Андрей Шальопа: «Снимать у Дубосеково нереально — там все поменялось»

23.11.2016

Алексей КОЛЕНСКИЙ

Panfilovtsy_Kult_42s.jpg

На экранах «28 панфиловцев». Работа Кима Дружинина и Андрея Шальопы, снятая в лучших традициях батального кино, возвращает нам окопную правду войны. Накануне премьеры «Культура» пообщалась с продюсером, сценаристом и сорежиссером ленты.

культура: Долго вынашивали замысел? 
Шальопа: С детства любил советские военные фильмы и недоумевал, отчего нет картины про подвиг у разъезда Дубосеково. В 2009-м планировал снять «28 панфиловцев» к 70-летию битвы под Москвой. Писал письма в различные инстанции. Мне вежливо отвечали: ждите сценарного конкурса. А время шло, я решил объявить краудфандинговый сбор. В итоге привлекли беспрецедентную сумму, 35 миллионов рублей, составившую почти пятую часть бюджета и позволившую осуществить самый ответственный подготовительный этап. Считаю, это хороший знак: люди объединились не для того, чтобы задружиться против кого-то или языками почесать, а созидать. Потом поддержало и государство.

культура: Готовясь к съемкам, Вы работали в архивах — трудно было отделить правду от вымысла?
Шальопа: Напротив, довольно быстро восстановил реальную картину. Успех поисков зависит от целеполагания, в нашем случае — от ответа на вопрос, что нужно найти. В ноябре 1941 года Красная армия отступала к Москве, вела ожесточенные бои — гибли сменные роты, рвались телефонные линии, пропадали рапорты...

18 ноября трагически погиб генерал Панфилов, один из самых авторитетных военачальников. В тот же день 316-я стрелковая дивизия была преобразована в 8-ю гвардейскую и стала носить его имя (таких дивизий у нас было всего две — чапаевская и панфиловская). В штаб армии прибыл корреспондент Кривицкий, которому поручено ознакомиться с политдонесением о событиях у разъезда Дубосеково. Удалось ли его отыскать — неизвестно, этот документ никто не видел. Исполняя приказ редактора, журналист осветил подвиг со слов офицеров. В декабре встретился с командиром сражавшейся под Дубосеково четвертой роты Павлом Гундиловичем (погиб в апреле 1942-го). Тот сказал, что не знает воинов, отличившихся 16 ноября, но назвал имена 28 самых отважных бойцов подразделения, достойных звания Героев Советского Союза. Все они — реальные, а не вымышленные лица, многие пали в боях за Москву.

Противники увековечения памяти панфиловцев ссылаются на урезанную цитату из заключения Главной военной прокуратуры 1948 года. Полная фраза звучит так: «Подвига 28-ми бойцов не было — 16 ноября у разъезда Дубосеково сражалась целая рота, и сражалась геройски». Слыша упрек, что мы подменяем память тысяч легендой о единицах, я прошу оппонентов перечислить хотя бы пять имен, высеченных на монументе. Называют Клочкова и Добробабина, остальных не помнят. Однако это конкретные люди, олицетворяющие подвиг народа.

Съемки фильа «28 панфиловцев»

В поисках натуры мы объезжали Московскую область: в каждом селе есть стела с именами погибших: девять «Ивановых», десять «Петровых»... Почти все местные мужики не вернулись домой, но страна выжила и победила ценой их самоотверженности, которую нельзя забывать.

культура: В лучших наших и западных лентах об окопной правде Второй мировой — «Они сражались за Родину» Сергея Бондарчука или «Большой красной единице» Сэмюэла Фуллера — редко звучат имена воинов, на крупный план выносится их повседневный ратный труд.
Шальопа: Реконструируя сражение у разъезда, мы сознательно придерживались этого принципа. Воссоздали все — от оперативной карты, линеек и карандашей до фортификаций и патронных ящиков. Заранее отказались от компьютерных спецэффектов, снимали с натуральными взрывами и дымами, использовали редко появлявшееся в нашем кино стрелковое оружие — СВТ и ППД, германские танки Pz. III и Pz. IV, именно такие шли на Москву, сейчас их почти не осталось.

культура: Особенно впечатляют батальные сцены, взрывы и масштабные бесшовные комбинированные съемки...
Шальопа: Когда дрожит земля — это направленные взрывы, снятые камерой, помещенной в бронированный бокс. В фильме тысяча «шотов» (склеек эпизодов), двести из них — с участием танков. Мы применили радиоуправляемые модели на поле, построенном в масштабе один к шестнадцати — в строгом соответствии с геодезической съемкой местности. Мы ничего не придумывали на съемочной площадке — все было расписано заранее с учетом особенностей территории. Панфиловцы подбили 18 танков — они уничтожаются у нас в строгом порядке и остаются на том месте, где были поражены. Использовали книжку, где изменяющаяся дислокация была показана сверху: сверяясь с нею, сотрудники расставляли полноразмерные модели, закладывали пиротехнику. Проделана гигантская работа и сохранена железная военная логика, обуславливающая наступление и оборону, смену позиций, разбивку выживших на тройки — один стрелок и двое гранатометателей. Эти моменты нечасто отражали в нашем кино.

Съемки фильа «28 панфиловцев»

Снимать у Дубосеково было нереально — там все поменялось. Мы исколесили Московскую и Ленинградскую области и в пятидесяти километрах севернее Петербурга нашли похожее поле. Немцы — не идиоты, они шли по бездорожью лишь в случае, если трассы были заминированы. Поля проходимы, и завязавшийся бой мог прекратиться лишь ввиду бесперспективности. В нашей картине это «пробка» из подбитых машин, делающая невозможными маневры.

культура: Самое большое достижение — эффект присутствия в потоке времени, физическое ощущение смертельной опасности. А какой еще большой правды о войне нам не хватает в кино?
Шальопа: Той, о которой сказал панфиловский комбат Бауыржан Момышулы, его слова мы вынесли в эпиграф ленты: «Память о войне — не только боль и скорбь, это память о битвах и подвигах, память о Победе».

культура: То есть прежде всего о всенародном торжестве? 
Шальопа: Да. В первую очередь наш фильм — о Победе. В любом деле она дается невероятно дорого, ценой сверхусилий, на радость сил не остается. Но я бы хотел, чтобы зрители покидали зал со светлым чувством сопричастности героям: вот так мы сражаемся — жизнелюбивые, сильные, непокоренные.

культура: Любая победа имеет национальность? 
Шальопа: Русские, немцы, французы воюют и побеждают по-своему. Но в реальности очень трудно уловить эту материю. Мы довольны нашей работой, однако радость не фонтанирует. Усталость, тревоги, надежды взаимосвязаны, этот коктейль дарит незабываемые ощущения, а чтобы ощутить эйфорию, должно пройти время.

культура: Половина мужского населения страны рубится в World of Tanks. Они точно оценят «28 панфиловцев» и потребуют продолжения — Сталинграда и Курской дуги.
Шальопа: Скорее всего, мы больше не будем снимать фильмы о войне.

Съемки фильа «28 панфиловцев»

культура: Как Вы объясняете беспрецедентный успех сбора пожертвований? 
Шальопа: Все-таки мы делали картину о панфиловцах в XXI веке. Сегодня имя России объединяет народы в борьбе с мировым злом, так что мы связали актуальный месседж и историческую фактуру.

культура: Какие темы могли бы вдохновить новые краудфандинговые кинопроекты?
Шальопа: Из исторических событий — полет Гагарина или труд Королева. Но я не вижу, как эта штука может повториться снова.

культура: Ваш фильм посмотрели сразу два президента: Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев. Как они оценили картину?
Шальопа: Сказали: хорошее кино, молодцы ребята.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть