«Газпром» в погоне за «Диснеем»

30.09.2019

Николай ФИГУРОВСКИЙ

Конференция «Инвентаризация интеллектуальной собственности — новые возможности для бизнеса»Одной из основ постиндустриального общества является информация — сегодня это ключевой фактор цивилизационного развития. Взрывной рост нематериальной составляющей происходит во всех жизненных сферах. Но когда результат интеллектуальной деятельности становится товаром, обращающимся на рынке, должны включаться чисто экономические категории — собственности, оценки, стоимости и так далее.

В отечественном правовом пространстве само понятие «интеллектуальной собственности» обрело современные очертания в 2008 году, когда вступила в силу четвертая часть Гражданского кодекса, явившаяся итогом кодификации норм, содержащихся в законах «Об авторском праве и смежных правах», о товарных знаках, патентах и других, и вобравшая в себя ряд новых для нашего правового пространства положений и терминов (право публикатора, право изготовителя базы данных, ноу-хау и пр.).

Однако появление правовой базы создало лишь первичные предпосылки для включения интеллектуальной собственности в экономический оборот, дальше необходимо создать практику ее адекватной оценки, постановки на баланс, налогообложения и прочих необходимых действий. И тут пока процесс тормозится. Впервые на серьезном уровне эта тема зазвучала в 2014 году, когда председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко обратила внимание на то, что интеллектуальная собственность составляет не более 0,5 процента капитализации российских компаний. При том, что в развитых странах этот показатель доходит до 40 процентов, а у передовых мировых компаний — до 90 процентов.

Андрей КричевскийПонятно, что такое развитие должно становиться плодом совместной работы власти и гражданского общества. Советы и комитеты по интеллектуальной собственности уже существуют в системе торгово-промышленных палат. А в сентябре Комитет по интеллектуальной собственности появился в структуре РСПП, объединяющего реальных капитанов отечественного бизнеса. Возглавивший его Андрей Кричевский — фигура знаковая: он — один из крупнейших в стране экспертов в сфере оборота интеллектуальной собственности, руководитель Евразийской конфедерации правообладателей и Ассоциации IPChain, которая объединяет силы науки, бизнеса и общественных организаций в деле создания международной сети транзакций прав и объектов интеллектуальной собственности.

Открывая первое мероприятие нового комитета, президент РСПП Александр Шохин напомнил: «Еще три года назад в Стратегии научно-технологического развития, утвержденной президентом РФ, была обозначена цель — обеспечение независимости и конкурентоспособности страны за счет наращивания и максимального использования ее интеллектуального потенциала. К сожалению, в европейских индустриально развитых странах доля нематериальных активов в компаниях все еще на порядок выше, чем в российских». Однако, считает Шохин, проблема не в том, что у нас этот показатель низкий, а в том, что мы еще просто не научились использовать и монетизировать интеллектуальный капитал.

Несмотря на то, что законодателями были созданы необходимые инструменты для включения интеллектуальной собственности в коммерческий оборот, на большинстве наших компаний это не отразилось никак. Отечественное налоговое законодательство не видит нематериальных активов, которые потенциально представляют собой объекты интеллектуальной собственности, как таковых.

Президент Федерации интеллектуальной собственности Сергей Матвеев констатирует: крупные промышленные игроки заказывают НИОКР, но полученные из отчетов результаты зачастую официально не оформляют, не оценивают, не ставят на баланс и не превращают в часть капитала. Это связано с тем, что налоговики оценивают их как прибыль, то есть сразу возникает необходимость уплаты соответствующего налога. Иными словами, заказать НИОКР выгодно, ведь можно списать затраты с коэффициентом 1,5. А вот покупать права на эти результаты невыгодно совсем…

Корпорации десятилетиями заказывали исследования, результаты которых можно поднять из архивов, инвентаризовать, оценить и сделать составной частью капитала компаний. Но если выявить, запатентовать и поставить на баланс все, полученное ранее, возникнет налог на прибыль в размере 20 процентов. Для исправления этой странной ситуации необходимо ввести новую налоговую льготу и на покупку результатов, и на вновь выявленные результаты НИОКР. Пока появилась лишь временная льгота на принятие к бухгалтерскому учету объектов интеллектуальной собственности, выявленных при инвентаризации, но проблемы это не решило, отмечает Сергей Матвеев. В Белоруссии, кстати, где гораздо более жесткая налоговая дисциплина, сумели освободить выявленные результаты от налога на прибыль, и в результате у них без всяких дополнительных вложений объем нематериальных активов вырос в 53 раза!

Конференция «Инвентаризация интеллектуальной собственности — новые возможности для бизнеса»А у нас результаты скромнее. Капитализация российских компаний с 2014 года выросла в пять раз, и нематериальная часть в ней достигла 3–5 процентов. Но в Европе она в десять раз больше! Наши компании, конечно, приблизились к западным, но надо понимать уровень сравнения: «Дисней» все еще стоит дороже «Газпрома», а КамАЗ никак не «переедет» канадского производителя мультфильма «Свинка Пеппа», резюмирует Андрей Кричевский.

Впрочем, сама капитализация ради капитализации — не самоцель. По мнению главного юриста по интеллектуальной собственности «РОСНАНО» Виталия Калятина, «раздувать объемы не нужно... Очень часто западные компании указывают большое количество активов для того, чтобы повысить капитализацию или выйти на рынки. Это не всегда отражает их реальные возможности, поэтому не стоит любой ценой стремиться к их показателям. Но то, что у нас этим просто никто не занимается, — это факт, и над этим нужно уже усиленно работать».

На круглом столе в РСПП выступила Анна Костыра, управляющий партнер компании Deloitte Legal, имеющей огромный опыт инвентаризации нематериальных активов как на Западе, так и в России. Она рассказала, что в результате проведения грамотной инвентаризации возникает несколько положительных эффектов для бизнеса: обеспечение возможности коммерциализации интеллектуальной собственности, ее защита, увеличение доли компании на рынке, репутационный эффект. И самое главное — повышение инвестиционной привлекательности: инвестор придет, если есть интеллектуальная собственность.

Ее слова подтверждает представитель крупной компании, сумевшей преодолеть тернии инвентаризации. «После демонополизации рынка мы столкнулись с тем, что на тендерах начала всплывать наша конструкторская и технологическая документация на сложные элементы атомного реактора. Мы были вынуждены констатировать, что не умеем оформлять, охранять и даже планировать нашу работу с нематериальными активами, — признался первый заместитель гендиректора группы ЗиО (Подольский машиностроительный завод) Денис Шубаров. — Инвентаризация стала для нас очень полезным опытом: мы начали обращать внимание на то, что делаем, корректно ли показываем результативность, наладили внутреннюю дисциплину. Вот такая эволюция — от безопасности к общему признанию».

Внимание, которое, стали оказывать практической «экономике интеллекта» консолидированные РСПП крупнейшие игроки отечественного рынка, показывает, что ситуация с интеллектуальной собственностью в стране начала меняться. Глядишь, через несколько лет перекос устранится и КамАЗ настигнет, наконец, «Свинку Пеппу». Однако очевидно, что для этого необходимы усилия и государства, и бизнеса, и юристов, и всего гражданского общества.




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть