И целой Пальмиры мало

31.01.2019

Екатерина САЖНЕВА

Фото: Reuters/PixstreamВойна не закончена, пока не похоронены все погибшие и не восстановлен последний дом. Восемь лет назад в Сирии началась гражданская междоусобица, за прошедшие годы переросшая в битву с глобальным злом — радикальным исламизмом. В конфликте погибли десятки тысяч мирных жителей, в результате бомбардировок западной коалиции разрушены тысячи зданий, в том числе имеющие значительную архитектурную и историческую ценность… Сирия — колыбель человечества, ветхозаветные памятники тут издревле соседствовали с христианскими и мусульманскими святынями. Но если русское оружие спасло Сирию от полного уничтожения, то кто же возродит наши общие святыни?

Сегодня в Сирии работают российские благотворительные фонды, светские, православные, мусульманские. Их цель — не только отправить гуманитарную помощь нуждающимся, но и помочь воплотить в жизнь культурные проекты.

Античные Пальмира и амфитеатр в Босре, православная Маалюля, средневековый Крак-де-Шевалье. Гора Касьюн, здесь в пещере «первой крови», по преданию, Каин убил Авеля. И местечко Каукаб под Дамаском, где гонитель христиан Савл узрел Христа... Это не просто несколько строчек из Библии и учебников истории. Они — символ цивилизации, нашего общего дома.

— В свое время я приезжал в Пальмиру из Дамаска, за двести километров, ради того, чтобы посмотреть на грандиозные колонны и арки на восходе солнца, это было непередаваемое зрелище, — вспоминает Олег Фомин, сопредседатель Российского комитета солидарности с народами Ливии и Сирии, член Совета «Императорского православного палестинского общества», глава Благотворительного фонда «Руссар».

В конце 60-х — начале 70-х годов Олег Фомин возглавлял Советский культурный центр в Дамаске. «Проводили фестивали. Дни культуры братских советских республик. Однажды даже балет на льду на дамасской ярмарке показывали», — делится он. В 1973-м в ходе войны Судного дня наш культурный центр был уничтожен израильской авиацией.

— Сам я тогда выжил чудом: уехал в посольство незадолго до налета. Не думаю, что прямое попадание — случайность. Многим не нравилось присутствие СССР на Ближнем Востоке, наша дружба с сирийским народом. Помню, как был потоплен в районе Тартуса советский корабль, везший турбину на евфратскую ГЭС...

Фото: Валерий Шарифулин/ТАССФонд «Руссар» создан во время текущей войны. Задача организации — помощь гражданскому населению, участие в восстановлении инфраструктуры, реставрации памятников и артефактов, христианских и исламских святынь. «Однако бои вокруг Пальмиры еще идут. Пока о глобальных проектах рано говорить, — отмечает Фомин. — Но после окончательной победы, насколько я знаю, готовы подключиться Эрмитаж и Министерство культуры РФ».

Владимир Путин не раз призывал международное сообщество помочь сирийцам восстановить страну, вернуть на родину миллионы беженцев. Реставрация крупнейших памятников древности — дело крайне хлопотное и дорогое, усилий ЮНЕСКО может не хватить. Увы, на Западе восстановлением чужих культурных ценностей особо не озаботились. Бизнесмены хотят получить короткие деньги, а не вкладываться в древние памятники, на которых можно заработать, разве что продав бесценные артефакты, — но так обычно поступают террористы из ИГИЛ.

В первую очередь, помогают лекарствами, продуктами, вещами — пища насущная пока нужнее духовной. Первая посылка Фонда «Руссар» — шестьсот шерстяных одеял: зимой на Ближнем Востоке холодно. Затем в воюющую страну улетела партия валенок, расписанных «под гжель».

— Сирийцы благодарны за любое внимание. Уже готова скульптура Халида Асаада работы Николая Кузнецова-Муромского, — рассказывает Олег Фомин. — Господин Асаад — археолог с мировым именем, главный смотритель Пальмиры. С 60-х он занимался изучением античного наследия древнего города. Его деятельность стала основой для включения Пальмиры в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1980 году. А в 2015-м боевики ИГИЛ (запрещено в РФ. — «Культура») захватили Пальмиру, похитили ученого и пытали, требуя показать, где находятся спрятанные музейные сокровища. В конце концов его обвинили в поклонении «древним идолам» и публично обезглавили.

А что же осталось от православных святынь? От монастыря Рождества Божией Матери в Сейднае, основанного в VI веке императором Юстинианом, и женского монастыря Святой Феклы в Маалюле, считающегося одной из самых древних в мире христианских обителей (IV век).

— Сейдная на фоне остальных разрушений практически не пострадал, хотя в него и попадал снаряд, — отвечает Фомин. — Из святынь там хранится образ Богородицы, по преданию, кисти евангелиста Луки. Его также удалось спасти. Деревня Маалюля, одно из немногих мест на Земле, где до сих пор говорят на языке Иисуса — арамейском. Монастырь Святой Феклы был захвачен боевиками, которые значительно разрушили иконостас, похитили бронзовую скульптуру Христа работы Александра Рукавишникова, установленную в 2008 году.

По словам местного священника отца Макариоса, во всех храмах Маалюли боевики демонтировали колокола и кресты. Кроме того, сожгли часовню расположенного неподалеку монастыря святых Сергия и Вакха. «Они выгнали нас, разграбили наши дома, разрушили наш город, они лишили нас наших святынь», — с горечью произносит отец Макариос.

Контроль над Маалюлей несколько раз переходил от повстанцев к сирийским военным и наоборот, в данный момент регион остается за правительственными силами.

— Сирийская армия, хотя в большинстве своем состоит из суннитов, старалась брать городок не стреляя, чтобы сохранить оставшиеся святыни, — отмечает Олег Фомин. — На наш Фонд вышли мастера из Палеха, они подготовили икону Николая Угодника специально для Маалюли и интересовались, что еще надо. Я встретился в Иордании с одним из митрополитов Антиохийской церкви, он ответил, что нужна икона Равноапостольной Феклы — основательницы монастыря.

Для христиан всего мира побывать в Хомсе, почти то же самое, что совершить паломничество в Святую Землю, здесь находится основанный в 59 году храм Пояса Пресвятой Богородицы. В одном из его приделов хранилась сама бесценная реликвия. Несколько лет назад частицу пояса, хранящуюся на Афоне, доставили в Россию. Чтобы поклониться ей, в многочасовых очередях отстояли тысячи россиян.

Во время первого приезда в Хомс еще до войны, в 2010-м, я запомнила эту полоску простой шерстяной ткани в ажурном ковчеге в виде цветка, в окружении серебряных лепестков... В последний же раз, в феврале 2017-го, на месте Хомса я увидела одни лишь руины. Храм, однако, почти не пострадал снаружи, но внутри выглядел разграбленным. Город несколько лет находился в руках сирийской радикальной оппозиции. Служители, опасаясь расправы, успели уехать и увезти наиболее ценные вещи, а пояс Богородицы спрятали.

— Сейчас храм восстанавливают, в том числе сами жители. Настоятель проводит реставрацию на общественные средства. Пояс привозят только по большим праздникам, верующие преклоняются перед ним, но затем его снова прячут, — уверяет вице-президент Фонда «Руссар» Надия Гандур, православная из Хомса.

Культурно-просветительская деятельность — это еще и продвижение в Сирии русского языка, а с его помощью укрепление в регионе наших позиций.

— Было время, от турецкой границы до Бейрута сливки арабской интеллигенции изучали русский в обязательном порядке, — напоминает Фомин. — Башар Асад в благодарность за российскую помощь вернул преподавание в школах русского языка.

Когда о разрушении террористами «старинных и современных зияратов» и древних мечетей узнал Рамзан Кадыров, общественный Фонд им. Ахмата Кадырова решил восстановить мечеть Масджид аль-Умайя би Халаб в почти полностью разрушенном Алеппо. Город сильно пострадал в результате бомбежек, не было воды, света. Дорогу жизни от Дамаска в Алеппо через Хомс охраняли правительственные силы, вокруг трассы засел ИГИЛ. Ночью шоссе вообще никто не контролировал. Террористы обстреливали проезжающие мимо машины, особенно большегрузы, и те, переворачиваясь, как спичечные коробки, летели на дорогу, преграждая путь идущим следом...

25 раз летали в бушующую Сирию представители фонда «Духовное наследие Святого Апостола Павла». Его создали в 2004 году по личному благословению патриарха Антиохийского Игнатия IV и Святейшего патриарха Алексия II. В тот момент никто и не предполагал, какую нелегкую миссию возьмет на себя эта организация.

С духовником фонда — отцом Леонидом Калининым, членом Патриаршего совета по культуре, председателем Экспертного совета по церковному искусству, архитектуре и реставрации, мы встретились в Доме кино. Здесь проходил творческий вечер «Памяти Владимира Щербинина», когда-то снявшего фильм «На пути в Дамаск», — за столетия эта фраза стала философской, означающей резкое переосмысление человеком своего предназначения, жизненного пути.

Фото: Андрей Грязнов/ТАССПо преданию, именно в пригороде Каукаб яростный гонитель христиан Савл был сражен ослепительным светом и услышал голос Иисуса. Ослепленный Савл продолжит идти в Дамаск. Пересечет городскую черту, держась за руку поводыря. Прошествует по улице Прямой. За несколько метров до Восточных ворот встретится с Ананием — и... войдет в мировую историю под именем апостола Павла.

Фонд не зря носит это имя, до войны он занимался обустройством нашей церкви в Каукабе, построенной еще в 60-е Алексием I. Сейчас же на том самом месте, где в декабре 2016-го боевики обстреляли российский госпиталь и погибли медсестры Галина Михайлова и Надежда Дураченко (Мошкина), фонд собирается построить храм в честь Воскресения Христова. «Уже получено благословение Антиохийского патриарха Иоанна Х», — добавляет Леонид Калинин. Кроме того, в планах восстановление ряда церквей в провинциях Сирии, в частности, храма Георгия Победоносца в Изре.

Ключевой вопрос — будущее Пальмиры. Для начала требуется оценка нанесенного террористами ущерба. По очень предварительным прикидкам, согласно мнению канадских музейщиков, восстановление сирийских святынь обойдется в... 470 млрд долларов. Сумма астрономическая. Чтобы ее «оптимизировать», необходимо привезти профессиональных экспертов, которые произведут калькуляцию. В данный момент, когда еще продолжаются бои и налеты сил коалиции, это и нерезонно — сколько еще может быть потерь, и просто физически опасно. Некоторую часть побитых скульптур все же перевезли в Дамаск, где с ними работает группа специалистов во главе с гендиректором национального музея Махмудом Али Хамудом. Террористы разбили изваяния на множество кусков, поэтому сейчас их собирают буквально по крупицам. Финансирует реставрацию сирийское правительство.

В ЮНЕСКО создан и потихоньку наполняется Чрезвычайный фонд по Сирии: в него поступают добровольные взносы стран-членов. Но только пойдут ли деньги по назначению? В августе прошлого года глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что существует некая секретная директива секретариата ООН, запрещающая международным организациям помогать в восстановлении Сирии. Причина — конечно же, Россия. На Западе полагают, раз мы смогли победить ИГИЛ и помочь Башару Асаду остаться у власти, значит, и реставрацию древних реликвий тоже способны взять на себя.


Фото на анонсе: Reuters/Pixstream




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть