Директор ВЦИОМ Валерий Федоров: «События на Украине мы воспринимаем очень личностно»

17.07.2014

Алексей ЗВЕРЕВ

Ситуация на востоке Украины далека от мирного разрешения. Пока головорезы Коломойского лютуют в «освобожденном» Славянске, украинская армия готовится штурмовать Донецк и Луганск. Надо ли вводить на территорию непризнанных республик российских миротворцев — что думают об этом простые россияне? А также: изменилось ли отношение наших граждан к воссоединению с Крымом после первых месяцев эйфории? «Культура» обсудила данные последних опросов с руководителем ВЦИОМ Валерием ФЕДОРОВЫМ.  

культура: Прокомментируйте, пожалуйста, данные очередного опроса ВЦИОМ об отношении россиян к событиям на Украине. 
Федоров: Последние 70 лет наша главная общественная установка такова: «Лишь бы не было войны». Ради этого мы готовы крепить ракетно-ядерный щит и вооружать армию даже в ущерб потребительской корзине. Страх огромной кровавой войны на своей территории — важнейший элемент нашего мироощущения и народной идеологии. Вот почему СССР (при последних генсеках) и Россия ввязывались в военные конфликты, как правило, лишь под давлением непреодолимых обстоятельств.

Недавний тому пример — война 2008 года. Если бы наша армия не ответила на агрессию Грузии, мы полностью потеряли бы свое влияние на Кавказе, наша слабость была бы ретранслирована на весь мир, мы получили бы рост сепаратистских тенденций внутри страны. Но благодаря тому, что эта вынужденная война получилась справедливой, короткой и победоносной, возник уникальный общественный резонанс: рейтинг власти и армии среди россиян резко рванул вверх. 

То же и сейчас. С одной стороны, никто не хочет влезать в войну на Украине, тем более, когда перед глазами пример абсолютно бескровного присоединения Крыма. Но, с другой стороны, все большее число россиян предполагают, что у нас просто не остается иного выхода. 27% респондентов говорят, что надо вводить миротворцев, 33% считают, что делать этого нельзя ни при каких условиях. Согласитесь, это сопоставимые цифры, разница едва выходит за рамки статистической погрешности. Остальные 40% — то самое большинство, которое определяется ситуационно. А ситуация на Украине, как мы видим из СМИ — российских и даже западных, напоминает неуправляемый кровавый хаос, требующий решительных мер. В этом направлении сегодня мыслит абсолютное большинство россиян. И чем чаще мы будем видеть кадры фильтраций и зачисток, проводимых киевскими боевиками на отвоеванных у ополчения территориях, тем больше будет россиян, уверенных в необходимости введения российского контингента. 

культура: Русский народ настолько остро воспринимает чужие страдания и боль?  
Федоров: Дистанция между россиянами и украинцами гораздо меньше, чем между россиянами и сирийцами или между россиянами и афганцами, за которых мы сейчас тоже готовы заступаться. Настолько близких к русским народов совсем немного — это белорусы, казахи, сербы, армяне. Вот, пожалуй, и все. Поэтому все происходящее на Украине воспринимается не как дела другой страны, а очень личностно. Не следует забывать, что более половины ныне живущих россиян имеют какие-то связи с украинцами — дружеские, родственные, либо когда-то бывали на Украине. 

культура: А как мы оцениваем деятельность Путина в этой ситуации?
Федоров: Россияне прислушиваются к Путину: он самый популярный и авторитетный человек в стране, и сейчас у него очередной взлет. Его политику поддерживают порядка 90% наших сограждан. Россияне в основном считают, что Путин — сродни Кутузову — может уступить позицию, чтобы выиграть стратегическую инициативу. В подтверждение такой интерпретации напомню похожие истории. Мы признали Абхазию в 2008 году, хотя конфликт тлел с 1992-го. То же самое с Приднестровьем. Мы его до сих пор не считаем независимым государством, но это не мешает все двадцать лет оказывать ему моральную, материальную и военную поддержку. 

Таким образом, несмотря на падение Славянска, ставшего символом сопротивления Киеву, рейтинг Путина высок как никогда. Мы измеряем настроения 110 миллионов россиян, но только очень незначительная прослойка, как правило, люди, целиком погруженные в мир социальных сетей, пытаются выжать из данной ситуации возможность оппонировать Путину.

культура: Симпатии россиян остаются на стороне ополченцев, несмотря на то, что внутри ДНР и ЛНР идет отчаянная борьба за власть?
Федоров: Да, россияне остаются на стороне тех, кого принято называть ополченцами. Эти люди, по нашему мнению, воюют за свободу, возможность мирно растить детей, говорить на своем языке, жить, как они привыкли и как им хочется. В чужом окопе — оккупанты, бандеровцы, наймиты Запада, олигархи, откровенные фашисты — в общем, те, с кем нам не по пути, кто хочет превратить Украину в непотопляемый авианосец НАТО. Тут краски очень контрастны: есть черное и белое. Пространства для полутонов на Украине практически не осталось. Даже Порошенко большинство россиян рассматривают как узурпатора, поскольку выборы прошли не на всей территории страны, не было создано необходимых условий для агитации, кандидатам из юго-восточных областей отказывали в регистрации или избивали и т.п. 

Что же касается власти «полевых командиров», то она процветает отнюдь не только на востоке, а на территории всей Украины, будучи следствием полураспада украинского государства. Пока россияне никак не реагируют на проявления борьбы за власть внутри непризнанных республик. Хотя, на мой взгляд, махновщина — не менее страшный враг ополчения, нежели Киев. Причем перед руководством ДНР и ЛНР сейчас стоит непростая дилемма. Либо провести чистку в своих рядах, что может стать губительным накануне осады Донецка и Луганска. Либо закрывать глаза на факты мародерства и неподчинения, но это ударит по авторитету движения как внутри непризнанных республик, так и за их пределами.

культура: Уже четыре месяца, как состоялось воссоединение России и Крыма. Скажите, по-прежнему ли это решение Кремля пользуется безоговорочной поддержкой россиян?
Федоров: Да, Крым наш, и, похоже, это навсегда. Мы провели опрос в июне, когда, казалось бы, патриотический запал должен был приутихнуть. Но  выяснилось, что, как и в период референдума, свыше 90% россиян считают это решение правильным. Никакие внутренние проблемы или западные санкции не заставят нас отступить. Попытка оппозиции утверждать, что Крым — это непосильная ноша, что теперь нас разденут до трусов ради строительства моста через Керченский пролив, не ввела народ в заблуждение. Те, кто съездил в Крым, а таковых, по статистике, за один месяц сезона набралось свыше миллиона человек, тоже возвращаются с позитивными впечатлениями. 

Среди крымчан эйфория по-прежнему сильна. В сентябре в двух новых субъектах Федерации пройдут выборы, и мы там активно мониторим ситуацию. Последние 23 года крымчане были уверены, что оказались в составе Украины случайно и несправедливо. Поэтому теперь их поддерживает осознание того, что Крым, наконец, стал частью огромной, могучей, а главное, родной страны. Ни враждебная пропаганда, ни трудности переходного периода не могут испортить воздух свободы, которым дышат Крым и Севастополь.  

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть