Милош Бикович: «Михалков создает на площадке теплые, доверительные отношения»

16.10.2014

Алексей КОЛЕНСКИЙ, 2

Сербский актер Милош Бикович сыграл альтер-эго главного героя — белую кость, голубую кровь, подпоручика с пойнтером, понимающего, «как все это случилось».

культура: Как проходили пробы?
Бикович: Участвовал в кастинге на главную роль — записал на видео три эпизода и отправил в Россию. Приехал в Москву, четыре часа репетировал, беседовал с Никитой Михалковым и Викторией Соловьевой. Спустя пару дней получил предложение сыграть подпоручика — перечитав текст, пришел в восторг: этот образ вдохновил меня еще больше.

культура: Режиссер рассказал предысторию Вашего персонажа? 
Бикович: Мне прислали богатый материал — несколько сот страниц документов и свидетельств, аудиозаписи Михалкова, объяснявшего каждую сцену. Никогда раньше не видел столь подробной детальной подготовки — так может работать только человек, искренне наслаждающийся творческим процессом. Передо мной лежала тысяча дорог, которыми бы я мог пойти к своему персонажу, и все — кроме одной — были не те. Никита Сергеевич буквально вел по роли, у него на сей случай были припасены и кнут, и пряник. До самого конца я не знал, каким получится мой герой. На экране ожил другой, совсем не похожий на меня человек.

культура: В работе с Михалковым велика роль импровизации?
Бикович: В ней — соль актерской игры. Но порой исполнители запоминают и повторяют свои открытия автоматически. Чтобы в кадре получилась жизнь, Михалков готовил для меня сюрпризы... 

культура: Например? 
Бикович: О работе не скажу, но поделюсь случаем из жизни. Накануне премьеры в Белграде мы отстояли литию по барону Врангелю в русской церкви и поехали на кладбище «Ново гробле» — там в братской могиле покоятся три с половиной тысячи русских солдат, павших за братскую Сербию во время Первой мировой. Собралось много людей, прибыли русские гости, министр культуры Мединский. Никита Сергеевич, как всегда, был окружен людьми и очень занят. А мне хотелось просто пообщаться с ним, сказать, как я благодарен вашим воинам за их подвиг, как признателен Михалкову, который чтит их память и заставляет нас задумываться о прошлом. Но почему-то постеснялся, не хотел мешать. Так мы стояли перед памятником «Русской Славы», со слезами на глазах смотрели на скульптуру «Раненый русский офицер защищает знамя», потом прошли в часовню. И вдруг Никита попросил: «Милош, родной, купи мне свечку, сербских денег у меня нет, верну тебе позже». Я купил — ему и еще нескольким русским. Был счастлив, что смог вместе с ними почтить память героев, на могильной плите которых сияет надпись: «Спите, орлы боевые».

Потом, когда Михалков уехал, я прокрутил в голове случившееся. Никита Сергеевич мог заплатить и рублями, но дал мне почувствовать себя нужным здесь и сейчас. Так легко, естественно... Подобные — теплые, доверительные — отношения Михалков создает и на съемочной площадке. 

культура: Оправдываете поступок Вашего героя, задушившего доносчика?
Бикович: Безусловно, не смог бы сыграть, если бы думал иначе. Смерть предателям — священный закон войны. Конечно, убивать плохо, об этом и картина, но в военное время любой поступок приобретает иной масштаб: в экстремальных условиях каждый жест экстремален. Тут узнаешь, какой ты на деле — горячий или холодный. Золотой середины не существует. В такой огромной стране, как Россия, каждое правило должно быть крепким. Без исключений. Если дать слабину, все начнут думать, как избежать ответственности, и страна не выстоит. 

культура: Какую роль сыграла Первая мировая и русские революции в судьбе Ваших предков?
Бикович: Война — странный товар. У нас их было много, но мы никогда их не экспортировали. А кто-то, у кого никогда не было войн на своей территории, их продает. В кровопролитиях Первой мировой только за период с 1912 по 1913 год Сербия потеряла сорок процентов населения. Белая эмиграция стала для нас спасением — генетической инъекцией.

культура: Сербия и Россия должны сообща решать культурные и политические проблемы?
Бикович: Мы — как ветки одного дерева: чем ближе друг к другу — тем ближе и к корням. Прежде всего нам необходимо развивать культурный обмен, а затем — совместно искать пути спасения самосознания наших народов.

культура: Возможно ли объединение бывших югославских республик, или евроинтеграция сняла эту проблему с повестки дня?
Бикович: Их союз исторически логичен. К сожалению, нужно время, чтобы бывшие соотечественники осознали ненормальность ситуации, когда люди, говорящие на одном языке, отвернулись друг от друга.

культура: Как изменилась жизнь в Сербии после последней войны? 
Бикович: Война не закончилась, она приобрела новые формы — пришла в школы, университеты, интернет и кино, проникла в каждый дом с экранов телевизоров. Это скрытая война против самосознания народа, она никого не щадит — особенно детей. Врагам нужно, чтобы мы расслабились — не думали, не чувствовали, не сопротивлялись... Но у нас есть маленькое тайное оружие: одно слово истины сильнее многократной лжи. Потому что сердце того, кто услышал правду, бьется сильнее. А ложь убивает.

культура: Какое место в Вашей жизни занимает русская литература?
Бикович: Россия подарила миру самое важное — свой православный дух. Достоевский, Пушкин, святой Серафим Саровский, Чехов, Тютчев и многие другие произнесли незабываемые слова о взаимной необходимости и прощении, которые подняли сознание человечества на новый уровень.

культура: Вы поклонник Ильина. Какие идеи Ивана Александровича кажутся Вам наиболее актуальными сегодня?
Бикович: Я — поклонник Иисуса Христа, а Ильина очень уважаю. Странно, что русские люди мало знают об этом философе — все, о чем он писал, актуально. Но сегодня особенно пригодится его книга «О сопротивлении злу силою».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть