Любовь — Кольцо

03.08.2017

Андрей САМОХИН

Что ждет главный туристический маршрут страны? 


Фото: Ян Линн/ТАСС

В этом году одно из старейших и самых популярных у туристов направлений — «Золотое кольцо России» — отмечает полувековой юбилей. Проложил его, придумав и само название — как заголовок серии репортажей, в конце 1967-го корреспондент «Советской культуры», краевед и искусствовед Юрий Бычков. Сегодня проект, как полагают специалисты, требует ребрендинга. Тему собираются обсудить 10 августа в Сергиевом Посаде на форуме, который завершится «Оперой у стен Лавры». Накануне события мы выяснили у экспертов, каким может стать Кольцо в ближайшем будущем. 

За время существования маршрута миллионы туристов проехали, полностью или частично, по легендарной «дороге в Древнюю Русь»: от Сергиева Посада (тогда еще Загорска) через Переславль-Залесский — в Ростов, Ярославль, Кострому, Иваново, Суздаль и Владимир. Сказочное многоголосие Ростова, свеча Покрова на Нерли, расписная ладья Ярославля, резная шкатулка Костромы... Можно за неделю пролистать энциклопедию древнерусской архитектуры, увезти с собой изящные миниатюры ростовской финифти, льняные костромские рубашки и богородские деревянные игрушки, отведать переславской сельди и суздальской медовухи. 

Пришло все это, конечно, не сразу. В 1969 году после постановления ЦК КПСС, Совмина и ВЦСПС «О мерах по дальнейшему развитию туризма и экскурсий в стране» идея Юрия Бычкова получила высочайшее одобрение и поддержку. Городам Кольца выделили немалые средства на восстановление памятников, создание туристической инфраструктуры.

«Ярославна, тебя я славлю, славлю землю твою в цвету, славлю молодость Ярославля — нашу русскую красоту», — все семидесятые звучал из радиоприемников этот гимн древнему городу в исполнении Эдуарда Хиля. Певец был убедителен: многие советские и несоветские люди захотели побывать на земле — «той, что с солнцем обручена». Путевки на автобусные поездки по «Золотому кольцу» достать было непросто, особенно летом, — ими бойко торговал «Интурист». Очень быстро маршрут стал столь же популярным символом России, как Московский Кремль и Эрмитаж. Ходила даже легенда, что один американский миллионер, побывав в Суздале, написал письмо Брежневу с предложением отдать ему город в аренду на несколько лет — тот, мол, принесет в казну СССР золотые горы от приезжих со всего мира. 

Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Впрочем, в советские времена иностранный туризм, по некоторым оценкам, давал стране до четверти всех валютных поступлений. И «Золотое кольцо» играло здесь не последнюю роль. Кстати, по свидетельству самого автора названия, придумал он его в Москве: горящие на солнце купола кремлевских соборов парадоксально соединились в уме с куплетом популярной песни из кинофильма: «Любовь — кольцо, а у кольца начала нет и нет конца».

Казалось, финиша удачно найденному маршруту действительно не будет. «Золотое кольцо» расширялось, вобрав в себя под титлом «Большое»: Боголюбово, Александров, Углич, Тверь, Мышкин, Гороховец, Дмитров, Палех, Плёс, Муром, Тутаев, Калязин, Рыбинск, Гусь-Хрустальный, Юрьев-Польский, Кидекшу. Вместо восьми городов стало более двадцати. Понятно, что объехать их в «компактном» путешествии за пять-семь дней стало проблематично. Кольцо начало разбегаться на диагонали и зигзаги.

Уже в этом веке к успешному имени потянулись и такие далекие от первоначального ареала города, как Калуга, Боровск и даже Тула с Рязанью. Незапатентованный бренд начал неуправляемое размножение по стране. Саратовская область планирует собственный исторический турмаршрут с тем же названием. В Краснодарском крае надумали «Золотое кольцо Юга России», в Казани — «Золотое кольцо Татарстана», на подходе — «Большое золотое кольцо Алтая». 

Несколько лучше выглядят попытки обыграть другие металлы: «Серебряное кольцо России» — так назвали экскурсии по древнерусским городам Северо-Запада, есть «Железное» и «Самоцветное» кольца (они же — пояса) Урала.

В 90-е классический маршрут потерял в популярности: одни обеднели настолько, что стало не до поездок, другие, разбогатев, ринулись за границу. Были и те, кто предпочел путешествовать по городам (и продолжают это делать сегодня) на личных автомобилях и по собственно избранной траектории.

Экскурсантам сделалось тесно в строгих рамках советского сервиса. Захотелось гостиниц получше, живописных ресторанов по дороге и развлечений в любое время года.

Приходится соответствовать. С начала нулевых медленно развивается событийный и гастрономический аспекты туризма. Пару лет назад на некоторых зданиях появились QR-коды с рассказом о достопримечательностях. Весь Сергиев Посад ныне увешан информационными табличками на китайском. 

Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Благородные руины или безвкусный новодел — не пустая дилемма в туристическом обновлении заповедных древнерусских городов.

Государство озаботилось развитием маршрута, признав его общенародным достоянием культуры. Что, кстати, принципиально важно, поскольку отношение как к обычному бизнесу его убьет, полагают специалисты. 

В СМИ недавно появились сообщения о межрегиональном проекте «Золотое кольцо 2.0», предполагающем строительство и реконструкцию автомобильных дорог, модернизацию сети железнодорожного транспорта, а также единый портал информирования о достопримечательностях.

В чем, по мнению экспертов, главные проблемы и надежды на будущее у легендарной дороги в русское прошлое?


Сергей ПОЗДНЯКОВ, руководитель Туристского экспертного сообщества:

— Я занимаюсь темой более 20 лет и давно сформулировал вопрос, на который четко не отвечают ни власть, ни бизнес: «Ради чего поедут туда туристы?» Помню по 50 экскурсионных автобусов в день в тамошних городах в 1970-е. Сегодня этого даже близко нет! Почему? Потому что предлагается то же и так же, как и двадцать, и тридцать лет назад. А люди сильно изменились, им нужны не только красивые виды, но и какой-то интерактив: мастер-классы, театрализованные действия — как в европейских городах.

Оригинальных музеев типа «Царевны-лягушки» в Ростове, привлекательных кафе с русской кухней — раз-два и обчелся. Даже обычных придорожных площадок с перекусом, сувенирами и туалетом по пути следования катастрофически не хватает.

Что «Малое», что «Большое кольцо» — как были, так и остаются скорее религиозными, в меньшей степени историко-культурными и почти совсем не развлекательными маршрутами. Это явный перекос — особенно для длительной поездки. Необходимы новые музеи, галереи, выставки так называемых малых форм архитектуры. Большинство городов «Золотого кольца» сегодня транзитные. А ведь нужно сделать так, чтобы в них хотелось пожить, и не одни сутки. Но как пожить, если после шести вечера во многих из них сходить некуда — улицы просто вымирают...

Самый туристский ныне город — Ярославль, и он многому мог бы научить соседей. Для этого требуются межрегиональные научные конференции, методические совещания. В СССР, кстати, были отличные методички для гидов, многие хорошо бы обновить и переиздать. Так можно вообще отладить заново алгоритм работы с интуристами, на основе старого опыта и сегодняшних реалий.

«Золотое кольцо» наглядно демонстрирует отношение к отрасли как к чему-то третьестепенному. У нас действует ФЦП по развитию внутреннего и въездного туризма, я входил и в рабочую группу, и в совет по этой программе и могу констатировать, что все там довольно грустно — нет никакого перспективного видения проблемы, решаются лишь текущие задачи.

Фото:  Станислав Красильников/ТАСС

Вот, скажем, в Суздале обилие гостевых домов — количество мест в них в последние годы выросло до 2000. Большую часть года они пустуют. Но как только происходит какое-то событие, вроде Праздника огурца, их уже резко не хватает! Это говорит о полной спонтанности, отсутствии рационального планирования в сфере туризма. И его не запустишь силами одной городской и даже областной администрации. 

Что касается расширения Кольца на далекие от него города, особенно административным путем, считаю это политически неверным. Надо не пытаться прислониться к старой уважаемой марке, а развивать свои маршруты и свои «кольца» и «ожерелья». А то давайте включим сюда еще Владивосток с Калининградом и замкнем «Большое золотое кольцо России»!

Внутренний туризм — это ведь не для того, чтобы выпустить очередной красивый буклет, провести конференцию, освоить деньги на отелях. Люди должны узнавать свою страну, а жители туристических Мекк — получать новые рабочие места, перспективы, связанные с отраслью. Власть наша об этом постоянно говорит, но, по-моему, не слишком понимает...


Юлия СМУК, арт-директор некоммерческого партнерства «Межрегиональное объединение туриндустрии «Золотое кольцо» (Ярославль):

Фото: Виктория Вотоновская/ТАСС

— Мы считаем правильным заявлять не о ребрендинге, а о перезагрузке маршрута. Дело не в оскудении его туристами, а в намерении значительно увеличить в ближайшие годы их поток. Нельзя утверждать и об «усталости» бренда, поскольку поклонников познавательного туризма по-прежнему привлекает историко-культурное, архитектурное наследие Руси.

Суть проекта в том, чтобы объединить усилия и ресурсы регионов «Золотого кольца» для решения общих стратегических задач. В их числе — создание единого туристического продукта, единой маркетинговой стратегии, единого контура туристических информационных центров, стандарта обслуживания и фестивальной карты.

Координирующий орган нужен обязательно. Но, с нашей точки зрения, это должна быть не чисто государственная структура, а некоммерческое партнерство, позволяющее работать гибко и оперативно, сочетая интересы всех сторон — от государства и муниципалитетов до профессиональных участников туристического рынка, представителей сфер науки, культуры и энтузиастов-общественников.


Константин МИХАЙЛОВ, координатор общественного движения «Архнадзор», член Совета при президенте РФ по культуре и искусству:

— Кольцо стало образцово-показательной площадкой, на которой государство, с одной стороны, демонстрировало иностранцам «заботу об историческом наследии», с другой — извлекало немалую материальную выгоду. Правда, предварительно оно внесло солидные капиталовложения в восстановление древних памятников, «приборку» городов в целом и создание в них приемлемой инфраструктуры. Надо признать, что сделали это в конце 60-х — начале 70-х весьма споро и эффективно. Реставрация проводилась силами профессионалов, любящих свое дело. При этом чиновники разных рангов не пытались, как сегодня, влезать к ним с советами или директивами, полностью полагаясь на компетенцию бородатых чудаков-профессоров.

Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Возрожденные храмы, монастыри, городские стены умножились в девяностых и двухтысячных, хотя научное и эстетическое качество восстановления последних лет порой хромало. Но все же мы вновь обрели многие памятники, иногда просто из руин. Ахиллесовой пятой маршрута всегда был вопиющий контраст оазисов древнерусской красоты и духовности с видом окружающих поселений.

Хочу сказать, что памятников архитектуры, не менее прекрасных, чем в том же Суздале, у нас немало и в других городах — чуть в стороне от главного направления. Причем зачастую даже в областном центре не подозревают об этом... Сколько новых малых «колец» можно было бы создать!

Призывы откуда-нибудь из Тамбова присоединить их к «Золотому кольцу» говорят о страшном дефиците собственного креатива и инициативы. Из дореволюционной краеведческой литературы можно узнать, что чуть ли не в каждом уездном городе была своя ремесленная, гастрономическая или еще какая-нибудь «фишка». Почему бы не возродить ее сейчас как собственный бренд?

Отсутствует система государственного «подхвата» инициатив снизу. Они пока еще рождаются: энтузиасты-бессребреники на Руси не перевелись. Но из властных кабинетов на них чаще всего смотрят как на фриков.

Мне хочется спросить: где передачи на центральных телеканалах о наших древних городах? Где календари, постеры, блокноты с владимиро-суздальскими, псковскими соборами и кремлями? Почему у нас повсюду замки Луары и виды Венеции? А ведь в реставрацию памятников по стране вкладываются сегодня немалые средства. Спрашивается: для кого эти труды и затраты?


Сергей ПЕРЕВЕЗЕНЦЕВ, доктор исторических наук, профессор МГУ, сопредседатель правления Союза писателей России:

Фото: Алексей Зотов/ТАСС

— Чаще всего 1960-е связывают с так называемым либеральным, прозападным шестидесятничеством. Однако в это же время на сцену мощно выступила «деревенская» проза, зародилось движение почвенничества. Тогда после многолетнего молчания заговорили об иконописи, ростовских колокольных звонах, о наследии древнерусской литературы и архитектуры. Из всего этого потом вышла такая организация, как ВООПИиК. В те годы появляется со своими работами Савелий Ямщиков, выходит на экраны гениальный фильм Андрея Тарковского «Андрей Рублев» (кстати, великому режиссеру на днях открыли памятник в Суздале, где он снимал свою картину). Тогда же совершенно не случайно публикуются очерки Юрия Бычкова о древнерусских городах, и вслед за ними создается туристический маршрут «Золотое кольцо».

То, что начинание было поддержано властью, говорит о многом — таким был своеобразный памятный знак нашего обращения к своим корням. 

Сегодня «Золотое кольцо» может обрести второе дыхание, важно вернуть в него духовный смысл, содержание. Терять его мы не вправе, ведь именно оно в свое время заново обручило нас со своей историей.


Дмитрий БЕЛЮКИН, народный художник России:

— По всему Кольцу я проехал единственный раз, на излете 80-х, в составе делегации. Впечатления были сногсшибательными. Сейчас не прочь повторить такую поездку, чтобы даже просто вспомнить то свое ощущение. Позже как художник я «осваивал» отдельные города этого региона. В Ярославле, скажем, долго готовился, собирая этюды и делая наброски к своей самой большой пейзажной картине «Матушка Русь. Ярославль». Во Владимире был в прошлом году, в Суздаль поеду этой осенью, в Ростове летом сделал несколько этюдов по дороге в Кострому, где у меня была вторая персональная выставка. Еще в прошлый раз обещал костромичам пейзажи с их видами. Выполняя обещание, поработал ныне на пленэре «Волжский прибой», и некоторые вещи перерастут в большие картины.

Дмитрий Белюкин. «Матушка Русь. Ярославль». 2006-2008

В общем, города эти для меня родные, отношение к ним трепетное, особенно к волжским. Может быть, еще потому, что семейные корни по материнской линии из Камышина.

Про Сергиев Посад, нашу духовную твердыню, где я регулярно бываю, с грустью отмечу: благоустройство Лавры и ее окрестностей к юбилею преподобного Сергия унесло с собой некий естественный аромат и колорит городка. Мы, художники, остро чувствуем нотки фальши. Вся эта плитка, газоны с вазонами, новорусские строения, вкрапленные в историческую часть, — довольно опасное явление для «Золотого кольца». Не хотелось бы, чтобы тенденция «обновительства» прошла по всем его городам. Надо искать разумное сочетание современного туристического сервиса и сохранения духа тех мест. Ведь без духа ничего не живет в мире, все превращается в мертвый муляж.


Фото на анонсе: Ирина Афонская/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Нина 07.08.2017 15:21:09

    Почему же обязательно кольцо? Есть разные туристы, разных возрастов, разных устремлений. Это кольцо даже из 10 городов подходит небольшой части людей.
    Вот мы в июле сидим в ресторане "Сокол" в Суздале, а там зал вдруг весь заполняется людьми -комплексный обед. Дама говорит по телефону, что, да, она привезет их в Кострому. А сколько до Костромы, граждане, им ехать? И так всю поездку.
    Сомневаюсь, что на Суздаль у этой группы было много времени.
    А ведь только на Спасо-Евфимиев монастырь надо два долгих посещения - два дня.
    Еще Кремль, Покровский монастырь, другие монастыри.
    Мы были в Суздале 12 дней.
    Наших организованных групп мы мало видели. В основном, иностранцы.
    Вы, организаторы туризма, хоть понимаете, что надо менять формы?! Люди теперь не любят безумной спешки, большого многолюдства, столпотворения. И это часто бывают молодые.
    А вы хотите предложить им больше праздников. Мы, к счастью, не попали на этот праздник Огурца. Люди говорили, что было столько народу, что нельзя было ничего ни увидеть, ни услышать. Вы что, им аниматоров с децибелами предлагаете?
    В Суздале 10 тыс жителей, железная дорога далеко. И поэтому там хорошо. Гостевой дом на 8 номеров, где мы жили, оптимально.
    Новодела, к счастью, там пока нет. Ресторан хороший - "Русская ресторация" - по дороге от Кремля слева на 2 этаже: всё на высшем уровне, есть ли такое в Москве, не уверена.
    Вся проблема в зарплатах в музеях и во МРОТе.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть