В ролях: Юрий Соломин, Максим Мунзук. 

Старый охотник из романа Владимира Арсеньева называл уссурийских кошек «люди» и считал их богами тайги, говорил: «Ходи за тигра не могу. Взял собака — так надо». Акира Куросава воздержался от экранизации «собачьего» эпизода. Спрятал тигра в кустах. Экранный Дерсу выстрелил — спугнул «бога». И, ужаснувшись содеянному, «переменился, стал угрюмым, раздражительным»...

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть