«Операция «Ы» и другие приключения Шурика»

15.08.2015

Алексей КОЛЕНСКИЙ

16 августа полувековой юбилей отмечает вечный студент — гайдаевский Шурик.

Наследник Протазанова, ассистент Барнета, протеже Пырьева, Леонид Гайдай пришел к эксцентрике тернистым и извилистым путем. Первый блин в 1958‑м году вышел комом: по распоряжению министра культуры начинающему сатирику пришлось искромсать полнометражный дебют. Озорной «Жених с того света» похудел вдвое — до 47 минут — и вышел на экраны в двадцати копиях.

Заработав на собственноручном аутодафе язву желудка, Гайдай вернулся в легкий жанр через три года с парой короткометражек, обессмертивших рыболовов-самогонщиков. Приключения Труса, Балбеса и Бывалого были номинированы на каннскую награду, приобретены для проката сотней стран… Но полюбившееся народу трио так и не сумело завоевать сердце своего создателя. Посчитав, что выжал из безобразников все возможное, Леонид Иович попробовал подружиться с «Деловыми людьми». Правда, на фоне недавних оглушительных успехов ретро-новеллы О’Генри смотрелись слишком камерно. Зрители ждут нового героя — догадался Гайдай и загорелся идеей подарить жизнь положительному современнику.

Поиски образа оказались мучительными. Верные соавторы — Яков Костюковский и Морис Слободской — мечтали вернуть на экраны Никулина, Моргунова и Вицина, но, поддавшись на уговоры, накропали пару рассказов о перевоспитывающем уличных хулиганов студенте. Кем быть, каким быть этому строгому юноше? Ковбойка, джинсы из «чертовой кожи» и очки (точно такие, как у Гайдая) … Леонид Иович шел к Шурику на ощупь, от себя, перепробовал на роль сорок претендентов. Олег Видов, Виталий Соломин, Сергей Никоненко, Александр Збруев, Евгений Жариков, Андрей Миронов и Евгений Петров (он же Петросянц, он же Петросян) едва ли сумели бы разгадать и воплотить гайдаевский замысел. Ни секунды не колебался лишь дисциплинированный ленинградский актер — прочитав сценарий, Александр Демьяненко пришел в восторг: «Ничего подобного в нашем кино еще не было!» Вчерашний Дима Горин зрил в корень — советскому студенту предстояло перековаться в интеллигента с кулаками и пройти школу комического бойца в трех отделениях эксцентрической буффонады. Научиться жить и побеждать по образу и подобию звезд Великого немого — Гарольда Ллойда, Бастера Китона и Чарли Чаплина.

Первый соперник — «Напарник» Федя — опасный хам. Нарывается на неприятности, сеет хаос. Чтобы справиться с «Голиафом» в исполнении искрометного Алексея Смирнова, надо вкалывать по гарольд-ллойдовски — напористо и инициативно. Крепко держать удар и обыгрывать беспредельщика на его поле с помощью подвернувшегося под руку строительного инвентаря.

«Наваждение» — загадочная однокурсница, она же — красавица с соседнего двора, воспетая Ярославом Смеляковым. Сократить дистанцию с «хорошей девочкой Лидой» непросто. Но возможно, в упор не замечая прекрасную незнакомку, овладеть захватившим ее внимание предметом. Например, конспектом лекций. Так же отстраненно покорял пространства и сердца романтичный Бастер Китон.

Набегавшись и наигравшись в гляделки, Шурик созрел для финальной «Операции «Ы» — феерической чаплинианы, позволяющей преодолевать рамки любого амплуа, оборачиваясь то королем проигрыша, то баловнем судьбы. Чтобы поймать удачу за хвост, прежде всего следует смириться с печальными обстоятельствами. Например, сыграть навязанную роль няньки и получить в приданое склад с самоварами, рапирами и медными трубами.

В первой новелле студент — человек из толпы — подобно Давиду, мужал в схватке с жонглировавшим звонкими фразами гегемоном. Завоевав благосклонность принцессы, герой дорос до поединка с «новой человеческой общностью», собранной из отходов производства «людей нового типа». Гайдаевское трио переквалифицировалось в банду расхитителей социалистической собственности, нагуляло фактуру и обзавелось характерными классовыми признаками. Бывалый — «ветхий хам», деревенский жлоб с начальственной, управдомовской хваткой. Трус — отвергнутый коммунальной чернью принц, бывший Васисуалий Лоханкин. Сентиментальный Балбес — доморощенный романтик и бард, грядущий кумир миллионов, без пяти минут Круг, Шнур, Лепс и Стас Михайлов.

Продемонстрировав прекрасную спортивную форму, Леонид Гайдай и Александр Демьяненко, конечно, не догнали и не перегнали гуттаперчевых клоунов Великого немого. Но доказали: главное в веселых стартах — не победа, а участие: энергичный темпо-ритм, мускулистый монтаж и, разумеется, восторг переполненных трибун.

Завоевав признание около 70 миллионов зрителей, «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» заняли первое место в прокате и открыли парад-алле — десятилетие гайдаевских рекордов. Леонид Иович лично наградил героев в 1966‑м и 1968‑м году, отыскав для Шурика в «житнице, здравнице, кузнице» Страны Советов студентку, комсомолку, спортсменку, просто красавицу, и превратив бывшего «Балбеса» в блаженного семьянина Семена Семеновича Горбункова. А трое аферистов, покуролесив в «Кавказской пленнице», обернулись лирическими героями — поющими «раз-бо-бо-бобойниками» из «Бременских музыкантов», дорожными рабочими Резо Габриадзе и данелиевскими «Джентльменами удачи».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть