Кто сказал «ку»?

05.04.2013

Денис БОЧАРОВ

В Большом зале Дома Кино состоялся премьерный показ мультфильма «Ку! Кин-дза-дза» — анимационного ремейка художественной ленты Георгия Данелии, вышедшей на экраны в 1986 году.

Когда речь заходит про «Кин-дза-дзу», люди, как правило, делятся на тех, кто, пребывая в полном восторге от фильма, называет его безоговорочным шедевром, новым словом в истории российского кинематографа, и тех, кто, недоуменно пожимая плечами, не менее искренне считает это произведение довольно мутным. Увы, я всегда относил себя ко второй категории. Как-то не впечатлил показавшийся высосанным из пальца сценарий, не шибко тронул натужный «новояз», со всеми этими пацаками, чатланами, эцилоппами, гравицаппой и нелепым «ку!», сопровождавшимся несуразной жестикуляцией и неуклюжими телодвижениями. Раздражало нарочито атональное пение «Мама, мама, что я буду делать?» и чрезвычайно огорошило то обстоятельство, что великолепные актеры (Юрий Яковлев, Евгений Леонов, Станислав Любшин) оказались задействованы в этом киноэксперименте. Поэтому моя точка зрения по определению не может быть максимально взвешенной и объективной, и я заранее прошу прощения у тех, кому фильм дорог.

Подробно пересказывать содержание мультика излишне: во-первых, «Культура» писала об этом в прошлом номере, а во-вторых, сюжет, за некоторыми незначительными исключениями, повторяет полнометражный оригинал и всем хорошо известен. Да, действие перенесено в начало XXI века, а вместо строителя Машкова и студента Гедевана на планету Плюк попадают виолончелист с мировым именем Владимир Николаевич Чижов и его двоюродный племянник Толик, приехавший в Москву поступать на курсы диджеев. На «обновленной» планете Плюк к чатланам и пацакам добавляется новая «раса» — фитюльки. Также в мультфильме отражены и некоторые современные реалии — сотовые телефоны, гастарбайтеры. Однако, повторюсь, общая канва, диалоги и, если угодно, философский подтекст остались неизменными. Поэтому имеет лишь смысл сказать пару слов в целом о феномене (или антифеномене) под названием «Кин-дза-дза».

Будучи одним из трех главных советских комедиографов (наряду с Леонидом Гайдаем и Эльдаром Рязановым), Георгий Данелия редко снимал комедии в полном смысле слова. Большинство его картин оставляют на лицах зрителей грустную улыбку. «Не горюй!», «Мимино», «Афоня», «Осенний марафон» — будучи номинально комедиями, эти и другие замечательные кинополотна Георгия Николаевича представляют собой иронично-созерцательные фильмы-размышления, в которых всегда присутствует скрытый смысл, некое двойное дно. Однако мне всегда казалось, что в случае с «Кин-дза-дзой» выдающийся мастер перехитрил сам себя: за чтением между строк порой теряются сами строки.

Поклонники фильма считают, что он вышел на экраны весьма своевременно: дескать, в разгар перестроечной эпохи, когда все советское стало подвергаться если не жесточайшей обструкции, то уж точно критическому (с разной степенью объективности) переосмыслению, данная сатирическая антиутопия была весьма уместна. Но мне всегда представлялось, что картина эта как раз таки появилась не в то время и не в том месте. Сегодня, по прошествии времени, принято говорить о культовом статусе «Кин-дза-дзы» — причем, даже теми, кто фильм не жалует, это не оспаривается. Однако более чем скромное четырнадцатое место — по итогам общесоюзного проката 1987 года — свидетельствовало о том, что широкий зритель оказался не готов к «аллюзорному миру» планеты Плюк. В середине 80-х народ еще не привык к тому, чтобы искусство было столь явно оторвано от жизни.

В истории СССР порой появлялись произведения, выбивавшиеся из мейнстрима, и, таким образом, если и не подрывавшие советские устои, то в любом случае косвенно влиявшие на ход мыслей определенной части общества. Таковы, например, некоторые фильмы Тарковского, картины Краснопевцева, скульптуры Неизвестного. У этих творений всегда были страстные поклонники, но не массовый зритель. Скорее всего, и «Кин-дза-дза» находится в вышеозначенном ряду. Всерьез говорить о том, что такое нишевое (а порой заведомо анти-идеологическое) искусство приблизило распад Советского Союза, конечно же, наивно. Однако, когда о чем-то подобном заходит речь, не надо все валить на битлов, роллингов, кока-колу и жвачку.

Сложно сказать, ставил ли почти три десятка лет назад Георгий Николаевич перед собой и зрителями столь ответственную задачу — показать «инакомыслящую» сказку с острым социальным подтекстом. Непросто и даже излишне предполагать, как он относится к собственному творению сегодня. Не исключено, что прославленный режиссер не склонен нынче воспринимать эту неоднозначную историю всерьез — возможно, именно поэтому он и обратился к жанру анимации. Однако, как бы там ни было, представляется, что у «Ку! Кин-дза-дзы» (в широком прокате с 11 апреля) будет довольно спокойная, ровная судьба. Те, кто в восторге от первоисточника, с распростертыми объятиями примут и мультиПЛЮКационный вариант. Если только им не претит своеобразная, а-ля аниме, техника рисунка (с предельно минималистичной эмоциональностью героев и почти безжизненной мимикой). Тех же, кому старый фильм не по душе, новая версия едва ли заставит пересмотреть точку зрения.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть