Смертельная боль

13.02.2014

Александр АНДРЮХИН

Система помощи онкологическим больным должна быть серьезно пересмотрена. Это стало очевидным после того, как, не получив вовремя необходимое лекарство, застрелился 66-летний контр-адмирал Вячеслав Апанасенко.

У него была тяжелая форма рака. Не в силах больше терпеть адскую боль и причинять своими муками страдания близким, офицер решился на роковой выстрел. После того как эта шокирующая история облетела всю страну, последовала реакция вице-премьера РФ Ольги Голодец, а затем и главы Минздрава Вероники Скворцовой: разобраться и наказать виновных.

«Никого, кроме Минздрава и правительства»

За неделю до гибели Вячеслава Апанасенко его дочь Екатерина Локшина написала на своей страничке в фейсбуке: «Сегодня всемирный день борьбы против рака. Я вчера себе купила новый чехол на телефон с «Ежиком из тумана». Красивый. 800 рублей. Вся сумма от его продажи идет в фонд «Вера». Фонд поддерживает хосписы и их пациентов. Кто не знает, что такое хоспис, поясняю — это организация помощи и поддержки тем больным, которых уже нельзя вылечить. Фонд благотворительный, поэтому больным всегда нужны пожертвования».

А через два дня супруга Вячеслава Михайловича отправилась в поликлинику № 8 за рецептом на обезболивающее для мужа. У него был рак поджелудочной железы — уже на той последней стадии, когда без наркотических средств терпеть мучения невозможно. Не дай Бог такое пережить — ни самому, ни близким. Требовался морфин. Чтобы получить заветные ампулы, нужно было часами бегать по разным кабинетам. К окончанию рабочего дня не хватало всего одной подписи — но поликлиника уже закрылась. Женщина провела там полдня, однако вернулась ни с чем.

Адмирал всегда мужественно переносил боль, но бездушие врачей и слезы жены, корившей себя за то, что не сумела добыть нужного лекарства, стали последней каплей. Ночью он достал наградной пистолет, загнал патрон и написал записку: «В моей смерти прошу никого не винить, кроме Минздрава и правительства. Сам я готов мучиться, но видеть страдания своих родных и близких непереносимо». Поставил дату и выстрелил себе в голову…

Четыре часа каждые пять дней

Однако его мучения на этом не закончились. Мгновенной смерти не получилось. В состоянии комы Апанасенко доставили в Первую Градскую больницу, где он балансировал между жизнью и смертью еще два дня. И только после этого скончался, так и не придя в сознание — это произошло 10 февраля.

Первым на гибель контр-адмирала откликнулся экономист Михаил Делягин. Он написал на своем сайте, что выдача наркотических обезболивающих настолько сложна, что никто не хочет этим заниматься. На онкологических форумах произошел взрыв. Люди с возмущением начали рассказывать, как врачи «футболят» больных и заставляют без нужды бегать по кабинетам. И если бы только бегать — перед каждым высиживать долгую очередь.

Корреспондент «Культуры» решил узнать, как организована система снабжения лекарствами онкологических больных.

— Процедура выписывания рецепта такова, — рассказала нам жительница Щелково Светлана Надеждина, которая каждые пять дней ходит за рецептом для матери. — Сначала высиживаешь очередь у двери онколога. Он дает добро на выписку рецепта и направляет в соседний кабинет, где очередь еще больше. Там ищут это лекарство через интернет по аптекам и, если находят, распечатывают рецепт. Затем с этим рецептом снова встаешь в очередь к онкологу, чтобы он его подписал. После него рецепт подписываешь у двух заведующих отделениями, перед дверями которых также томишься в очереди. В среднем на выписку рецепта обезболивающего у меня уходит четыре часа. А делать это надо каждые пять дней…

Вице-премьер Ольга Голодец поручила Министерству здравоохранения провести комплексную проверку по факту отказа в предоставлении обезболивающего контр-адмиралу Вячеславу Апанасенко и при необходимости привлечь к ответственности тех, кто отказал ему в получении обезболивающих препаратов. Кроме того Минздрав должен проверить, как в регионах исполняется ведомственный приказ, согласно которому врач-онколог может самостоятельно назначать обезболивающие препараты. Похоже, даже в Москве о таком документе не все слыхали.

Онкологу никто не мешает

Корреспондент «Культуры» позвонил в ту самую поликлинику № 8, врачу-онкологу Владимиру Рябову. Он проводил прием больных в тот день, когда в поликлинику приходила жена контр-адмирала. Трубку сняла медсестра.

— Владимир Михайлович знать не знает, кто такой Апанасенко, — не без раздражения заявила она. — Он его никогда не видел. Все, разговор окончен! Врач не может подойти, он ведет прием.

На второй звонок ответил сам Рябов:

— Никакой информации мы не даем! И больше не звоните!

Пришлось обратиться за комментариями к бывшему онкологу Бабушкинского района Москвы Владимиру Филимонову.

— Все зависит от того, кто выписывает рецепт, — сказал медик. — Прежде всего, поясню, что перепроверке рецептов несколькими заведующими подвергаются только обезболивающие средства, которые полагаются онкологическим больным бесплатно. Как правило, это лекарства пролонгированного действия, такие как пластырь или МСТ-континус. Но онкологу никто не мешает выписывать платные обезболивающие — морфин или трамал, которые не нужно подписывать у заведующих. Первый стоит 15 рублей за упаковку из десяти ампул, второй — от 30 до 40 рублей за пачку. Кстати, еще несколько лет назад трамал можно было купить вообще без рецепта, так как он считается не наркотическим, а только полунаркотическим средством. Я, например, всегда выписываю два рецепта — бесплатный и платный. Платный на случай, если больной или его родственник не успеют до конца дня собрать все подписи на бесплатном рецепте, особенно перед выходными. Вообще, профессиональный врач выписывает пролонгированные обезболивающие больному заблаговременно, когда у того в запасе их еще на три дня.

Итак, врач обязан поинтересоваться, на сколько дней у больного осталось обезболивающих препаратов, и если не осталось совсем, должен, помимо бесплатного рецепта, выписать платный. Онколог поликлиники № 8, не сделавший этого, действительно может понести наказание. Однако приведет ли это к системным изменениям?

Душой болел за армию и флот

Последняя должность Вячеслава Апанасенко — начальник штаба вооружения ВМФ. Он был признанным экспертом по баллистическим ракетам подводных лодок. После ухода в запас возглавил «Содружество ветеранов-подводников Гаджиево». По-настоящему болел душой за армию и флот, о чем свидетельствовали его неоднократные записи в интернете. Вот одна из относительно недавних, сделанная в августе 2013 года.

«Не намерен идеализировать СССР, но хочу обратить внимание на следующие обстоятельства. Лет 20 тому назад советский Военно-морской флот представлял в любой части Мирового океана великую морскую державу. В Средиземном море с 1967 года «погоду» делала 5-я оперативная эскадра кораблей ВМФ СССР (5-я ОпЭск).

Следует помнить, что со времен Екатерины Великой все без исключения цари и генсеки отправляли в это море боевые корабли. Можно смело утверждать, что без нашего российского Военно-морского флота, современная политическая карта Средиземноморья была бы совершенно иной. В конце прошлого столетия непрерывное присутствие в этом регионе 5-й ОпЭск оказывало отрезвляющее влияние на ведущие западные страны. Однако за несколько часов до Нового 1993 года Ельцин, наверное… с подачи какого-нибудь плохого человека приказал расформировать 5-ю ОпЭск. Что в результате имеем? С военным разгромом Сирии мы потеряем все, что осталось от нашей ВМБ в Средиземке…».

Пессимистичный прогноз адмирала не подтвердился — Сирия устояла. В первую очередь, благодаря помощи нашего государства. Однако сам мужественный офицер погиб.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть