Анатолий Белый: «Ссора Шагала с Малевичем — не местечковое интриганство»

02.04.2014

Алексей КОЛЕНСКИЙ

Накануне премьеры «Шагал — Малевич» актер Анатолий Белый поделился с «Культурой» мыслями о революции и искусстве.  

культура: Вытянули счастливый билет?  
Белый: Сыграл несгибаемого догматика, мессию, совершившего переворот в живописи и массовом сознании. Готовясь к съемкам, много узнал про Малевича. И вот что зацепило — этот диктатор был радушным хозяином, обожавшим застолья и розыгрыши, умел посмеяться над собой. Но, как любой лидер, он не имел права на сомнение. Сложный образ — высокая планка. 

культура: У Митты Малевич чаи не гоняет — вихрем врывается в тихий уютный мирок Шагала... 
Белый: Да, это революционный ураган, сорвавший с улиц Витебска картины друга. Любая революция состоит из серии переворотов — в топку летят мифы, классы, поколения... Буря путает все карты. С документальной точностью воссоздать эпоху невозможно — перелопатив кучу книг, мы с Александром Наумовичем и Леней Бичевиным собрали героев по кускам. Получился парный портрет в духе времени — прямолинейный, как «Окна РОСТА». И эта лента имеет просветительский характер — кино о великих художниках у нас снимают редко. 

культура: Из-за чего поссорились Марк Захарович и Казимир Северинович?
Белый: Их конфликт — не плод местечкового интриганства, он продиктован жизнью и соразмерен эпохе. В определенный момент Шагал стал завхозом, обеспечивавшим школу всем необходимым. В эти же дни Малевич спас мастерскую от витебских комиссаров, плакатно расписав вокзал. Каждый считал Первое высшее художественное училище собственным детищем. Они просто не могли порвать его на части. Художники эгоцентричны, у каждого своя правда — титаны сталкивались так, что искры летели. Пламя  перекинулось на ребят, и большинство перешло на сторону Малевича. 

культура: Как сработались с Бичевиным?
Белый: Играли на контрастах. Леонид — актер тонкий. Снимали ключевую сцену: ученики голосуют за изгнание Шагала. Отработали общий план, перешли на крупные — дубль за дублем лечу по накатанной, вдруг вижу — в глазах у Бичевина слезы. Опомнился, сбавил обороты, переиграл сцену на партнера. 

культура: А чем запомнилось сотрудничество с Миттой?
Белый: Александр Наумович умеет ждать и любит, когда актеры что-то предлагают, но в девяти случаях из десяти резко отметает варианты. Жесткий мастер, всегда добивается, чего хочет. Требовал интонационных повторов дублей, твердил: ты — нож, который вспарывает холст.

культура: Было тяжело?
Белый: От Митты шел поток энергии — мы за ним едва поспевали. Работали по 14 часов, держались только на кофе. Я прошел профессиональную школу, пережил опыт, который меня изменил. 

культура: В чем черпаете вдохновение?
Белый: В музыке. Перед тем как выйти на сцену, слушаю Шуберта, на сериалах дружу с роком и рэпом. 

культура: Артиста портит слава? 
Белый: Не мой случай. Бывает, иду по улице — подбегают: «Ой, я вас люблю, а как Ваше имя?» или: «Андрей, Вы нам нравитесь!» или «Саша! Ах, Саша!». Слава Богу, умею радоваться работе и могу выбирать проекты. Недавно закончил съемки в телефильме «Орлова и Александров» Виталия Москаленко, сыграл великого режиссера. Легендарная пара — нельзя было ударить в грязь лицом. Случаются, конечно, и неудачи, о которых хочется забыть. Но роль своей жизни пока не исполнил. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть