Провинциальный гамбит

01.11.2017

Екатерина САЖНЕВА

г. ОрловСтарейшее отечественное предприятие, производящее лото и шахматы, нарды и шашки, под угрозой закрытия. Виной тому — невероятные для лесного края проблемы с древесиной. Чтобы разобраться в ситуации, корреспондент «Культуры» отправилась в небольшой городок Орлов Кировской области.

Настоящие шахматы должны пахнуть деревом — не безликий и штампованный китайский пластик, а тяжелые лакированные пешки и ладьи. Раньше почти в каждой семье обязательно был свой комплект. В игру, правила которой не менялись тысячелетиями, сражались миллионы.

В руках у советских любителей шахмат — классические фигуры: подобные выпускает орловский завод, который был основан в 1925 году.

Все начиналось с артели имени Международного юношеского дня. И вот уже без малого сто лет здесь делают настольные игры — примерно 30 тысяч комплектов в год. Но сегодня предприятие столкнулось с проблемами, ранее невиданными.

«Все у нас есть — технологии, люди, идеи. Не хватает только леса», — сокрушается директор Антон Караваев. Он молод — всего 31 год, но сумел вытащить завод из нищеты и банкротства.

О новой беде, отсутствии материала, работники предприятия уже написали президенту, главе правительства, министру спорта и депутатам Государственной думы.

Как может закончиться лес в Кировской области? Оказывается, очень просто.

Нечестная игра

Есть города, которым очень идет жить в осени. Орлов — как раз из таких. Бывший Халтурин, названный так в честь революционера-террориста, встречает небом с тяжелыми тучами, осенней распутицей, превращающей дорогу в месиво из грязи и желтых листьев. Пять часов вечера. Городок будто вымер. На улицах ни души.

г. ОрловДома сплошь деревянные, редко — на пару этажей. Здесь даже своей газеты нет. «Закрыли, а здание выставили на продажу», — объясняют местные жители, но по интонации чувствуется, что отсутствие своих СМИ их ничуть не печалит.

Только благодаря шахматному заводу всесоюзного значения Орлов и был когда-то назван городом. «В Советском Союзе работали три подобные фабрики: у нас в Халтурине, в Выборге и в Санкт-Петербурге. Но на данный момент мы остались единственными», — рассказывает Караваев.

Но последних из советских могикан решено было заставить соревноваться с иностранцами. Бывший губернатор Никита Белых, ныне обвиняемый в получении взятки в особо крупном размере и находящийся в СИЗО, решил реализовать «инвестиционный проект», и с его подачи вятские леса стали распределяться между крупными предприятиями.

Правила игры внешне были честными, рыночными, однако на равных условиях конкурировать с импортными закупщиками, теми же китайцами, которые предлагали гораздо более выгодную цену, не получалось. Преференций и скидок не дали. Аукцион есть аукцион.

«Иностранцы готовы брать лес задорого, самую хорошую древесину. Поэтому цены взвинтили только по березе уже в четыре раза. Стоила она, скажем, тысячу рублей за кубический метр, а сейчас — 3,5–4 тысячи», — рассказывает заведующий производством орловского завода Максим Тришин. — Мы задыхаемся — не можем дальше развиваться».

Фото: Екатерина СажневаДля шахматных фигур используется береза, на доску идут сосна и осина.

Отечественные производители глубокой переработки древесины не продают лес «налево», не спекулируют им, но каждый год орловский шахматный завод, по словам руководства, становится злостным налогонеплательщиком.

«Лес рубится, когда можно проехать, то есть только летом и зимой. В распутицу туда просто не доберешься — техника не пройдет, — рассказывает заведующий производством. — Делянки дает нам государство. Вырубил дерево — обязательно за собой приберись, посади взамен новое. Из-за погоды, естественно, мы часто имеем трудности и простой. Льгот никаких нет. А вместо того чтобы помочь, местная районная власть ведет с нами непримиримую борьбу».

Нет леса. Нет производства. Нет денег. «Следовательно, мы не можем купить древесину. И опять стоим», — разводит руками Максим Тришин. Снова нечем платить налоги. Замкнулся круг.

А китайцам, конечно, не до шахмат: они просто вывозят сырье. Ничего личного, хороший бизнес.

Две королевы и Левша

Иду на дым из трубы на самой окраине Орлова — это и есть шахматный завод. Топят деревянными стружками, остающимися от изготовления шахмат, остальное — газ, электричество — слишком дорого. Стружки хранятся в сарае, где на стене, почерневшей от осенних дождей, висит оптимистический плакат «Рабочее время — работе».

«Еще совсем недавно вся эта часть двора была заполнена древесиной. Видите, сейчас уже почти ничего не осталось», — кивает головой заведующий производством на лужи возле забора. Действительно, кроме пары бревен, ничего нет.

Фото: Екатерина СажневаВпрочем, на местах люди, мастеровые, рабочие — некоторые из них отдали шахматам всю свою жизнь.

Черная королева — брюнетка Галя, белая — блондинка Маша. Обе целый день «купают» уже раскрашенные шахматные фигурки — каждая своего цвета, чтобы не перепутать — в бочонках с лаком. Вкусно пахнет только что обработанным деревом.

— Кожа, наверное, портится? — спрашиваю я у Галины, кивая на ее руки.
— Да нет, ничего, — отвечает она. — Перчатки нам дают, но без них как-то привычнее. К ним фигуры приклеиваться начнут, а так после смены кремом помажешь и хорошо».

Галя трудится тут три года. За свою работу держится — других вакансий в Орлове нет. Женщин на заводе больше, чем мужчин, и берут представительниц прекрасного пола охотнее: они не пьют и очень стараются. Есть даже целые рабочие династии с общим стажем четыре десятка лет.

В канувшие в Лету времена орловский шахматный мог трудоустроить 1200 человек. Первые автомобили, которые появились в Кировской области, покупало именно это предприятие. Сейчас здесь — 200 сотрудников.

Экскурсию Владимир Солодянкин, заместитель начальника производства, устроил мне из конца в начало. Как будто черно-белую кинопленку прокрутили в обратную сторону. Сначала я наблюдаю за тем, как готовые фигурки аккуратно помещают в коробки, как выкладывают соломкой узор на шахматной доске, грунтуют, лакируют, сушат, красят, и так до самого конца, где аккуратные деревянные бруски только поступают на карусельные станки.

Фото: Екатерина Сажнева

Оборудование на заводе не просто советское — эксклюзивное. Еще в 60-е годы его придумал орловчанин Георгий Кырчанов. Ноу-хау настолько опережало свое время, что современные импортные технологии, немецкие, например, только сейчас сравнялись — стоят бешеных денег.

«Делал их наш Левша по наитию, то есть ни документации, ни чертежей не сохранилось, поэтому храним их как зеницу ока, — уверяет Игорь Шабалин, главный инженер. — Но, клянусь, пока я на заводе, не дам им остановиться».

Большая часть работ проводится вручную.

Александра Григорьевича, старейшего резчика шахмат, на месте не оказалось. Уже отправился домой. Но лучше него — не сыскать, поэтому и умоляют остаться, не уходить на пенсию. Это руководителей может быть много, а гениальный мастер — на вес золота.

— Позвонить ему, взять интервью? — интересуюсь я.

«Нет у него мобильного и не было никогда», — смотрят на меня как на инопланетянку. Зачем в Орлове телефоны — здесь все рядом, рукой подать. Напротив рабочего места Александра Григорьевича прибит кнопками к шкафу раритетный полувековой плакат с Лениным. Время тут будто остановилось в раздумьях. Как в шахматной партии.

Надежда на школу

«Смотрите, это деревянные заготовки, из них он и вырезает вручную фигуры. Каждая не похожа на другую. Чуть-чуть, но отличается, потому что это не станок, не робот, а человек. Самая сложная фигура — это, конечно, конь», — объясняет Владимир Солодянкин.

Фото: Екатерина СажневаА вот экспериментальный цех росписи сувенирной шахматной продукции открылся сравнительно недавно, весной нынешнего года.

«Мы захотели делать не массовые шахматы, а сувенирные. Это уже для экспорта, для подарков. Берем продукцию в чистом виде, и наши мастерицы потом ее расписывают вручную: хохлома, гжель, жостовская роспись, вятская дымка», — перечисляет бригадир художников Елена Грудцына. Она убеждает меня, как до этого инженер Солодянкин, что одинаковых фигур просто не может быть: «Даже когда мы создаем их по единому образцу, каждый художник все равно добавляет свои элементы. Это же творчество».

Участвуют в московских выставках. За границу, конечно, ехать далеко и дорого, хотя они убеждены, что их орловские шахматы могут составить достойную конкуренцию любым европейским. «Нас очень хорошо принимают, потому что многие формы как придумали 60 лет назад, так и делают до сих пор. И на ощупь наши фигуры такие же, как раньше были: теплые, деревянные, с мягкой войлочной подошвой. Ретро всем нравится, и спрос поэтому на него огромный. Перед праздниками, Новым годом, 23 февраля не успеваем загружать машины с товаром».

Говорят, что в ближайших планах художников попробовать «делать Восток»: черное и белое, лаконичные инь и ян, соединяющиеся воедино на шахматной доске. Китайцам, наверное, понравится.

Походные, обиходные, турнирные (гроссмейстерские), офисные, сувенирные. Разного размера и фактуры. Это все — шахматы. Технологии их производства не меняются веками.

Можно, конечно, перепрофилироваться на пластик, но зачем? В этом случае лучшее — враг хорошего. А истинные ценители все равно предпочитают дерево.

«Шахматам несколько тысяч лет и ничего нового придумать в них нельзя, кроме того, чтобы делать их еще более красивыми», — уверен Максим Тришин.

«Я надеюсь, как только выйдет постановление о том, чтобы в школах в обязательном порядке ввели шахматы, сразу найдется множество предпринимателей, готовых выкупать лес и обеспечивать рынок своей продукцией, но пока мы такие одни, и поэтому нас нужно поддерживать», — считает Антон Караваев.

Проект обязательного урока шахматной игры действительно рассматривается. Министр образования Ольга Васильева тоже за дополнительные занятия. В самом же Орлове ждут этого нововведения как манны небесной, веря, что лучше, чем они, в России все равно мастеров нет, но все равно опасаясь, что не выдержат несправедливой конкуренции, которая наверняка начнется.

Фото: Екатерина СажневаХотя продукция предприятия относится к категории народных промыслов и ремесел, никаких поблажек и льгот этот почетный статус не дает, поэтому спасать себя мастера должны сами.

Сразу после возвращения из Орлова «Культура» позвонила в Кировскую областную администрацию.

Оказалось, что именно в этот день — такое совпадение — полностью сменилось все руководство областного министерства лесного хозяйства, и что происходит, новые чиновники пока не знают, но обещали выяснить и прокомментировать в самом ближайшем будущем. Может быть, даже помочь.

«Мы не просим денег. Это крик души. Мы просим помочь только с сырьем — древесиной. Не бесплатно, но как отечественному производителю на льготных условиях. Не ставьте палки в колеса», — умоляют на орловском шахматном заводе.

Услышат ли их? Дадут ли по-честному разыграть эту партию?

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть