Аты-баты — все в солдаты!

22.10.2013

Виктор СОКИРКО

Это как природная неизбежность — каждую весну и осень в России проводится очередной армейский призыв. Особенность нынешнего — специализация. Собачники могут отправиться на службу со своими четвероногими друзьями, «ботаников» соберут в научных ротах, а будущих олимпийцев — в спортивных. Но главное, что этой осенью впервые за последние годы, как отмечает военное начальство, от желающих попасть в армию нет отбоя.

Родители — за службу

Российскую армию перестали бояться. Не враги-супостаты, а призывники и их родители. Этой осенью число новобранцев, добровольно, без всякой полиции и напоминаний являющихся на порог военкомата, значительно возросло. А ведь еще 2–3 года назад «закосить» от службы даже под угрозой уголовного наказания был готов каждый второй.

Несколько лет назад ВЦИОМ исследовал отношение российского общества к военной службе. На вопрос: «Вы хотите, чтобы ваши дети служили в армии?», из полутора тысяч респондентов положительно ответили только 157, а 846 сказали твердое «нет».

Да что там статистика — вот вам свидетельство очевидца.
— Разве это призыв? Да это расслабуха для военкоматов! — радуется за сегодняшних коллег полковник запаса Сергей Моисеев, долгие годы возглавлявший объединенный военный комиссариат Савеловского района Москвы. — Еще недавно мы во время призывной кампании дневали и ночевали в кабинетах, чтобы выполнить план. В буквальном смысле гонялись за каждым призывником…

В «казаки-разбойники» милиция и военкоматы явно проигрывали уклонистам. Ситуацию спасали за счет районов, где располагаются студенческие общежития. «Забривали» даже больных и хромых. Постоянные жалобы, разбирательства с медиками, скандалы в прессе. Членам районных призывных комиссий, военкоматчикам и милиционерам тогда даже прилично доплачивали — «за вредность». Сейчас ситуация кардинально изменилась.

— В нынешний призыв мы не видим проблем с набором в армию, — сказал «Культуре» и. о. начальника Главного организационно-мобилизационного управления (ГОМУ) Генштаба генерал-майор Евгений Бурдинский. — Заявленные 150 330 призывников встанут в строй четко по графику. Поток желающих настолько высок, что мы могли бы призвать и больше, но нет необходимости. То, что молодые люди уже без опасений идут на службу, связано в первую очередь с искоренением так называемой дедовщины.

Сегодня, по данным Генпрокуратуры РФ, у призывника вероятность стать жертвой казарменного хулиганства в три раза меньше, чем нарваться на преступников в собственном дворе или на улице. Как заверили «Культуру» в Минобороны, в армии количество преступлений, связанных с насилием, ежегодно снижается на 10–11%.

— Сегодняшний призывник в первую очередь интересуется не тем, как избежать призыва, а тем, как лучше подготовиться к службе, — говорит официальный представитель военного ведомства генерал-майор Игорь Конашенков. — Юноши, пришедшие в райвоенкоматы в начале призывной кампании, имеют возможность выбрать род войск. В основном служить хотят в ВДВ, спецназе и морской пехоте — такие «блатные» места уходят влет. Остальные отправляются, куда пошлют: кто не успел — тот опоздал.

Уж больно благостная картина вырисовывается, не приукрашивают ли ситуацию товарищи военные?

— Не будем идеализировать, но изменения в армии действительно произошли, — говорит ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова. — Бытовые условия стали несравненно лучше, кормежка хорошая. И даже зимние истории с простудными заболеваниями солдат — это следствие разгильдяйства отдельных командиров, которые не соблюдали правила отопления казарм и не позаботились о том, чтобы солдаты были одеты по погоде — по Уставу смотреть за этим должен именно командир.

Правда, говорит Мельникова, появилась новая нехорошая тенденция — рукоприкладство со стороны офицеров. В Главной военной прокуратуре признали, что такие случаи встречаются, однако отметили, что их не так-то много, к тому же их число не увеличивается.

По мнению Мельниковой, от службы в армии по-прежнему стараются увильнуть те, у кого есть хорошее образование и работа. Те же, кто попроще, охотно идут служить. Более того, их к этому подталкивают родители, которые убеждают отпрысков, что армия стала практически безопасной. Еще один плюс — комплектование частей ведется преимущественно по территориальному принципу, то есть, москвичи, например, служат в основном в центральных регионах. Разумеется, вводилась такая система вовсе не для того, чтобы служба медом казалась, а для экономии на перевозке «живой силы». Но как бы то ни было, у друзей и родителей есть теперь возможность навещать солдатика хоть каждые выходные.

Равнение на психолога

Дружелюбие современной армии проявляется, начиная с военкомата. В работе призывных комиссий могут участвовать родители, представители общественных и правозащитных организаций, говорит генерал Конашенков. Действует «горячая линия», звони — и получишь все необходимые разъяснения.

Если прежде призывные участки охранялись не хуже секретных объектов — не дай бог кто-то сбежит, — то сейчас разрешается приезжать туда с родителями. Более того, мамы и папы могут сопровождать воинские команды на всем пути следования.

На сборном пункте новобранца оденут и обуют. В полный комплект армейского вещевого довольствия входят шапка-ушанка, фуражка, кокарда, летняя и зимняя полевая форма, ботинки «Берцы», вещмешок, ремень, майка, трусы, носки, полотенце, носовой платок, подворотнички, тапочки — всего 24 наименования. В среднем прикид новобранца тянет на 5 100 рублей. Сотрудники сборного пункта проводят для призывников короткий мастер-класс по правилам ношения военной формы. Будущим защитникам Отечества не только показывают, как правильно подшивать подворотничок, но и учат пользоваться всеми элементами зимнего обмундирования, чтобы не переохладиться.

Пока призывники находятся на сборном пункте — это не более трех суток, — их обеспечивают обязательным трехразовым питанием. На завтрак, обед и ужин выделяется 242 рубля, причем собственно на продукты отводится 130 рублей, остальное — на их приготовление и доставку. Поел — можно поспать. Каждому призывнику предоставляется одноярусная койка с чистым бельем. И наконец, перед отправкой в часть бойцу выдают банковскую карту, на которую ему в течение года службы будет капать солдатская зарплата — от 5000 до 10 000 рублей в зависимости от воинской специальности и региона.

Современный призывник — не чета своему собрату прошлых лет. Хромых и косых теперь стараются не брать, тем более что сокращение численности призыва позволяет сделать это. Каждый десятый имеет диплом о высшем образовании.
— Интеллект нынешнего солдата весьма высок, — говорит «Культуре» замкомандира 154-го отдельного комендантского полка Кирилл Мозгунов. — Парни хорошо разбираются в компьютерной технике, легко обучаются и военному делу.

Еще один тренд современной армии — с солдатами активно работают психологи. Система адаптации к службе включает 4 этапа: собеседование, анкетирование, психологическое тестирование и выработка индивидуальных рекомендаций.
— Каждые полгода в подразделении происходит обновление личного состава, — говорит подполковник Мозгунов. — Трудно сразу распознать характер подчиненного, и помощь психолога очень помогает. Кто-то является потенциальным лидером, кто-то склонен к агрессии, кто-то нуждается в моральной поддержке. Очень важно в первые месяцы сформировать из молодых солдат коллектив, одну команду.

Психологическое сопровождение воина начинается еще со сборного пункта и заканчивается после его увольнения в запас. Такая работа позволяет на первоначальном этапе выявить призывников, которым трудно наладить взаимоотношения в воинском коллективе, и начать работать с ними индивидуально.

— Так называемая дедовщина, то есть неуставные взаимоотношения, в армии еще осталась, — признает Кирилл Мозгунов. — Но контроль со стороны офицеров и сержантов-контрактников позволяет снизить ее до минимума. По крайней мере, до физического унижения дело не доходит. Да и нынешние солдаты изначально не настроены на дедовщину — дурные традиции уходят в прошлое.

Армия стала русской

Эту статистику не особо афишируют. Тем не менее состав российской армии стал более… русским. Существенно снизился призыв из республик Северного Кавказа. Юношей из Чечни в армию вообще не призывают (за исключением двух батальонов в 46-й бригаде внутренних войск, дислоцированной в Грозном), резко сократился призыв из Дагестана. Скандальные истории с выходцами из этой республики, которые устраивали массовые драки и издевательства над сослуживцами других национальностей, вынудили Минобороны резко сократить их численность в войсках — лимит призыва составляет 3–5 тысяч человек. Это породило своеобразный «армейский калым» — чтобы тебя взяли служить, нужно дать взятку 30 тысяч рублей! Оно им надо? Оказывается, да. Дело в том, что, не пройдя армию, практически невозможно попасть на работу в силовые структуры — а это наиболее престижная и оплачиваемая работа в республике.

А вот наибольшее число призывников (по отношению к общему количеству населения) прибывает из Мордовии, Ставропольского и Краснодарского краев, Московской, Воронежской и Смоленской областей.

Взрослые мужики, оттрубившие в свое время два года в армии или три на флоте, порой возмущаются: ну что это сейчас — детский сад какой-то. Нынешняя служба по призыву и впрямь разнится с той, которая была до 2008 года. Ее срок составляет 12 месяцев, и увеличивать продолжительность военное ведомство в ближайшее время не планирует. Солдаты живут в благоустроенных казармах, где есть душевые кабины с горячей водой, стиральные машины и даже… чайная комната. Ночной солдатский сон увеличен на полчаса, а днем выделяется целый час на послеобеденный отдых, когда можно законно поваляться в кровати. Заменили даже одеяла — теперь они толще и теплее.

Ушли в прошлое наряды по кухне, уборка плаца, стрижка газонов и побелка бордюров. Теперь чистят картошку и разгребают снег аутсорсинговые компании — мечтать о таком раньше было просто невозможно. Автору этих строк в свое время командир роты поставил задачу — перед убытием в краткосрочный отпуск очистить от снега плац. С этой территорией справлялись шесть десятков человек в течение нескольких часов, а тут одному предстояло свернуть горы. Хватило смекалки за три рубля нанять трактор, который все разгреб за полчаса. Ротный хмыкнул: «Езжай, умник! Но за трактор потом ответишь — не положено».
Нынешние солдаты воспринимают уборочную технику как должное.

В общем, можно действительно подумать, что в армии, как в санатории — сплошной отдых. Как бы не так! Все время теперь посвящается исключительно боевой и физической подготовке. С подъема до отбоя, а когда нужно, то и в ночное время. И гоняют «отличников боевой и политической» по полной программе. Норматив жесткий — через полгода новобранец должен стать профессиональным солдатом. Укладываются и в три месяца. Как показали учения «Восток-2013», даже молодые солдаты справляются с поставленными задачами. Единственное, на что попенял тогда министр обороны Сергей Шойгу — меткости маловато. И посоветовал больше внимания уделять именно стрельбе из танков, пушек, стрелкового вооружения. Буквально через неделю Восточный военный округ закупил фанеры для мишеней почти на 7 млн. рублей. Теперь их дырявят на танковых директрисах и общевойсковых стрельбищах.

Побывав минувшим летом в расположении Таманской дивизии, мне довелось увидеть забавную картину: по полигону бегали солдаты с табличками на груди, где было написано «танк», «БМП», «САУ» (самоходная артиллерийская установка) … Они имитировали движение боевой техники — так же выстраивались в колонну, разворачивались на боевом рубеже, разве что не урчали, имитируя звук моторов.

— Отрабатываем с молодым пополнением учения «пеший — по-конному», — отрапортовал с улыбкой командир батальона. — Прежде чем сесть за рычаги боевой техники, солдат «запоминает» поле боя ногами. Очень эффективный, между прочим, метод обучения. Когда солдат занят делом, у него просто времени не остается на всякие глупости типа неуставных взаимоотношений. Бойцам нравятся тяжелые физические нагрузки, у них появляется дух состязательности — кто быстрее пробежит, кто лучше отстреляется.

… Пот из «бегающих человечков» можно было хоть отжимать. И спали они потом без задних ног.

Спецпогоны для элиты

Мода на армию коснулась и высокопоставленных чиновников. Фамилии «отпрысков в погонах» не особо афишируются, но в Минобороны утверждают, что их число постоянно растет. Доподлинно известно, что недавно после года службы в спецназе Тихоокеанского флота демобилизовался Женя Шувалов — сын первого вице-премьера правительства Игоря Шувалова. В наметившемся армейском уклоне есть и немалая практическая составляющая: с отметкой в военном билете проще сделать карьеру в органах власти. 

В каких же войсках служат «спецдети»? Самый престижный вариант — Президентский полк. Однако служба здесь не сахар: строевая подготовка, несение службы, да и физические параметры требуются недюжинные — рост от 180 см. К тому же есть в полку и кавалерия, так что приходится и навоз чистить. Гораздо уютнее служить в подразделениях ФСО, которые обслуживают государственные резиденции, ведомственные санатории и дачи.

Детей-срочников призывают и в другие службы — ФСБ, СВР, Государственную фельдъегерскую службу и еще ряд федеральных структур. Прием ограничен — эти структуры укомплектованы профессионалами и исключительно на контрактной основе, но без солдатиков не обойтись. Их здесь не особо напрягают, можно даже нести службу в гражданской одежде.

Артисты — в ружье!

Илья ЛагутенкоСамый известный «поющий пограничник» страны Леонид Агутин добросовестно ходил в наряды и дозоры в течение года, пока его музыкальные таланты не оценили в творческом подразделении. А вот сын самого знаменитого российского кинорежиссера Никиты Михалкова и актрисы Анастасии Вертинской Степан отслужил на Дальнем Востоке в морской части погранвойск — три года от звонка до звонка. Как и его отец, выбравший после ВГИКа Тихоокеанский флот. Режиссер Федор Бондарчук познал все прелести военной службы в Таманской дивизии и даже отсидел 46 суток на гауптвахте. Певец Александр Буйнов сам пришел в военкомат, хотя и мог получить «бронь» от армии. Режиссер Егор Кончаловский отслужил рядовым кавалеристом в полку «Мосфильма» в Голицыно. Илья Лагутенко призвался в матросы Тихоокеанского флота уже будучи популярным музыкантом: подраил гальюн — пошел петь. Егор КончаловскийПосле первого курса консерватории не стал «косить» от армии Сосо Павлиашвили. Софиты на сцене Валерий Сюткин на время сменил на прожектора военного аэродрома в городе Спасск-Дальний. А Олег Газманов перед карьерой композитора и певца успел закончить военно-морское училище и послужить флотским минером.

«Дежурный по роте в шоке», — говорил, бывало, старший сержант Сергей Зверев, который дослужился в Северной группе войск в Польше до должности замкомвзвода.

Синекурой военной службы считались Театр Российской (тогда Советской) армии и ансамбль песни и пляски Московского военного округа — оттуда бегали в самоволки Александр Балуев, Олег Меньшиков, Александр Домогаров, Игорь Николаев. А еще раньше здесь служили «салаги» Давид Тухманов и Владимир Винокур.

Я б в ракетчики пошел...

По данным московского городского военкомата, почти 70% столичных призывников остаются служить в центральном регионе. Остальных распределяют на Северный и Черноморский флот, в десантные войска, небольшая часть попадает на Северный Кавказ — туда в основном набирают контрактников.

Самыми престижными местами службы в столичном регионе всегда были мотострелковая Таманская дивизия в Алабино и Кантемировская танковая дивизия в Наро-Фоминске. Именно сюда направится и большая часть нынешних призывников «осень-2013». Многие рвутся в дислоцирующиеся в регионе части РВСН и ПВО — там муштры поменьше, да и есть возможность пообщаться с компьютерной техникой.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть