Ким Дружинин: «Создатель Т-34 был настоящим художником»

26.04.2018

Алексей КОЛЕНСКИЙ

На экранах — авантюрный истерн для семейного просмотра. «Танки» сняты по мотивам реальной истории, а образный ряд ленты навеян «Неуловимыми мстителями» и «Безумным Максом». Удался ли жанровый опыт — судить зрителям.

Май 1940-го. Главный конструктор харьковского автозавода Михаил Кошкин (Андрей Мерзликин) решается на тестовый танкопробег. Двум прототипам будущего Т-34 предстоит скрытно преодолеть 700 километров, встать у кремлевской стены в парадном строю и получить одобрение вождя на серийное производство. О планах оружейников узнают немецкие диверсанты. Враг пытается сделать все, чтобы ликвидировать машины по пути следования. Но главный герой, офицер НКВД, курирующий проект (Антон Филипенко), водители-механики (Дмитрий Поднозов, Сергей Стукалов) и юная ударница труда (Аглая Тарасова) дают фрицам достойный отпор. «Культура» пообщалась с режиссером Кимом Дружининым.

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

культура: Почему именно Т-34 стал символом нашей Победы?
Дружинин: Благодаря сумме боевых и технических характеристик —  дешевизне, маневренности, скорости, бронезащите и огневой мощи. Немецкие машины были в разы сложнее и дороже (на «Тиграх», например, ставили  полуавтоматическую коробку передач). На съемках мне доводилось «порулить» нашими и германскими танками, управлять Т-34 физически тяжело. Зато после боя побитую машину можно было вернуть к жизни подручными средствами. Недостатка в них, как правило, не наблюдалось. Это был самый массовый танк в истории, через Великую Отечественную прошли более 80 000 единиц техники. «Тридцатьчетверки» делали на пяти заводах, не имевших между собой связи.  В Т-34 не было лишних деталей, их могли собирать (и собирали) даже женщины и дети. Немаловажный фактор — красота конструкторских решений. Например, наклонный профиль башни: при попадании прямой наводкой снаряд или отклонялся от траектории, или был вынужден тягаться с 45-миллиметровой броней, под углом превращавшейся в девяностомиллиметровую. Еще пример: гусеничные траки соединяли стальные «пальцы». В германских машинах эти оси представляли собой дорогостоящую конструкцию гаек, шайб и болтов. У нас использовались заклепанные с внешней стороны штыри: «пальцы» не выбивались из гнезд, так как фиксировались бортовыми выпуклостями, на ходу забивавших их обратно. Конструктор Т-34 Михаил Кошкин был настоящим художником, изобретателем простых и красивых решений. Скажем, орудие прототипов было примерно вдвое короче, чем 76-миллиметровая пушка серийных машин. Задокументирован его спор с заместителем Николаем Кучеренко о том, какой вариант лучше. В сердцах инженер бросил генеральному: «Не нравится? Вот тебе ножовка, давай отпиливай».

культура: А чем отличаются Ваши «стальные кони» от исторических прототипов?
Дружинин: Мы собрали машины на базе мосфильмовских тягачей, снабдили сварными, изготовленными с нуля башнями и орудиями. В 40-м году передний борт «тридцатьчетверки» был литой, а серийный — сварной, мы восстановили первый вариант. Диванные эксперты будут недовольны гусеницами. Признаю, они далеки от оригинала — нам никто бы не позволил раскурочить студийную технику. Но «Танки» — не фильм-памятник, мы снимали приключенческую историю. Из реальной жизни мы использовали лишь основную коллизию с танкопробегом. В чистом поле, причем осенью, на ходу, было выявлено несколько сот недоработок, но мы не хотели превращать свое кино в производственную драму.

«Танки»

культура: Оборудуя логово белоказаков, которые организовали на героев засаду, устраивая гонки с диверсантами абвера, Вы ориентировались на эстетику «Безумного Макса»?
Дружинин: Отчасти. Я обожаю дизельпанк (жанр фантастики, где описывается мир, базирующийся на технологиях уровня 1920–1950-х. — «Культура») и постапокалиптические картины. В основном это отразилось на техническом оснащении германских агентов. Например, для их мотоциклов мы взяли за основу BMW R-71, позже ставшие прототипами советских «Уралов».

культура: Складывается ощущение, что фантазийные элементы картины соответствуют альтернативной истории, экранизированной в духе аниме.
Дружинин: Да, признаюсь, хотел двигаться в эту сторону, но так и не нашел ответа на вопрос, как связать свою задумку с духом национального приключенческого боевика? Кино — это в первую очередь интересная история, имеющая злободневный контекст, но для занимательности не мешает и приврать. Главное, оставаться достоверным, не терять из виду объективную реальность. Мы много консультировались с автором сценария, историком Андреем Назаровым. Факты активности диверсантов насчитываются тысячами — не только в Центральной России, но даже за Уралом.

культура: Стоило ли фантазировать? В истории Великой Отечественной остается немало белых пятен, ждущих самого тщательного расследования и образного осмысления.
Дружинин: Любое историческое событие важно в качестве опыта, урока и образа. Вопрос — как преподнести его в живой жанровой форме? Жанр — это расстановка акцентов, тут важно, найдет ли режиссер общий язык с аудиторией или нет. Для этого следует ориентироваться на коды, заложенные в массовом сознании, — как исторические, так и современные.

культура: Вы оказались убедительны в части кастинга. Андрей Мерзликин и Аглая Тарасова составляют интригующий, необычный дуэт. Чем руководствовались при выборе исполнителей?
Дружинин: Эффектом неожиданности. Зритель не должен догадываться о том, что этих людей из разных миров может соединить романтическое чувство. Но что-то есть в нашем Кошкине, позволяющее его окружению раскрываться и совершать неожиданные поступки. Мы искали простые решения для любовной линии, сложнее всего было добиться от Аглаи «советскости». Мне была нужна хрупкая девушка со стальным стержнем, абсолютно самостоятельная, твердо знающая чего она хочет. Героини Инны Макаровой или Людмилы Целиковской сегодня на вес золота. Куда-то пропала эта порода, просто кошмар.

«Танки»

культура: Ваша предыдущая картина, снятая совместно с Андреем Шальопой батальная драма «28 панфиловцев» завоевала заслуженное признание публики. Чьи отзывы Вам особенно дороги?
Дружинин: Людей, поверивших нам на этапе краудфандингового сбора средств. Мы не обещали жертвователям ничего, кроме упоминания в титрах. Многие просили называть имена воевавших дедушек и бабушек. Фронтовики также стали участниками нашей картины — двадцать минут финальных титров превратились в своеобразный Бессмертный полк...

культура: Какие плюсы и минусы в соавторстве и самостоятельном плавании?
Дружинин: Одна голова хорошо, а две лучше. Все сомнения разрешаются в содержательных спорах, в поисках истины. Одному тяжелее, приходится постоянно опровергать самого себя.  

культура: Над чем работаете?
Дружинин: Готовлюсь к съемкам восьмисерийного сериала для «Первого канала». Речь идет о приключениях сотрудников КГБ, время действия — восьмидесятые годы.


Фото на анонсе: Сергей Бобылев/ТАСС


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть