Женщина, которая пела

27.02.2014

Денис БОЧАРОВ

35 лет назад, 2 марта 1979 года, в широкий прокат вышел фильм «Женщина, которая поет» с Аллой Пугачевой в главной роли. Картина, превратившая Арлекино сначала в Королеву, затем в Примадонну, дальнейшее — молчание... Мы беседуем с Александром ОРЛОВЫМ, режиссером нашумевшей в конце 70-х ленты.

культура: Что послужило отправной точкой к созданию фильма?
Орлов: Все это — идея Пугачевой. Она пробила или, как теперь говорится, продавила проект. К тому моменту у нас с ней уже были сложившиеся взаимоотношения: в моих первых картинах — «Удивительный мальчик», «Стоянка поезда — две минуты» — она пела за кадром. И вот, возвращаюсь я как-то из Парижа, звонит Алла и говорит: «Давай снимать фильм». Сценарий, повествующий о судьбе певицы, который Пугачева делала вместе с Анатолием Степановым, вчерне уже был готов. Изначально картина называлась «Третья любовь». Я все спрашивал: что значит третья — по счету, что ли? А Толя отвечал: «Нет, первая любовь — к мужу, вторая — к ребенку, а третья — к песне». По ходу работы над лентой стало понятно: название не работает, и мы от него отказались. 

Картина, разумеется, не оказала какого-то заметного влияния на развитие нашего кинематографа. Никаких особых достижений и открытий там нет. С другой стороны, работа над ней осуществлялась под особым надзором «сверху». Началось это с того, что Алла не выдержала (а мы старались съемочный процесс держать, по возможности, в тайне) и дала большое интервью, где, разумеется, обмолвилась о готовящемся фильме. Можете себе представить: каково было Суслову, открывшему газету с привычным портретом Брежнева на первой полосе, на следующем развороте увидеть огромное фото Пугачевой? Мало того, что тогда она не являлась поголовно обожаемой артисткой, так еще и фильм с ней снимать? Да еще такой, который так или иначе повествует о зигзагах ее личной жизни? Вы с ума сошли! Хотя это ведь не биография Аллы, несмотря на то, что многие так считали.

В общем, картину мы сдавали раза три. Как говорил Григорий Александров: «Намучаетесь, как я в свое время с «Веселыми ребятами». Зато теперь их все любят». Возможно, параллель не совсем уместна, но и у пугачевского фильма есть достоинства. Главное из которых: сегодня у Аллы есть возможность увидеть себя молодой. 

культура: Можно ли сказать, что «Женщина, которая поет» стала поворотным моментом в карьере Пугачевой? 
Орлов: Мы выпустили джинна из бутылки. До этого я бывал на ее концертах, случались фрагментарные появления на телевидении, но до выхода картины Пугачева была эдакой подбитой уткой. Многие, относившиеся к Алле с подозрением и недоверием, после фильма стали хвалить ее, восторгаться. Ну и мне кое-что перепадало с барского стола (смеется)

Это сейчас она и примадонна, и царица, и королева, и все что угодно, а когда мы снимали картину, ничего подобного не наблюдалось. Алла была «как все», ну, может быть, чуть получше. Кстати, некоторые актеры отказывались играть с ней. Одни — по причине ее напористого темперамента: «Она же как строптивая кошка!» Другие боялись столкнуться с чем-то доселе неизведанным. Но успех ленты снял все вопросы. Благодаря «Женщине, которая поет» нарождающаяся легенда обрела плоть, кости и мышцы. Цветок распустился полностью. 

культура: А каково было работать с этим, тогда еще не раскрывшимся «бутоном»? 
Орлов: Когда как. Повторюсь, я уже был хорошо знаком с Аллой, сотрудничал с ней лет семь. Помимо схемы «режиссер — артист», у нас существовали дружеские отношения. Что, правда, не всегда шло на пользу делу. Были и творческие разногласия, и, как бы поточнее выразиться, глупо-молодые — ведь мы тогда находились в самом расцвете сил. Но споры не переходили в конфликты. Просто сказывалась обоюдная усталость: ведь тогда фильмы снимали не «на коленке», как сейчас, процесс был довольно длительным. Кстати, никогда не слушайте сопливых режиссеров и актеров, которые восторженно заявляют после окончания работы над фильмом, что безмерно любят друг друга. Такого никогда не бывает. Хотя не сказал бы, что между мной и Аллой пробежала черная кошка — у нас хорошие отношения, иногда встречаемся по каким-нибудь календарным поводам. 

культура: Вы обмолвились, что фильм приходилось несколько раз переделывать. А каковы были основные претензии у художественной комиссии? Вроде бы обыкновенная история певицы, ищущей свой путь на большую сцену, — что тут крамольного?   
Орлов: Такого рода картин прежде не было — музыкальные ленты со схожим сюжетом стали появляться позднее. А тогда — ну как же так: наряду с настоящими, серьезными, проблемными соцреалистическими фильмами, и вдруг такое? Тем более, если человек не обладает слухом, да еще и не очень-то жалует Пугачеву — разве можно на нее так долго смотреть? Я объяснял: вот вы, скажем, выпекаете черный хлеб, батоны, булки, но ведь, помимо этого, делают еще и какие-то кексики, ром-бабы, пирожные... Вот и считайте, что «Женщина, которая поет» и есть своего рода пирожное. 

культура: По результатам опроса журнала «Советский экран», Пугачева тогда была названа лучшей актрисой года. А как Вы, с профессиональной точки зрения, оцениваете ее артистический талант? 
Орлов: Она может сыграть все. Если бы не характер, который иногда ей мешает, Пугачева могла бы стать замечательной киноактрисой. Но тогда ей некогда было, да и не в этом она видела свое призвание. От нашей простой мелодраматичной картины, под завязку напичканной песнями, трудно было ждать подлинного высокохудожественного откровения. В «Женщине...» все вертелось вокруг Аллы. Но то, что она прекрасная актриса, не вызывает сомнения. 

культура: Как бы Вы сегодня кратко охарактеризовали Аллу Пугачеву?
Орлов: Персона. Если бы не мой фильм, ее прославил бы любой другой. У вас может быть пристрастие — или, напротив, антипатия — к этой личности, но фактора Персоны у Аллы не отнять. При желании она могла бы состояться в любой профессии. Пугачева всегда отстаивает свою точку зрения, и здесь для нее нет преград. Она — тот человек, в отношении которого никогда не говори «никогда».

Помню, в 1973–1974 годах она, сидя за роялем, голосом творила абсолютные чудеса. То было, конечно, салонное пение, но совершенно уникальное. Ведь Пугачева, не обладая профессиональной голосовой школой, вокальную основу выстроила сама. Что она тогда вытворяла! И вот именно то, что я слышал в начале 70-х, надо было снимать на пленку. Поскольку все это значительно лучше, чем материал нашей картины 35-летней давности. Ибо, положа руку на сердце, «Женщина, которая поет» — своеобразный парад глупости и пошлости. Но, заметьте, именно это больше всего и нравится людям.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть