Гораздо хуже с любой стороны

29.08.2014

Алексей КОЛЕНСКИЙ

На экранах страны антиремейк бессмертной гайдаевской комедии. 

Столичный журналист Шурик (Дмитрий Шаракоис) приземляется в аэропорту кавказского города Горска, почему-то находящегося в Крыму. Общительные аборигены (актеры телесериалов, ряженые казаки, растерянные курортники) пучат глаза и коверкают русскую речь. Обзаведясь ишаком, Шурик скрывается от безумцев в горах, где встречает парапланеристку с озорными неморгающими глазами. Но уединиться с Ниной (Настя Задорожная) ему не удается — местные настигают Шурика, спаивают крымскими винами в кабаках и подворотнях: «Вай-вай, дарагой, кющай-пей, атдихай!» Уговаривают поучаствовать в древнем местном обряде. Похитив невесту товарища Саахова (Геннадий Хазанов), Шурик передает Нину «кунакам». Дальше вы знаете. 

Авторы обещали представить покадровый ремейк гайдаевской комедии, а подсунули бестолковый поэпизодник — худший образец «продюсерского кино», напоминающий винегрет, в котором нет ни одного съедобного ингредиента. 

Самое чудовищное в урагане безвкусицы, бессмыслицы и продакт-плейсмента — обилие неряшливых крупных планов и потуги на «шютки юмора». Докрутить, переписать гайдаевские гэги и репризы авторам ни разу не удалось. Особенно не посчастливилось Трусу, Балбесу и Бывалому (Семен Стругачев, Николай Добрынин, Сергей Степанченко). Гримасничая, подергиваясь и почесываясь, они перебрасываются репликами в таком роде: «Хорошо жить! А хорошо жить — еще лучше! А если кому-то не хорошо, то нам еще лучше!» 

Режиссер не уступает «кунакам» в остроумии: «Всегда быть рядом не могут люди, всегда быть вместе не могут люди» — голосит за кадром Лариса Долина в эпизоде, где Нина сражается за жизнь Шурика с бурной рекой. Видимо, осознав, что оттянуться в кадре не  выходит, Максим Воронков сосредоточился на музыкальном оформлении перформанса — Сосо Павлиашвили, Юля Савичева, Тимати, «Тараканы», камедиклабовские United Sexy Boys бьют по ушам в самых неожиданных местах. В интерьерах 60-х то и дело мелькают 3D-панели, горные тропы бороздят колонны иномарок, овец гоняют на сегвеях. 

Как ни удивительно, фильм-франкенштейн не разваливается на глазах, и за это следует поклониться в ноги Морису Слободскому, Якову Костюковскому, Леониду Гайдаю и неофициально примкнувшему к ним в качестве сценариста Юрию Никулину. Вместе они соорудили крепкую драматургическую конструкцию. В отличие от Максима Воронкова и Ко, эти люди понимали, что такое художественный прием и раскадровка, были знакомы с цирковой клоунадой и эстрадой, водили знакомство с западной киноклассикой, дорожили добрым именем, зрительским вниманием и каждой минутой жизни — фронтовики все-таки. Суммой этих обстоятельств и объясняется секрет обаяния бессмертной «Кавказской пленницы» 1967 года. 

Критики, успевшие оттоптаться на ремейке, единодушно объявили: опыт реинкарнации советских комедий завершился окончательным крахом. Как бы не так — 28 августа в прокате стартовали «Веселые ребята;)». Незатейливые, но со смайликом.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть