Кущевский тупик

14.11.2013

Александр АНДРЮХИН, Краснодарский край

Завершается процесс по громкому делу банды Цапков, на счету которой жестокое убийство 12 человек в станице Кущевская. Все шестеро подсудимых признаны виновными, прокурор попросил для них от 25 лет до пожизненного. О том, как сейчас живется в Кущевке, — репортаж «Культуры».

Больше всего при въезде в Кущевскую поражает стерильная чистота на улицах — ни окурка, ни даже впечатанной в землю пробки из-под пива.

— У нас здесь по призыву главы станицы Владимира Ханбекова регулярно проходят субботники, — пояснил водитель рейсового автобуса. — На бесплатные работы выходит весь город, включая администрацию. Привлекают и разных провинившихся, особенно алкашей...

Алкашей, кстати, здесь немного. Во всем остальном станица — обычный маленький городок. Аккуратные домики, клумбы. И никто бы знать о ней не знал, если бы не жестокое убийство и вскрывшаяся вслед за этим система тотального порабощения бандой целого города — с попустительства правоохранительных органов.

«Он бы остался жив»

Улица Зеленая — на самой окраине, неподалеку от трассы. Видно, что люди здесь живут не бедные — все дома двухэтажные, краснокаменные, некоторые даже с колоннами. В одном из них, принадлежавшем фермеру Серверу Аметову, и произошло то самое убийство. Погибли 12 человек — хозяин, его семья, гости. Четверо из них — дети от 9 месяцев до 14 лет.

Фото: Александр Андрюхин

В начале улицы стоит полицейская машина. Экипаж несет круглосуточное дежурство по охране родственников потерпевших. Мера не лишняя.

— Если вы к Аметовым, то не достучитесь, — предупредил полицейский. —  Дом пустует. Иногда приезжают брат погибшего и сестра.

У дома перед резной оградой лежат цветы. Тут же стоят рядком двенадцать лампадок. На калитке предупреждение: «Осторожно, злая собака». Но никакой собаки за забором нет. Гробовая тишина была ответом на мой стук. Из соседнего дома вышел пожилой мужчина. Взгляд полон скорби. Это Владимир Сребный, отец Натальи Касьян, которую с 14-летним сыном убили в доме Аметовых.

— Моя жена только на таблетках и живет, — говорит мужчина. — А после каждого судебного заседания лежмя лежит, простить себе не может. Ведь возьми она тогда внука с собой в Ростов, он бы остался жив.

Владимир Иванович рассказал, как в тот роковой день 4 ноября, его жена засобиралась в Ростов-на-Дону, в театр. Взяла с собой внучку Ульяну, а внук Павел поехать не мог — соревнования у него были.

Фото: Александр Андрюхин

— Был праздник народного единства, — продолжает мой собеседник. — К Аметовым приехали гости — семья Мироненко с двумя дочерьми и тестем с тещей. Мою дочь тоже пригласили, нагрели сауну. Мы с Аметовыми дружили. Вот так дочка с внуком и попали под раздачу — убили всех, кто  был в доме.

Владимир Иванович замолчал, справляясь с волнением. На улицу вышла его жена Светлана Николаевна. Смотреть на женщину с опухшими от слез глазами тяжело. Но, рассказывая постороннему человеку о тех страшных событиях, она как бы снимает часть своей боли.

— Сын Сервера Джалиль был на ферме, поэтому и остался жив. А его 19-летнюю жену убили. Дочь Сервера Лиля была на последнем месяце. К вечеру плохо себя почувствовала и уехала домой — это ее и спасло, — едва сдерживает слезы женщина. — Внучке Уле об убийстве мамы и брата мы сначала не рассказывали. Говорили, случился пожар, они в больнице…

Тут Светлана Николаевна не выдержала и расплакалась. Муж коснулся ладонью ее рукава. Хотел что-то сказать, но лишь глубоко вздохнул. 

— Сейчас, конечно, в станице дышать легче, — продолжил он после долгой паузы. — Девушек теперь не опасно выпускать из дома. А ведь что было: Цапки со своей командой так распоясались, что из медучилища прямо с уроков забирали девчонок. Заталкивали в машину и увозили насиловать. Для них это обычное дело. Не знаю, что там суд присудит, но за ними более двухсот изнасилований.

Пояснил мой собеседник, и почему бандиты полезли именно к Серверу:

Фото: Александр Андрюхин

— Он дань им не платил — потому и полезли. При Цапках данью были обложены все, даже старушки, торгующие семечками. Кто отказывался, с теми не церемонились. Серверу угрожали, встречали его детей, запускали бутылками в машину его жены Галины, приезжали несколько раз к его дому на разборку. Результат известен. Сейчас верхушка банды обезглавлена. Но их шавки остались. Они собираются по ночам в кафе «Забава». И полицейские прекрасно об этом знают. Но говорят: «Заявлений на них не поступало, так что задерживать их не за что». Да, сейчас бандитский молодняк ведет себя тихо. Но это пока их главарей не отпустили.

Последнее меня удивило. Неужели жители Кущевки думают, что после таких злодеяний бандитов могут отпустить? 

— Да посмотрите, как нагло ведут себя на суде они и их защитники! — свирепеет Сребный. — А их жены!

Обстановка, в которой проходил суд, действительно давала повод думать, что бандиты уверены в своей безнаказанности. Двое из шести подсудимых — Владимир Алексеев (Вова Беспредел) и Игорь Черных — за грубость, а также за попытки давления на присяжных и свидетелей были даже лишены права участвовать в заседаниях. Жена главаря явилась на оглашение вердикта присяжных с ружьем — полицейские вовремя обнаружили его в ее машине. Жена еще одного подсудимого во время перерыва ударила дочь убитого фермера. 

Вспомнив все это, Владимир Иванович только рукой махнул:

— Извините, некогда нам разговаривать. Дела ждут.

Казаки-разбойники

Фото: Александр АндрюхинУлица 151-й стрелковой дивизии, на которой стоит дом Цапков, находится на другом конце станицы — тоже на окраине. Узкая улица заканчивается тупиком — прямо кущевский тупик! Дома здесь стоят тесно, выглядят поскромнее, до краснокаменных дворцов на Зеленой не дотягивают. Дом Цапков под кажущимся теперь знаковым номером 13 находится за массивным кирпичным забором. Дом на две семьи — одна половина выкрашена в серый цвет, другая — в розовый. В одной половине жили родители главаря банды Виктор и Надежда Цапок. Последняя возглавляла фирмы «Артекс-Агро». Недавно осуждена за мошенничество. 

На мой стук никто не отвечал. Из соседнего дома вышел человек, представился Юрием. 

— Нет здесь уже никого — они в Ростов переехали, — пояснил он. — Купили там дом.

Сейчас в Кущевке практически никого из бандитов не осталось. Большинство уехали, точнее сказать, бежали, некоторые даже сменили фамилии. В банде Цапка насчитывалось около 70 активных членов, плюс «пехота» из молодняка. У многих молодых людей в станице было только два пути: в банду либо в жертвы.

На городском рынке мне рассказали, каким образом происходил процесс взимания дани при Цапках. Рассказали не сразу. Здоровые плечистые мужики за прилавками молча отводили глаза.

— Да чего там стесняться! — решительно сказала бойкая бабушка, торгующая семечками.

Она поведала, что каждое утро на рынок приходили трое щупленьких пацанов, по виду школьников, не спеша, обходили прилавки и все им беспрекословно протягивали по 500 рублей.

— А с меня брали только сотку, — уточнила бабушка.  

А что же полиция? А казаки? Где были эти отчаянные рубаки, которые горой за правду и справедливость. Они что, ничего не видели?

— Да все это происходило на их глазах! — возмутилась продавец одежды Ольга Полякова. — Да это еще что! Бандиты всегда собирались в кафе «777», напротив фонтана. Это центр города. Милиции — до черта! Так вот, эти цапковские шавки могли вытащить за волосы любую девушку из кафе и окунуть в фонтан. И все это на глазах милиции и казаков. И никто не вмешивался. Зато меня на днях те же казаки оштрафовали на 500 рублей, за то, что с собой не было паспорта.

 К моему величайшему удивлению, о казаках население Кущевки отзывается не слишком лестно. Казаков в станице более 500 человек. Неужели не могли разобраться с горсткой бандитов? С этим вопросом я пришел к атаману Ейского казачьего отдела Василию Бережному.

Его штаб располагается в одноэтажном домике, огороженном железной сеткой. Кабинет у атамана скромный. Стол, несколько стульев. В углу знамена, на стенах — групповые снимки бравого казачества.

— Обстановка у нас нормальная! — бодро заявил атаман. — Мы несем суточные дежурства по охране общественного порядка вместе с полицией. 34 поста по 2-3 человека. Наши казаки наравне с полицейскими участвуют в задержании вооруженных бандитов, порой рискуя жизнью.

— А при Цапках так же рисковали жизнью? — прервал я.

— Да, — невозмутимо ответил атаман. — Так же несли дежурство на улицах. Ну… пропадали люди. Только мы с этим не сталкивались. Нам не докладывали. По этим делам обращаются в правоохранительные органы. Что касается того, что Цапки обложили всех данью, нам про это ничего не было известно. Наше дело — следить за порядком на улице. Полномочий у нас мало. Мы имеем право только на проверку документов и на препровождение в полицию, если документов не окажется. Расследований, как вы догадываетесь, мы не ведем.

Полиция задерживала «Культуру» трижды

Днем улицы Кущевки пугающе пусты, а к вечеру вымирают под чистую. Машин тоже немного. Зато патрульные автомобили снуют один за другим. Полицейские меня останавливали трижды. Первый раз объяснили, что они ловят террористов, которые, по оперативным данным, в количестве 49 человек направляются в Сочи, опоясанные с ног до головы взрывными устройствами.

Мои документы прямо в машине пробили по каким-то базам и с Богом отпустили. Однако дойти я успел только до кафе «Забава» — того, где, по словам местных, продолжают собираться бандиты. В зале не было ни единого человека, кроме двух испуганных официанток. Не успел я перекинуться с ними парой слов, как в заведение влетели трое полицейских и препроводили меня в машину, пояснив, что в УВД со мной хочет поговорить большой начальник.

Через пятнадцать минут я уже сидел в кабинете замначальника кущевской полиции майора Виталия Ключникова.

— Ну что? — не отрывая хмурого взгляда от монитора, спросил он. — Что местные говорят про полицейских?

Вдруг его лоб наморщился — наверное, он увидел в мониторе что-то не очень приятное. Чтобы не огорчать хозяина кабинета еще больше, я не стал отвечать на его вопрос, а задал встречный — про обстановку в Кущевке.

— Да, действительно, при Цапках заявления от граждан не принимали, — ответил Ключников. — Но сейчас мы реагируем на каждую жалобу. Дела возбуждаются. Ситуация в станице изменилась. Сегодня уже люди не пропадают и убийств нет. И данью никого не обкладывают. А что в станице еще остались бандиты, — это досужие разговоры, не более. Все. Извините. Мне надо работать.

Майор снова с головой ушел в монитор, а мне ничего не оставалось, как тихо покинуть кабинет.

Наутро на автовокзале, за 15 минут до приезда моего автобуса на Краснодар, меня снова сцапали. На этот раз — совместная группа из трех полицейских и двух казаков. Пробили данные в какой-то будке неподалеку от вокзала и отпустили. Да, остаться незамеченным в Кущевке при таком количестве правоохранителей невозможно.

Из бандитов сделали героев

Больше всего жителей Кущевки шокировал прошедший на одном из центральных телеканалов сериал «Станица». Я не встретил ни одного человека, который бы положительно отозвался о бандитской саге.

— Дурдом, а не фильм! — словно шашкой, рассек рукой воздух атаман Василий Бережной. — Цапки никогда не были казаками. Бандиты в казачьей форме — это позор!

— Говор не наш, режет ухо, — возмущались в отделе культуры местной администрации. — Артисты играют бездарно, фальшиво. А сколько ляпов! Краснодарский край называют областью. А что за ландшафт — косые заборы, сараи, заросшие огороды. Где они такое видели на Кубани? Но главное, что бандитов показали белыми и пушистыми.

Кадр из сериала «Станица»В Краснодарском крае сериал посмотрели практически все. Ведь он рекламировался как снятый по реальным событиям в Кущевке. На улицах станицы при упоминании о сериале все восклицали одно и то же:

— Боже, в какой стране мы живем! Из убийц и бандитов сделали героев! А они не щадили даже грудных детей. И это показывали на центральном канале...

Конечно в свое оправдание авторы могут ответить, что фильм — по мотивам, что события взяты за основу, что художественное произведение — не документальная хроника. Но и с этим жители края не согласны.

«Еще до премьеры фильм рекламировался, как основанный на реальных событиях и именно на событиях в Кущевке, — пишет на форуме краснодарец Николай. — Так почему главный упырь выставлен прекрасным и благородным? Почему к реальным событиям режиссер подошел столь избирательно? Ну сделал бы Николая, которому не грозит суд по причине смерти, «ангелочком». Так нет, акцент сделан именно на Сереженьке, которого сейчас судят, а посадить не могут. И мамашка (точная копия прототипа) выставлена этакой железной леди, поднимающей уровень жизни колхозников. Если это вымысел, нечего делать героев похожими на прототипов, и нечего называть фильм «Станицей».

Подобных откликов много — и не только в интернете.

— Мне стыдно за наш кинематограф, — говорит Владимир Сребный. — Ведь всем понятно, что сериал заказной. И показали его прямо перед началом процесса, чтобы разжалобить присяжных и смягчить приговор. И всем понятно, на чьи деньги он снят. Я не признаю, когда правда у тех, у кого деньги. Когда закончится процесс над Цапками, мы, пострадавшие, подадим в суд на создателей этого сериала.

Однако события в Кущевке не могут не навести на раздумья: а не виноваты ли сами жители в том, что у них произошло? Такие банды в России не везде, а только там, где народ безмолвствует. Вызывает недоумение и то, что все это произошло в вотчине казаков, которые спасовали перед горсткой негодяев. Ссылки на нехватку полномочий звучат неубедительно. Какие полномочия нужны, чтобы защитить девушек, которых заталкивают в автомобили и окунают головой в фонтаны? Может, за всем этим скрывается обыкновенная трусость? Или все дело в разобщенности?

Ведь если бы кущевцы сплотились, то смогли бы скинуть с себя это бандитское ярмо. Заставили же жители Хотьково, Пугачева и столичного Бирюлево правоохранительные органы выполнять свои обязанности. Причем заставили, прибегнув к формально незаконным действиям — несанкционированным шествиям. Но что делать, если по-другому добиваться справедливости бесполезно? В Кущевской же народ безмолвствовал.

— Я до конца не верила, что присяжные вынесут обвинительный вердикт, — признается мне Светлана Сребная. — Вот здесь на процессе находится и мать предпринимателя Иванова, которого десять лет назад Цапки забили прутьями. Расследование все эти годы топталось на месте. Но сейчас, кажется, процесс сдвинулся. Неужели для этого нужны были двенадцать жертв? 

Пропавшие миллионы

Судя по тому, как подсудимые и их родственники вели себя в Краснодарском краевом суде, где проходит процесс, вердикт присяжных оказался для них неожиданным — похоже, они всерьез рассчитывали, что он будет более мягким. 

Обвинение настроено решительно — на счету банды 19 доказанных убийств.

— Для троих подсудимых мы будем добиваться высшей меры наказания, — сказал «Культуре» прокурор Виктор Антипов в перерыве следующего после объявления вердикта заседания. — Это те, кто принимал непосредственное участие в убийствах в доме Аметова — Сергей Цапок, Владимир Алексеев и Игорь Черных. Для остальных — Николая Цапка (дяди Сергея), Вячеслава Цеповяза и Владимира Запорожца — 25 лет.

Насколько внимательно суд отнесется к позиции обвинения, вопрос. Например, родственники убитых оценили свои моральные страдания и материальный ущерб от потери близких на общую сумму около 2,5 млрд рублей. Однако когда прокурор попросил наложить арест на счет супруги главаря банды, суд отказал. По данным следствия, на ее счете в одном из российских банков хранится 6 млн долларов. 

Свое решение судья вынес на основании заявления адвоката о том, что брак Сергея Цапка и Анжелы-Марии не зарегистрирован. Обвинение же не смогло представить доказательств обратного — ни брачного свидетельства, ни выписки из загса.

— Почему же у нее фамилия Цапок? — только и спросил прокурор.

— Эту фамилию она взяла по своей инициативе, — не моргнув, ответил адвокат главного обвиняемого Вячеслав Дмитриенко.

Юридически грамотно. Любой человек может взять любую фамилию. Однако если будет доказано, что Цапки жили одной семьей и вели общее хозяйство, появится возможность для ареста цапковских миллионов. Если только до того времени их не снимут со счета.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Ксекния 15.11.2013 18:35:32

    Я полностью согласна с автором, мы живём в бандитской стране, а за сериал «Станица», который прошел на одном из центральных телеканалов, действительно стыдно...
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть