Четыре танкиста и салага

29.10.2014

Алексей КОЛЕНСКИЙ

На экранах военная драма о подвиге американских танкистов во время Второй мировой войны.

Германия, апрель 1945 года. Дивизии армии США с боями рвутся к Берлину. Во время короткой передышки экипаж танка, носящего имя «Ярость», принимает пополнение — не нюхавшего пороха стрелка-радиста Нормана (Логан Лерман). В первом же бою из-за нерешившегося нажать на гашетку пулемета новичка мальчишка из «гитлерюгенда» подбивает головную машину колонны. Возглавивший танковое подразделение командир «Ярости», бывалый сержант Дон Колльер (Брэд Питт), берет Нормана под свое крыло. После сражения заставляет пристрелить пленного фрица. Затем в отбитом у врага городке выбирает парню симпатичную немку для плотских утех. Мальчишка влюбляется... Но счастье Нормана длится недолго — девушка гибнет во время бомбежки, а танкисты Колльера получают очередной приказ: прикрыть тыл наступающих американцев на перекрестке, близ которого замечены эсэсовцы. 

По дороге «Шерманы» (это средний американский танк) расстреливает фашистский «Тигр», на ходу остается лишь «Ярость», но и ей не везет — машина подрывается на мине и теряет гусеницу. Враги тут как тут — четыре танкиста и салага решают остаться в подбитом танке и, приняв бой, задержать врага.

Картина Дэвида Эйра — паззл из грубо скроенных, но ладно сшитых и тонко сыгранных эпизодов, подобных игровым «миссиям» компьютерного шутера. Под руководством опытного наставника и трех сослуживцев необстрелянному парню предстоит закалиться в боях и за одни сутки стать настоящим солдатом. 

Танкисты имеют соответствующие их поведенческим моделям прозвища: «Святоша», «Гордец», «Каджунская задница». Наиболее красноречива кличка у командира — «Папаша войны». Авторы намекают: их герои составляют не просто экипаж, а энергетический коктейль в стальной упаковке «Ярости». Именно танк, а не его экипаж, является главным действующим лицом боевика. В силу этого обстоятельства потолок, заданный актерскому ансамблю скупой игрой продюсера проекта Брэда Питта, обедни не портит. По количеству разнообразных увечий на сантиметр сюжета «Ярость» дает прикурить картине «Спасти рядового Райана», а по числу удачных изобразительных решений — «Сталинграду» Федора Бондарчука.

Есть в фильме и иной, более яркий «русский след»: Роман Васьянов, выпускник мастерской Вадима Юсова, оператор «Стиляг» Тодоровского и «Патруля» Эйра, выступает полноправным  соавтором картины. Благодаря его магическим планам и тревелингам, дефиле машины боевой выглядит наглядным ответом на вечный американский вопрос: «За что мы воюем?»

За тех, кто в танке!

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть