«300 спартанцев: расцвет империи»

05.03.2014

Алексей КОЛЕНСКИЙ

480 год до нашей эры. Персы наступают. Под Фермопилами в неравном бою гибнут триста спартанцев. Понимая, что Афины уже не спасти, стратег Фемистокл (Салливан Степлтон) сажает свое войско на корабли и скрывается в узких заливах при Саламине. Двести афинских триер готовятся дать бой тысячной персидской армаде, возглавляемой свирепой Артемисией (Ева Грин). Помощи ждать неоткуда.  Желая укрепить дух войска, Фемистокл подсылает к царю Ксерксу (Родриго Санторо) раба, убеждающего персидского тирана первым начать решающее морское сражение.  

Режиссер фильма «300 спартанцев» Зак Снайдер решил превратить памятник героям Фермопил в мемориальный комплекс, «пристроив» к ним афинских воинов. Не дождавшись внятного сценария от своего соавтора Фрэнка Миллера и охладев к этой затее, Снайдер поручил постановку израильтянину Ноаму Мурро. 

Но тут обнаружилось, что афиняне и спартанцы — две большие разницы. Вместо того чтобы воодушевлять друг друга примерами доблести и геройства, лукавые афиняне сыплют лозунгами, прославляют демократию и явно рассчитывают выбраться сухими из воды. Фемистокл скачет с кораблей на бал, из Спарты в Афины. Попутно даже оказывается в объятиях неистовой Артемисии, которая тщетно пытается соблазнить афинского стратега. 

Но главная беда картины — битва при Саламине. Напрасно жалит сталь, брызжет кровь, трещат галеры и бушует волна — победа афинян выглядит неубедительно. Не желают древние греки гибнуть за демократию. Доказано Мурро. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть