Именины по-флотски

04.07.2018

Андрей САМОХИН

Фото: Андрей СамохинВторой год подряд в конце июня в России отмечается День кораблестроителя. То, что раньше подобного праздника не было, удивительно для страны, в которой регулярный военный флот существует более 350 лет, а судостроение и мореплавание уходят корнями в глубокую древность.

Благодаря Петру I ногою твердой встав при море, наше Отечество не раз с тех пор доказывало свое право зваться великой морской державой — не только в сражениях, но и в географических открытиях, и в океанологии. «Культура» отправилась в село Дединово Луховицкого района Московской области, где в 1667 году был заложен, а в 1669-м спущен на воду первый русский военный фрегат «Орел». На мачтах ставшего знаменитым корабля тогда взвился национальный триколор. Здесь же, на изгибе Оки, дединовские плотники испокон веков мастерили маломерные гражданские суда, ставшие по воле Петра I общероссийским стандартом.

Из Луховиц в старую часть Дединово можно добраться на пароме, который ходит всего несколько раз в сутки. Село это даже сегодня — через три столетия своей громкой судостроительной славы и полвека после того как почил здешний знаменитый «Колхоз имени Ленина» — впечатляет масштабами. Улицы, каменные особняки, как в заправском городке, парк, целых четыре церкви. Издалека виден великолепный Троицкий храм, построенный на средства семьи местных предпринимателей Шустовых — тех самых, что производили знаменитый коньяк. Сейчас шедевр церковного зодчества реставрируется.

Фото: photoshare.ruХрам возвышается над окской заводью, где находилась верфь, на которой по указу царя Алексея Михайловича строили «Орел» голландцы вместе с дединовскими корабелами. Все это время в селе приезжие специалисты жили по дворам. Не очень-то гладко проходило это гостевание. Иноземцы сильно докучали хозяевам своими странными привычками, а особенно курением зловонных табачных трубок. Но то было первое, еще допетровское знакомство с европейскими обычаями. Со всей России собирали и других специалистов: якорного мастера нашли только в Казани, а вот корабельные канатчики неожиданно обнаружились совсем рядом — у коломенского епископа.

Разумеется, от пристани и верфи не осталось никаких следов, если не считать речки-канала Ройки, созданной в то время специально для транспортировки корабельного леса. Ока тихо шелестит травой шершавых берегов; сморенные полдневной жарой, в ветлах лениво перекликаются птицы. Чуть выше, на бетонированной огражденной площадке, одиноко белеет гранями монумент с картушем и корабликом на вершине, его контуры те же, что и на воспетой поэтами адмиралтейской игле в Санкт-Петербурге...

Фото: Александр ДрожжинНо вот у собора начинается необычное оживление. Юные кадеты в парадной форме, корреспонденты с камерами. Священник в епитрахили у выносного аналоя готовится к обряду. Подходя ближе, видишь на подставке и главную «виновницу» торжества — небольшую деревянную, словно детскую, лодочку. Это точная уменьшенная копия знаменитой дединовской «коломенки», которую Петр Великий своими руками смастерил здесь на местный манер и нарек образцом для копирования всех речных судостроителей — «под наказанием и ссылкою вечною на галеры, ежели инако станут делать».

Глава городского округа Луховицы Владимир Барсуков произносит речь, батюшка Валерий читает положенные молитвы и кропит лодку. Гордо вытянулись «на караул» мальчишки-кадеты. Среди присутствующих местный мастер Виктор Пивоваров — один из последних дединовских судовых плотников, сделавший эту лодку, как и все макеты «Орла» и других кораблей, что составляют добрую половину артефактов местного краеведческого музея. Наконец главный экспонат торжественно заносят в храм, ставя на хранение в придел Святителя Николая Чудотворца, на то место, где стояла когда-то и та первая императорская «коломенка».

Инициирует ли символический шаг восстановление пристани в Дединово и верфи для постройки полноразмерной реплики «Орла»? Так, например, произошло в этом году в Петербурге со старинным боевым кораблем «Полтава», а ранее в Воронеже с первенцем русского линейного флота «Гото Предестинация» (Божье Предопределение).

Глядя на особенные кресты Троицкого храма, полумесяцы которых характерно вытянуты — как те лодки, что издревле строили здесь дединовские мастера, в это начинаешь верить.

Фото: Александр ДрожжинВ местном Доме культуры проходит круглый стол, посвященный Дню кораблестроителя и будущим торжествам. В прошлом году праздновали 350-летие закладки «Орла», а в следующем — состоится юбилей первого поднятия национального трехцветного флага. До сих пор некоторые нижегородские историки пытаются оспорить местоположение этого события: мол, триколор был поднят, когда корабль пришел в Нижний на «госприемку». Но другие специалисты уже смирились: действительно, военное судно не могло идти в свой первый, пусть и небольшой, поход без флага. Кстати, на корабле, кроме голландских корабельщиков, находилась небольшая команда стрельцов, что позволяет говорить и о рождении русской морской пехоты, а также о юбилее морского устава — «Корабельного строя письма», составленного для первого плавания голландским капитаном Давидом Бутлером и утвержденного «куратором» проекта, главой Посольского приказа Афанасием Ординым-Нащокиным.

Краевед Андрей Шаблин, доцент Государственного социально-гуманитарного университета в Коломне, кандидат исторических наук, напоминает, что имя «Орел» фрегат получил благодаря государственному гербу, впервые заявленному на флагах и корабельной корме. Не зря до 1917 года в составе российского военно-морского флота обязательно присутствовал корабль с таким названием. Андрей Александрович, написавший немало книг по истории дединовского кораблестроения, удивляется тому, что сведения о здешней верфи и строительстве «Орла» до сих пор необязательны в курсе школьной истории. «Значение этого события для страны было не меньшим, чем создание тульских оружейных заводов», — утверждает он.

Владимир Барсуков на краеведческой конференции высказал довольно неожиданную и верную мысль. Начав с экономических успехов Луховиц (12 процентов прироста товарной продукции за прошлый год, новые тепличные комбинаты знаменитых луховицких огурцов, возведение шлюза речного гидроузла «Белоомут», который в ближайшей перспективе позволит проходить по Оке большим туристическим теплоходам), он связал все это в том числе с активностью местных историков-краеведов, музейщиков, лодочных мастеров. Парадокс? Нет. Японцы, финны, немцы, тайцы, инвестирующие сегодня в Луховицы, делают это не в последнюю очередь из-за очарования историческим наследием этого места. «А как бы они об этом узнали, если бы вы его не изучали и все мы активно не продвигали?» — риторически спрашивает Владимир Николаевич. Для него история, культура — это не орнаментальные «завитки» на полях бизнес-планов, а суть развития района. И с этим трудно не согласиться.

Недавно силами энтузиастов при поддержке местных властей началось создание музея окского судостроения «Дединовская верфь». Кстати, четыре выпускника из местных кадетских классов собрались поступать в Академию водного транспорта, продолжая традиции села.

Фото: Андрей СамохинВот только у Виктора Пивоварова, к сожалению, учеников пока нет. Об этом он сетует, пока мы беседуем в его мастерской на окраине деревни Лисьи Норы, там сейчас стоят два новых челна из ветлы, вырубленных по старинному «дединовскому навычаю». Да и как вырубленных — без единой «помарки» и даже особой разметки, сразу набело! Иные корабли, которые он потом воплощает в моделях, Виктор Николаевич прежде отчетливо видит во сне.

Лауреат губернаторской премии, Пивоваров — неутомимый хранитель вековых традиций. Сегодня ему шестьдесят, а первую свою лодку он создал еще восьмилетним мальчишкой, научившись у сельского мастера. «Тогда у нас чуть не в каждом доме челны умели делать, — поясняет кораблестроитель. — Когда река разливалась весной — иначе, чем по воде, никуда и не доберешься. Уже давно благодаря плотине подобных разливов здесь нет, вот и лодки перестали повсеместно строгать...»

Сегодня лодочных плотников в Дединово и окрестностях осталось мало, по пальцам пересчитать. И все в преклонном возрасте. Но самого Пивоварова чиновники лесного ведомства грозятся выселить из «родовой», но не оформленной в свое время как положено заимки. «Законникам» нет дела до того, что ему негде будет строить лодки и корабли...

И все же он благодушно надеется, что все недоразумения и препоны временны. Во дворе пивоваровского дома за сколоченным из подручных реек столом, под вкуснейшую уху из местных лещей, все краеведческое собрание, переместившееся сюда из Дома культуры, поднимает стопки за русских корабелов — прошлых, настоящих и будущих.



Петра творенье

Фото: Руслан Шамуков/ТАССВ мае 2018 года в Санкт-Петербурге прошла торжественная церемония спуска на воду точной копии деревянного 54-пушечного трехмачтового корабля «Полтава», первого линейного судна Балтийского флота.

Название корабль получил, разумеется, в честь победы России в Полтавской битве. Петр I принимал личное участие в проектировании судна. Строительство шло в период Северной войны со Швецией за возвращение России выхода к Балтийскому морю. После войны завершилась и история парусника. В 1725 году он был выведен из состава флота, а в середине 1730-х разобран.

Идея воссоздания легендарного корабля родилась в 2012 году. Для ее осуществления на севере города была специально построена верфь «Полтава», где и велись все работы. После долгих исторических и архивных изысканий, поиска чертежей началось строительство. Уже во время работ над судном на верфи проводились экскурсии для любителей истории судостроения.

Чтобы добиться максимальной достоверности, для воссоздания «Полтавы» старались применять оригинальные технологии. Однако для повышения долговечности судна были использованы современные краски, пропитки для дерева и крепежи из нержавеющей стали. Кстати, для несущих деталей корпуса были нужны особые породы дуба. Найти такой лес оказалось непросто — пришлось закупать его практически по всей стране.

Сейчас работы по достройке корабля продолжаются и займут около года. После спуска на воду необходимо установить мачты, пушки, уложить балласт, оформить интерьеры. Когда судно будет полностью достроено, его водоизмещение составит 900 тонн. Новая «Полтава» — музейный экспонат и не предназначена для плавания, но при необходимости парусник можно будет отбуксировать в любой другой порт для участия в морских фестивалях.

По замыслу этот корабль станет центром современного интерактивного музейного комплекса по изучению морской истории и культуры России.




















Мнение

Михаил НЕНАШЕВ, председатель Общероссийского движения поддержки флота (ДПФ), капитан I ранга запаса:

Фото: Александр Щербак/ТАСС

— Россия уже тысячу лет является речной, озерной, морской, а соответственно — кораблестроительной державой. Нашу землю омывают воды трех океанов. Делать суда у предков было «в крови» — от долбленок, однопалубных челнов и лодий к новгородским шитикам, многопарусным шнякам, кочмарам. Поморы на своих кочах издревле доходили сквозь льды до высоких арктических широт, а на юге наши предки спокойно преодолевали Русское (Черное море).

Но как государственная система кораблестроительство началось во времена царя Алексея Михайловича с парусно-гребного пушечного фрегата «Орел». Подобно ребенку из чрева матери, первый русский военный корабль вышел из самой «срединной» России — села Дединово на Оке. А первая русская военная эскадра родилась в Воронеже. Именно с ее помощью Петр I взял турецкую крепость Азов. Говоря о будущем российского флота, мы должны смотреть в корни... Поэтому история отечественного кораблестроения всегда была для нашего движения ключевой.

С нашей подачи и при непосредственном участии были воссозданы два исторических судна: четыре года назад в Воронеже — реплика первого российского линейного корабля «Гото Предестинация», а в мае этого года — полноразмерная копия первого линкора Балтийского флота «Полтава», в строительстве которых Петр Великий принимал участие и как проектировщик, и как плотник. Это впечатляющее достижение стало результатом объединения усилий многих энтузиастов — историков и мастеров-корабелов.

Наше движение последовательно боролось против утилизации заслуженного авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов»: к этой идее склонялись некоторые беспамятные горе-начальники. Спасибо Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), поддержавшей нас в этом, так же как и в ходатайстве за установление государственного профессионального праздника.

В советское время кораблестроение было развито очень хорошо. Но праздника корабела все равно не было, в отличие от Дня химика или Дня рыбака. Почему? Просто в нашем деле трудятся очень скромные люди. Двадцать последних лет мы писали во все инстанции о восстановлении справедливости и наконец добились: в прошлом году было издано постановление правительства. Хотя новый праздник именуется Днем кораблестроителя, мы считаем, что это такое же торжество и создателей гражданского флота, 45 регионов РФ и миллионов сограждан, занятых прямо или косвенно в этой сфере.

Что сказать о сегодняшнем состоянии отрасли? Наши верфи загружены на 90 процентов и военными кораблями, и гражданскими судами. Это касается не только таких гигантов, как ОСК, но и небольших предприятий. Хотя присутствует и определенный дисбаланс: на крупных верфях очередь из заказов на годы вперед, в то время как ряд их малых собратьев простаивает. Скачок в кораблестроении происходит в последние 5–7 лет благодаря повышенному вниманию руководства страны. Огромную роль здесь, безусловно, играет военный заказ.

Однако и гражданский флот тоже «подтягивается», хотя и более медленными темпами. Там мы пока имеем дело не с новыми разработками, а с активным ремонтом и обновлением старых судов. Допустим, пассажирские теплоходы, круизные лайнеры мы не делали и в СССР, предпочитая заказывать их у стран Варшавского блока. Нет особых планов строить их и сегодня. Но зато возобновилась и нарастает активность в судовом сегменте, где мы всегда были сильны: научно-исследовательский и специальный, прежде всего арктический, флот. На очереди — строительство своими силами буровых платформ для работы на шельфе. Это, конечно, единичные, хотя и перспективные, мощные проекты. Но главная задача сейчас — модернизация наших судостроительных и судоремонтных предприятий, на многих из них оборудование не менялось уже полвека. И это составляет сильнейший контраст с новыми суперсовременными предприятиями, такими, как, например, «Звезда» в Приморском крае.

Комплектующие, всю корабельную начинку, включая радиоэлектронику, также сегодня стараются делать в России. Хотя вопрос с микроэлементной базой, особенно для рыбопромыслового флота, стоит до сих пор весьма остро. Слишком многое было утеряно в 90-е... Но я и мои коллеги убеждены, что наша страна способна производить любые суда и корабли, а также всю цепочку оборудования к ним — мы ничем не хуже китайцев и корейцев! Была бы политическая воля и нормальная финансовая политика. Не стоит забывать, что именно Россия построила военный флот двум великим державам — Китаю и Индии.

Не советую верить тем «экспертам», что пишут об окончательной потере отечественного рыбопромыслового, транспортного судостроения, о некой «точке невозврата», которую мы якобы прошли. Заявляю ответственно: наши корабелы до сих пор могут строить любые корабли и суда. Понятно — в разумной кооперации с другими странами. Есть и кадры, и желание. В наших силах создавать в том числе и современные яхты, не хуже западноевропейских, чего у нас до сих пор не делали. А зря! Ведь это направление — от небольших парусных лодок до яхт океанского класса — хорошая база для популяризации судостроения и «морских» профессий вообще.

Не все знают, что производство каждого крупного корабля или судна дает загрузку десятку предприятий, не относящихся к этой отрасли. Это еще больший, чем авиация (поскольку более массовый), катализатор для развития, подъема экономики всей страны.

Корабельная философия должна пронизывать все наше общество и начинаться с раннего возраста. Так же, как в советское время на детских площадках часто встречались стилизованные космические ракеты с государственной символикой, так сегодня нам нужны подобные игровые корабли. Только не иноземные киношно-«пиратские», а отсылающие к нашей собственной морской истории.

В этом смысле строительство полноразмерной копии «Орла» в Дединово и создание там соответствующей туристической инфраструктуры могут сыграть большую роль в правильном воспитании будущих поколений. Ведь корабли связывают наше прошлое и будущее, это не только державная мощь, но и народная память, национальная культура.




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть