Владимир Путин: «В год столетия революционных событий мы должны вести к примирению, а не к нагнетанию страстей»

24.12.2016

Августин СЕВЕРИН

Фото: Kremlin.ru

В Москве прошла традиционная, уже двенадцатая по счету, итоговая годовая пресс-конференция президента России Владимира Путина. За 3 часа 50 минут глава государства ответил на 62 вопроса.

Начали с отечественной экономики. Ее состояние российский лидер оценивает в общем положительно. Снижение ВВП практически остановилось, а в некоторых отраслях обозначилась позитивная динамика. Что важно — это касается реального сектора: машиностроения, транспорта, химической, легкой и перерабатывающей промышленности, сельского хозяйства. Например, рост аграрного производства в прошлом году составил 2,6%, а в этом уже 4,1%.

— У нас будет свыше 119 миллионов тонн по сборам сельхозурожая, ничего подобного в новейшей истории России не было, — сообщил президент.

Успехи не в последнюю очередь обусловлены налоговыми послаблениями и финансовой поддержкой. В 2017-м правительство продолжит субсидировать отрасли, которые нуждаются в господдержке. В целом на промышленность предусмотрено 107,5 млрд рублей, на сельское хозяйство — 216 млрд.

Инфляция по итогам уходящего года достигнет рекордно низкого уровня. Путин напомнил, что в «десятых» лучший показатель был зафиксирован в 2011-м — 6,1%, но в 2016-м ожидается — 5,5%. Золотовалютные резервы за 12 месяцев подросли до 385 млрд рублей с хвостиком. Другая отрадная тенденция — снижение оттока капитала: в 2014-м из страны было выведено более 500 млрд долларов, в 2015-м — только 57 млрд. Прогноз на конец этого года — 16–17 млрд.

Оживление вызвали вопросы про «западных партнеров». Точнее, ответы. Владимир Владимирович прокомментировал реплику Джона Кирби, заявившего: «Не думаю, что в истории человечества были вооруженные силы столь же обороноспособные, умные и сильные, как американские сейчас». Чиновник госдепа таким образом отреагировал на недавние слова Путина о том, что Россия нынче «сильнее любого потенциального агрессора».

По словам российского президента, его удивило, что официальные лица администрации Барака Обамы «почему-то начали доказывать: вооруженные силы Соединенных Штатов являются самыми мощными в мире».

— С этим никто не спорит, — миролюбиво разъяснил он. — В своем выступлении я говорил об укреплении ядерной триады и в заключение сказал, что Российская Федерация сегодня сильнее любого потенциального — внимание! — агрессора, это очень важно, я могу и сейчас повторить это.

Фото: Kremlin.ru

Далее, отвечая корреспонденту Би-би-си, обеспокоенному перспективой нового соперничества военных бюджетов, Путин уточнил: «Мы никогда не пойдем на то, чтобы, втянувшись в гонку вооружений, тратить такие ресурсы, которые нам не по карману». И заверил, что основная статья экономии государственных средств в ближайшие годы, напротив, придется именно на раздел «Национальная оборона». В 2011-м Россия тратила на военные цели 2,7% ВВП, затем расходы начали увеличиваться, составив в 2016-м уже 4,7%.

— В следующем году будет 3,3%, а в 2019-м — 2,8%, — пообещал глава государства. — Мы входим в нишу 2,8% и на протяжении нескольких лет будем ее держать. Это не отразится на наших планах по укреплению обороноспособности, потому что, повторяю, мы в предыдущие пять лет достаточно много средств направили. И что очень важно, мы в этом году погасили долги перед оборонными предприятиями.

Владимир Путин выразил готовность к встрече с Дональдом Трампом — самое время обсудить перспективы отношений между нашими странами. «Он недавно говорил, что хуже не будет, потому что хуже некуда, я с ним согласен, будем работать», — поделился президент.

Ответил Путин и на вопрос о трагедии в Анкаре, где был убит наш посол Андрей Карлов: теракт задумывался как покушение на российско-турецкие связи. Раскрывая ближневосточную тему, Путин назвал «огромной» роль руководителей Турции и Ирана в урегулировании ситуации вокруг Алеппо. Но и степень нашего вклада преуменьшать не стал. «Без нашего участия, без участия России, это было бы просто невозможно».

Следующим этапом, по словам Путина, должно стать заключение соглашения о прекращении огня на всей территории Сирии. Сразу после чего необходимо начать переговоры по политическому примирению.

Коснувшись конфликта в Донбассе, Путин напомнил, что, хотя «Нормандский формат» и не демонстрирует особой эффективности, иных способов прийти к миру пока нет. «Если мы утратим этот механизм, то ситуация будет деградировать и довольно быстро, чего бы не хотелось», — резюмировал он.

В преддверии Года экологии журналисты интересовались состоянием окружающей среды. Президент отметил, что данная сфера является одной из важнейших разделов внутренней политики. Его «очень беспокоят огромные свалки». Однако «не меньшую заботу мы должны проявить по направлению сохранения лесов».

По сравнению с прошлой годовой пресс-конференцией Путина, где тон задавали внешняя политика, экономика и социальные обязательства властей, хватало вопросов, посвященных гуманитарным проблемам. Говоря о защите подрастающего поколения от домашнего насилия, президент, вырастивший двух дочерей, подчеркнул: «Дети зависят от взрослых полностью, это самая зависимая часть общества в любой стране. Существует много других способов воспитания, без всяких шлепков». При этом он высказался против перекошенных стандартов ювенальной юстиции, поскольку бесцеремонное вмешательство в семью недопустимо.

Фото: Kremlin.ru

О лучшей защите братьев наших меньших журналисты попросили в связи с нашумевшим делом хабаровских живодерок. Президент выразился предельно четко: «Есть предложения по поводу ужесточения некоторых законодательных норм и вообще нормативного регулирования. Я бы их поддержал». Кроме того, Путин напомнил, что и в целом в последнее время было принято довольно много решений, связанных с гуманизацией законодательства. «Мы эту работу продолжим», — заверил он.

По мнению Путина, предстоит вдохнуть новую жизнь в библиотеки, особенно детские.

— Нужно библиотеки превращать в новые мультимедийные центры и с книгой, и с интернетом, — пояснил он. — Современные носители информации, конечно, вытесняют книгу, это очевидно. Но нам нужно добиться, чтобы и на современных носителях был нужный контент, который был бы востребован, особенно, при воспитании молодого поколения, при воздействии на душу детей, при формировании их взглядов, отношения к жизни.

Упомянул глава государства и о скандальной фотовыставке Джока Стерджеса, а также о тех, кто громил эту и подобные экспозиции.

— Не перегибает ли государство палку, поддерживая патриотические движения? — спросила одна из журналисток. — Опасна подмена понятий, когда хулиганство может называться патриотическим поступком или борьбой за духовность. Стоит ли делить хулиганов на «своих», потому что они патриоты, и «не своих»?

Российский лидер и здесь выразился вполне определенно: «Мы патриотические движения будем поддерживать, но извращать ничего нельзя… Стоит ли делить хулиганов на «своих» и «чужих»? Не стоит. Хулиганы, они и есть хулиганы».

Путин предположил, что скандальная выставка, «если бы ее кто-то не уничтожал», едва ли стала бы столь известной. И напомнил, что автора фотографий пытались привлечь к уголовной ответственности за океаном. «Но он решил, что у нас можно делать то, что в Соединенных Штатах непозволительно», — добавил Владимир Владимирович.

Комментируя дискуссию вокруг «Ельцин-центра», президент признался, что успел обсудить проблему и с Никитой Михалковым, и с Валентином Юмашевым, и с Татьяной Дьяченко.

— Наверное, есть вопросы, которые требуют серьезного дополнительного, скажем, внимательного подхода к ним, — отметил глава государства. — Связаны они, прежде всего, с подачей информации об истории России не только за новейшее время, начало перестройки и до сегодняшнего дня, но имеется в виду история в целом, по большому счету.

При этом Путин высказался против того, чтобы бесконечно обострять поднятые в дискуссии вопросы.

— У нас всегда же были почвенники и западники, кто-то считает себя почвенником. Но в условиях, когда мы сейчас вспоминаем события 1917 года, когда мы в следующем году будем отмечать столетие революционных событий, в 2017 году, мы должны вести дело к примирению, к сближению, а не к разрыву, не к нагнетанию страстей, — напутствовал президент.

Фото: Kremlin.ru

Самого Путина тут же попросили запретить представителям СМИ употреблять словосочетание «Исламское государство», поскольку это создает в сознании читателей устойчивую связку понятий «ислам» и «терроризм».

— Вам можно что-нибудь запретить? Мне кажется, что это просто абсолютно бесперспективно, — ответил Путин скорее не тому, кто спрашивал, а всем акулам пера. — Хотя я бы предпочитал, чтобы действительно всуе не употребляли «ислам» рядом с «террором».

Среди множества острых и непростых обсуждений Путин, по обыкновению, находил моменты, чтобы улыбнуться. Так, вопрос американского журналиста, возможны ли в следующем году досрочные президентские выборы, глава государства парировал шуткой: «В какой стране?» Но сразу же перейдя на деловой тон, лаконично добавил: «Возможно, но нецелесообразно».

Развивая тему Владимир Владимирович признался, что пока не определился, будет ли сам участвовать в кампании 2018 года: «Время созреет, я буду смотреть на то, что происходит в стране, в мире, и исходя из того, что мы сделали, исходя из того, что мы можем сделать, как мы должны делать, будет принято решение и об участии моем или неучастии в будущих выборах президента РФ».

Завершая пресс-конференцию, российский лидер поблагодарил собравшихся, поздравил всех с Новым годом и пожелал удачи.


Полный текст ежегодной пресс-конференции Президента России

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть