А ты записался добровольцем?

18.01.2018

Августин СЕВЕРИН

2018-й объявлен в России Годом волонтера. Это означает не только признание заслуг добровольцев перед обществом, но и запуск новых проектов в разных сферах. Так, Владимир Путин одобрил идею создания ресурсного центра поддержки волонтерства в сфере сохранения культурного наследия России, а в середине января Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) в Москве анонсировало открытие первой в России школы для добровольцев, которая распахнет свои двери 27 января. С рассказа о том, кого и чему в ней будут учить, «Культура» начинает серию публикаций, посвященных волонтерскому движению.

Фото: school.voopik.ru

В нашей стране первые волонтерские отряды создавались в 60-е годы прошлого столетия, став частью общемировой тенденции: охрана культуры тогда оказалась под пристальным вниманием общественности. Отдельные коллективы того времени дожили до наших дней, например, стройотряд физфака МГУ недавно отметил свое пятидесятилетие — ​на протяжении полувека физики трудились над реставрацией Соловецкого монастыря. В 1965 году был создан ВООПИиК — ​общественная организация, которая координировала работу добровольцев.

Ситуация коренным образом изменилась в 90-е годы — ​советское добровольческое движение стало сходить на нет, ничего нового «реформаторы» не придумали, каждый выживал, как мог. Возрождение традиции, уже на новых основаниях, началось несколько лет назад.

Фото: oprf.ru— В советское время работали другие механизмы мотивации людей, — ​поясняет председатель Центрального совета ВООПИиК Артем Демидов. — ​Но эпоха стройотрядов прошла, мы находимся в совершенно иной социальной и экономической ситуации, работать нужно по-новому. Это одна из причин того, почему мы решили обратиться к иностранному опыту.

— В 2016 году Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры провело конференцию, на которую собрались наиболее активные деятели добровольческих организаций со всей страны, также на нее пригласили представителей французской ассоциации Rempart. Это своего рода аналог ВООПИиК, координирующий на объектах культурного наследия работу 180 волонтерских объединений. Результатом встречи коллег стала договоренность о сотрудничестве, и год спустя организации провели обмен — ​четыре группы российских волонтеров уехали во Францию, а в Россию прибыли французы.

— В 2017 году у нас было два полноценных лагеря или кампуса, около пятисот человек, — ​продолжает Артем Демидов. — ​Они работали в Донском монастыре и приводили в порядок памятник деревянной архитектуры XIX века — ​дом Палибина на улице Бурденко в Москве. Кстати, у нас за этот год пять человек решили превратить увлечение в профессию — ​одни поступили в профильные вузы, другие устроились на работу в реставрационную организацию.

Школа волонтеров — ​следующий этап сотрудничества.

Фото: Станислав Красильников/ТАСС— В этом проекте мы обобщаем методологический опыт и наработки наших европейских коллег, — ​поясняет координатор волонтерского проекта ВООПИиК Павел Шишмарев. — ​Помощь оказывают НИИ реставрации, столичный ресурсный центр «Мосволонтер», который является лидером в регионе, Колледж архитектуры, дизайна и реинжиниринга № 26, на базе которого и будут проводиться занятия.

Школа рассчитана на 400 человек, уже сегодня желающих значительно больше. Последний день записи — ​20 января, но и тем, кто опоздал, не стоит слишком отчаиваться — ​им прочтут обзорную лекцию, а летом желающие смогут принять участие в одном из проектов ВООПИиК, правда, учиться придется на месте.

Едва ли не единственное ограничение — ​возрастной ценз: претендентам должно быть не меньше 18 лет. Кроме того, приветствуется опыт работы в других волонтерских проектах. После подготовки и практики 30 наиболее активных выпускников останутся, из них преподаватели сделают координаторов.

— Обучение в школе будет состоять из двух частей: практической и теоретической, — ​пояснил Павел Шишмарев. — ​На лекциях мы расскажем о волонтерстве, объясним, что это такое, каков мировой опыт, также слушатели узнают об объектах культурного наследия, чем они отличаются один от другого, что мы можем делать и в чем ограничены. Поговорим и о теории и методологии реставрации. Будет и практическая часть. Учащиеся познакомятся с азами работы по камню, дереву и металлу.

— Мы представляем это так: сначала группа из 60 человек прослушивает лекцию в аудитории, потом мы ее делим и разводим по трем мастерским, в течение трех часов меняем подгруппы между собой, — ​поясняет Артем Демидов.

Фотография предоставлена волонтерским движением ВООПиКСамое интересное, что весь курс обучения составляет всего один день. По словам, главы ВООПИиК, ключевая цель школы — ​мотивировать людей, которые не имеют ни малейшего представления о работе реставраторов, погрузить их в особую атмосферу.

— Мы подумали, что пока не сезон, холодно, можно заняться привлечением новых добровольцев, — ​продолжает он. — ​Понятно, что за один день не удастся научить работать с металлом, камнем и деревом, но зато это невероятно интересный опыт. Школа нужна для того, чтобы люди могли понять: это не так сложно, а главное — ​чтобы они к нам вернулись к весне.

В финале — ​большой слет всех выпускников, на который будут приглашены волонтерские движения со всей страны. Здесь они смогут познакомиться между собой и принять решение, куда поехать в предстоящем сезоне.

В планах ВООПИиК на этот год — ​пять волонтерских лагерей, в стадии обсуждения еще около 40 объектов, на которых может понадобиться помощь добровольцев. Это и Донской монастырь, и дом Палибина, и Копорская крепость начала XIII века в Ленинградской области, где желающие смогут принять участие в археологических раскопках.

— Возможно, туда же поедут и наши гости из Франции, ведь это уникальный памятник русского фортификационного зодчества, — ​продолжает глава ВООПИиК. — ​С ним очень много проблем. В последнее время крепость даже закрыли для туристов, потому что ее состояние требует срочных восстановительных работ.

Кстати, выпускники школы смогут попробовать свои силы и во Франции.

В дальнейшем проект планируется развивать, открывая школы при отделениях общества в других регионах России, где они также помогут с пополнением волонтерских отрядов.

Фотография предоставлена волонтерским движением ВООПиК— На данном этапе наша задача — ​создание инфраструктуры, в рамках которой мы сможем постоянно приводить в порядок большое количество объектов культурного наследия, — ​подчеркнул Павел Шишмарев.

По словам Артема Демидова, даже в многомиллионной Москве таких объектов намного больше, чем добровольцев, готовых прийти на помощь, а в отдельных регионах дела обстоят еще хуже.

— Проблема в том, что в аварийном состоянии сегодня находится огромное количество памятников, пока до них дойдет очередь на реставрацию за государственный счет, они просто исчезнут, — ​поясняет он. — ​Есть и другой механизм: передача объектов, ценных с исторической и культурной точки зрения, в частные руки, с тем чтобы новые владельцы восстановили их и поддерживали в нормальном состоянии.

К сожалению, зданий, вызывающих интерес у инвесторов, намного меньше, чем хотелось бы. Какого покупателя, к примеру, привлечет церквушка в заброшенной деревне или полуразрушенный дом, который намного дешевле снести, чем отремонтировать, а тем более отреставрировать?

— Во Франции именно на таких объектах работают волонтеры, — ​рассказал глава организации. — ​Они не предполагают глобальных восстановительных мер, главная цель — ​образование и воспитание, приобщение к ценностям, сохранение реставрационных техник и спасение памятника для последующих поколений.

А самим добровольцам нужна помощь со стороны властей. В частности, финансовая, для того чтобы обеспечивать нормальные условия труда: доставку к месту работ, закупку материалов, организацию инфраструктуры.

— Сегодня Министерство культуры поддерживает творческие союзы, мы хотели бы добиться, чтобы и у нас такая помощь была, — ​говорит Артем Демидов. — ​Я уверен, что каждый рубль, вложенный в добровольческие инициативы, может при меньших затратах дать большие результаты. Волонтер — ​это не значит дилетант. У нас и среди профессионалов не всегда встретишь человека, с таким пиететом относящегося к культурному объекту. И зачастую недостаток знаний и опыта он компенсирует отношением к нему. Кроме того, подобные проекты — ​это не только спасение памятников, но воспитание молодежи.

Также государство могло бы помочь в устранении бюрократических и прочих барьеров, с которыми волонтеры сталкиваются постоянно. Например, Центр возрождения культурного наследия «Крохино» — ​группа энтузиастов, которая на протяжении почти десяти лет занимается приведением в порядок храма Рождества Христова, расположенного в Белозерском районе Вологодской области.

Церковь была построена в XVIII веке на берегу Белого озера у истока Шексны. А при строительстве Волго-Балтийского водного пути, в состав которого входили и река, и озеро, храм оказался в воде. В результате сложилась странная юридическая коллизия — ​де-юре церкви не существует, так как она находится в границах водоема, но де-факто она есть.

Фотография предоставлена волонтерским движением ВООПиК

— Ежегодно мы организуем шесть-семь экспедиций. Как правило, они проходят в выходные дни, поскольку волонтеры — ​работающие люди, возраст — ​28–45 лет, — ​рассказывает руководитель проекта Анор Тукаева. — ​Это добровольцы, которые четко мотивированы.

— Власти, как правило, нас не поддерживают, — ​сетует один из волонтеров. — ​На сегодняшний день силами Центра проведены инженерные изыскания, есть проект работ, но согласовать их не с кем.

По мнению представителей ВООПИиК, решением всех этих проблем мог бы заняться ресурсный центр. С предложением о его создании на заседании Совета по культуре и искусству при президенте России выступила почетный председатель организации Галина Маланичева.

— Очень прошу понять и согласиться с тем, что, наверное, нам следует и необходимо попросить Министерство культуры образовать федеральный ресурсный центр поддержки развития волонтерства, добровольчества, — ​сказала она. — ​Аналогичные центры на базе других организаций в настоящее время созданы и Министерством здравоохранения, Министерством транспорта, и другими организациями, и являются информационными и методическими. Они оказывают именно эту помощь, может быть, и финансовую поддержку соответствующим общественным проектам.

Вопрос создания центра активно обсуждался на состоявшемся 15 января заседании Общественной палаты Российской Федерации, в котором приняли участие представители ВООПИиК и волонтерских организаций страны, а руководитель международного отдела ассоциации Rempart Фабрис Дюфо поделился с коллегами французским опытом. Он, в частности, рассказал, что они получают стабильное финансирование от государства, которое идет на решение организационных вопросов и позволяет планировать деятельность на годы вперед.


Константин МИХАЙЛОВ, координатор общественного движения «Архнадзор», член Совета по культуре и искусству при президенте России:

Фото: Станислав Красильников/ТАСС

— Работа волонтеров никогда не потеряет актуальности. Во-первых, самое очевидное: их деятельность важна с точки зрения сохранения наследия. Только таким образом можно спасти значительную часть памятников, которые в противном случае погибнут. А во‑вторых, это крайне важный инструмент социализации, участвуя в проектах, молодые люди находят свое место, призвание, они чувствуют, что их деятельность востребована, необходима. Такая работа позволяет успешно противостоять общественной депрессии, апатии, распространенной убежденности в том, что ничего не зависит от конкретного человека, ничего нельзя изменить. Волонтерство — ​убедительный ответ — ​это не так: когда люди хотят что-то сделать, им нужно лишь объединиться.

Сегодня в России не менее трех тысяч волонтеров, помогающих сохранять объекты культурного наследия, при этом нужно учитывать, что нам известно не обо всех организациях и объединениях, которые занимаются этим важным делом. Их очень много в регионах, и, конечно, они нуждаются и в координации усилий, и в ресурсной помощи со стороны государства. Этим людям нужно предоставить всю возможную поддержку — ​организационную, юридическую, информационную, необходимо ликвидировать все барьеры на пути их работы. Вот характерный пример: три года назад в Самаре зародилось движение «Том Сойер фест», это фестиваль сохранения исторической среды. Название связано с эпизодом из книги Марка Твена, в котором Том Сойер привлек к покраске забора всех своих приятелей. В 2015 году, когда фестиваль проводился в первый раз, его участники отреставрировали и отремонтировали три исторических дома. На следующий год «Том Сойер фест» захватил три города, а в 2017 году к движению присоединилось около 20 населенных пунктов. То есть год от года эти движения становятся все более популярными, можно смело говорить, что инициатива приобрела федеральный размах.

Важно также учитывать, что это не только те, кого раньше называли «добровольцы» или «помощники реставраторов», мы должны видеть ситуацию шире: развивается волонтерское движение в сохранении культурного наследия. Сегодня им охвачено более 30 городов России. Эти люди заняты и наблюдением за состоянием памятников — ​задача, которую не всегда могут решить государственные организации. Например, мониторинг: он осуществляется в труднодоступных местах, глухих селах. Ведется работа по сохранению памятников, находящихся под угрозой сноса при варварской застройке, и выявлению новых объектов для постановки их на государственную охрану, и большая просветительская работа.

Безусловно, для участия в этой деятельности нужно иметь определенные практические навыки. Поэтому и открывается школа, чтобы еще до начала сезона желающие стать волонтерами смогли обучиться и теории, и практике. Кстати, небольшие подобные центры уже работают, хотя они и малоизвестны. Например, в Москве несколько лет действует волонтерская школа на севере столицы, при храме преподобного Серафима Саровского в Раеве, там молодые люди получают, в частности, навыки работы с объектами деревянного зодчества. Затем они их применяют на практике, участвуя в проекте «Общее Дело. Возрождение деревянных храмов Севера».

На декабрьском заседании Совета по культуре и искусству президент России поддержал идею создания ресурсного центра по поддержке волонтеров. Что он будет собой представлять, станет ясно позже. Сегодня наша задача — ​выработать рекомендации по организации его работы. Практика показывает, что добровольческие организации в основном вынуждены решать одни и те же проблемы. Учитывая, что в России — ​Год волонтера, лучшего времени, чтобы преодолеть накопившиеся сложности, трудно придумать.


Иллюстрация на анонсе: Виталий Подвицкий

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть