«Калиостро был первым шоуменом»

30.08.2018

Дарья ЕФРЕМОВА

О нем писали газеты — от Парижа до Санкт-Петербурга. Знатные особы добивались его внимания, а Людовик XVI даже выпустил указ, согласно которому оскорбление алхимика и прорицателя приравнивалось к хуле его королевского величества.

Поклонники у самого артистичного авантюриста Европы не переводятся до сих пор: эзотерики почитают графа одним из великих учителей, наряду с Парацельсом, Месмером и Сен-Жерменом, и верят, что маг не умер, а просто ушел в астрал, чтобы в нужный момент вновь сойти на грешную землю. О взлетах, падениях и секретах славы загадочного сицилийца «Культура» поговорила с автором книги «Калиостро» в серии «ЖЗЛ» историком Еленой МОРОЗОВОЙ.

культура: Образ Калиостро не раз возникал в литературе и кино, но нам маг и запомнился в исполнении Нодара Мгалоблишвили в «Формуле любви». Там граф соперничает с Создателем, пробуждает стихии, картинно ест вилки на помещичьем домашнем обеде, но по большому счету постоянно терпит фиаско. Так ли обстояли дела с историческим персонажем?
Елена МорозоваМорозова: Эпизод с пребыванием Калиостро в России передан в фильме Марка Захарова довольно точно. Талантов итальянца здесь не оценили, уехал он спешно и не по своей воле: высочайший указ предписывал препроводить кудесника до самой границы, чтобы тому не пришлось «лететь по воздуху». Чуждая мистики Екатерина II оставила о нем очень ироничные воспоминания: «явился под именем гишпанского полковника графа Феникса», «распустил слух, что он мэтр колдун», «извлек ртуть из ноги подагрика, но подлил ртути в таз», «сделал краски, которые ничего не красили», а потом «скрылся в погребе Елагина, где столько шампанского выпил и английского пива, сколько мог». Российская императрица не впечатлилась Калиостро, а в Европе он имел колоссальный успех. Его знали как алхимика, оккультиста, прорицателя и целителя. Народ выстраивался в очередь за его снадобьями, аристократы выкладывали огромные деньги, чтобы попасть на его спиритические сеансы. Калиостро вызывал духов с невероятным артистизмом и атмосферностью. Публика рассаживалась в темной комнате, на стол ставился огромный хрустальный шар, наполненный водой, вокруг свечи, благовония. Медиумами были красивые юноши или девушки. Он выходил к гостям при шпаге и в каком-нибудь необыкновенном костюме. Любил, например, зеленый камзол с золотыми знаками зодиака. В общем, чародействовал увлеченно, с размахом.

культура: В фильме воспроизводится исторический анекдот, когда кто-то спрашивает у слуги графа: «Сударь, а правда ваш барин две тыщи лет живет?» — «Точно сказать не могу. Но знаю лишь одно, что за те 200 лет, что я ему служу, он ничуть не изменился». Калиостро добавлял себе возраста?
Морозова: Конечно. Эту легенду он стал рассказывать, когда начал создавать масонские ложи по всей Европе. Родился в Медине под именем Ахарат, воспитывался аравийским султаном, учился у мудреца Альтотаса, который знал все тайны египетских жрецов. Спускался в древнее святилище под пирамидами. Там перешел через огненную реку и оказался на острове, где живут бессмертные. Типичная для XVIII века сказка с ориентальными мотивами. Экзотика подстегивала воображение: основные географические открытия совершены, но осталось множество неведомых уголков. Реальность переплеталась с выдумкой. Каждый искал чуда, а Калиостро создавал чудеса.

культура: На самом деле он появился на свет в Палермо, в 1743 году...
Морозова: Его звали Джузеппе Бальзамо, имя Алессандро Калиостро — псевдоним. Он взял его в честь сaldo аustrum, ветра, несущего жару из знойных песков Аравии. Семья действительно была небогатой, но поскольку Джузеппе был единственным ребенком мужского пола, родители постарались дать ему хорошее образование и определили в монастырь. Обучался он у лекаря: помогал собирать травы, наблюдал за тем, как варят зелье. Навыки целительства, вынесенные из монастыря, очень пригодились: его эликсиры вечной молодости на основе красного вина и пряностей пользовались колоссальным спросом. В остальном монастырская жизнь казалась ему невыносимо скучной. Когда Джузеппе подрос, стал развлекаться тем, что во время чтения трапезных молитв вставлял имена местных куртизанок вместо святых. Настоятель не сразу обратил на это внимание, но когда заметили, конечно же, выгнали. Юноша вернулся в родной квартал Альбергария, в домик, зажатый между рыночной площадью и портом. Рядом проходила улица, где, по словам Гете, путешествовавшего по следам Калиостро, скапливалось «очень много соломы и пыли». Лавочники отметали отбросы на середину улицы, где они и сохли вперемежку с соломой, ожидая, когда их разнесет налетевший из Африки ветер. Несомненно, живое воображение Джузеппе уносило его подальше от пыльного квартала. Так родилась идея об афере. Авантюрные настроения витали в воздухе. Братья по ловле фортуны колесили по всей Европе, зарабатывая на жизнь всеми возможными способами: передергивали в карты, шпионили, мошенничали, торговали чужими секретами, раздавали обещания. Бальсамо придумал нечто более оригинальное: объявил себя ясновидящим и стал угадывать, где спрятаны клады. Якобы медиуму сообщили об этом духи, но сам он взять богатства не может, иначе провалится в преисподнюю, но ничто не мешает поделиться информацией за умеренную плату. Легковерные сицилийцы были падки на такие штуки. Пока речь шла о небольших деньгах, все было нормально. Но однажды к провидцу пришел известный купец, заплатил 60 унций золотом и потребовал показать место, где зарыты сокровища. Калиостро что-то нарисовал на карте, велел дождаться ночи, но под покровом тьмы на кладоискателя набросилась нечистая сила и его поколотила... Потерпевший очнулся утром, на берегу моря — и, естественно, заявил в полицию. Калиостро пришлось спешно покинуть Палермо. В Риме он познакомился с семнадцатилетней Лоренцей, дочерью сапожника Феличиане. Дальше они поехали вместе...

культура: Лоренца оказалась хорошим напарником?
Морозова: Да, она тоже была авантюристкой по натуре. Красавица, да еще и блондинка, что в Италии и на юге Франции большая редкость, пользовалась успехом у мужчин и иногда даже выручала Калиостро, когда у него случались проблемы с законом или с кем-то из сильных мира сего. Потом, когда он стал открывать масонские ложи по всей Европе, взяла себе имя Серафина и создавала адаптивные женские. В них вступали очень охотно: дамы скучали, а тут горящие факелы, черные стены, чаша с кровью — настоящее театрализованное действо. Все это описано у Александра Дюма в романе «Жозеф Бальзамо».

культура: Масонство Калиостро — отдельная история. В ложах состояли в основном аристократы. Как же его допустили?  
Морозова: Ну, во-первых, он выдавал себя за графа, а подлинность его происхождения никто не проверял. Разве что в России испанский поверенный усомнился в «полковнике». Во-вторых, масонство выступало за отступление от сословных границ.

Калиостро познакомился с философией вольных каменщиков в Англии. Масоны принимали его тепло, поскольку считали полезным: харизматик с необыкновенным даром убеждения, ведущий кочевую жизнь, — именно такой человек мог донести их идеи до широких масс. Основанная Калиостро Египетская ложа обещала очищение души, бессмертие, полное слияние с природой, возвращение к Золотому веку. Кроме того, магистр придумывал красивые ритуалы. Масон Калиостро имел большой успех, но долго нигде не задерживался. Снимал сливки и уезжал, пока не наскучил публике.

Сеанс магии Калиостро. Иллюстрация из книги Лео Таксиля «Тайны франкмасонства». 1886культура: Современникам было понятно, что он авантюрист?
Морозова: Часто — да. Но авантюристов тогда не так уж и преследовали: они всех развлекали и в какой-то степени играли культуртрегерскую роль. Недаром его постоянно арестовывали, а потом отпускали. Это сейчас у нас есть телевидение и интернет, а тогда жизнь кипела вокруг «шоуменов» вроде Калиостро, Казановы, Сен-Жермена. Об алхимике постоянно писала пресса, он был первым по-настоящему медийным человеком. Например, журналист Морандон постоянно разоблачал проходимца Бальзамо, присвоившего себе чужое имя и титул. Калиостро ответил на вызов, предложив журналисту магическую дуэль: пригласил на завтрак, где единственным блюдом должен был стать молочный поросенок, откормленный ядом. Как в Средние века: кто не прав, тот и умрет. Морандон на пиршество, разумеется, не явился, а Калиостро, говорят, сам съел своего поросенка — и ничего. Конечно, это была очень экстравагантная выходка для XVIII века.

культура: Чернокнижие и ересь, за которые папский суд приговорил Калиостро к пожизненному заключению в крепости Сан-Лео, были только предлогом?  
Морозова: Думаю, да. Решающую роль сыграла политика. Магистр жил в Париже, был близок ко двору Людовика XVI и Марии Антуанетты, но, самое главное, останавливался в замке кардинала Луи де Рогана, который после казни монархов вошел в якобинское правительство. Французской революции боялись как огня, а Калиостро еще и распространял слухи, что он якобы ее предсказал. К тому же папе не нравилось это его масонство: под покровом тайны можно скрыть все, что угодно, заговор, например. Понятно, что проще всего было обвинить Калиостро в чернокнижии. Последние годы магистра были ужасны: одиночная камера-колодец с узким окошком, болезни, отсутствие какого-либо общения. К тому же он очень тяжело переживал предательство Лоренцы. Она упросила его вернуться в Италию, а потом выступила на стороне обвинения: жаловалась, что муж учил ее кокетничать, заставлял изменять с сильными мира сего ради своей выгоды, богохульствовал, не пускал в церковь. Лоренца хотела уйти от Калиостро и начать новую жизнь, но чем больше грязи она выливала на супруга, тем больше вопросов возникало к ней самой. Если ей было так противно, почему она оставалась с ним и продолжала купаться в роскоши? Женщину заточили в монастырь, а магистр скончался в своей камере через четыре года после суда — по официальной версии, от апоплексического удара. Хотя эзотерики считают, что Калиостро не умер, а ушел в астрал. Он, кстати, тоже отрицал смерть — для посвященных в его Египетскую ложу.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть