Ибен Транхольм: «Брюссель пытается вернуть контроль над медийной средой»

02.02.2017

Дарья АНДРЕЕВА

Ибен Транхольм

Оперативная рабочая группа Евросоюза по стратегическим коммуникациям (East StratСom Task Force), созданная Брюсселем специально для борьбы с «российской пропагандой», внесла в черный список известную датскую журналистку и богослова Ибен Транхольм. Наша коллега в долгу не осталась и рассказала «Культуре» о том, как европейская демократия постепенно мутирует в самую настоящую тиранию.

культура: Итак, Вы получили черную метку. Чем это обернется?
Транхольм: Мой случай демонстрирует, что Европа находится в политическом и мировоззренческом тупике. Если вы не согласны c официальным пониманием демократии — либеральным, прогрессистским и глобалистским — рискуете оказаться на обочине. В моем случае — в топе East StratСom Task Force. Все тоталитарные режимы действуют подобным образом. Следующий шаг — объявление определенных мнений вне закона. Но если не рискну больше появляться в медиа, считающихся прокремлевскими, как Russia Today, то, выходит, сама предоставлю Брюсселю возможность меня контролировать. Этого не будет. 

Тем более, что я ежедневно читаю слова поддержки. Даже от коллег, чьи политические и религиозные взгляды отличаются от моих. Что касается карьеры, в ЕС у меня уже нет особых перспектив. Я открыто заявляю о приверженности консервативному взгляду на роль католической церкви. Но верующие христиане у нас стали социальными маргиналами, объектами насмешек, на них смотрят как на сумасшедших. А если вдобавок ко всему ты хорошо относишься к России, будут большие проблемы. Прежде всего, психологическое давление и сложности с поиском работы. Мне легче, поскольку я — фрилансер и писатель. Множество людей выражают согласие с моими идеями. Единственное, что теперь мне грозит, — вряд ли получу поддержку от властей, какой-либо государственный грант.

культура: Есть мнение, что альтернативная точка зрения на процессы внутри ЕС, вроде Вашей, получила распространение вместе с появлением социальных медиа. 
Транхольм: Благодаря быстрому и повсеместному интернету гораздо проще доносить иной взгляд на вещи. В то же время официальные издания стали очень политизированными. Отчасти это следствие более жесткой стратегии Брюсселя — Еврокомиссия пытается вернуть контроль над медиапространством. Отсюда, кстати, рождение структур, подобных East StratСom Task Force, черные метки и давление на журналистов.

На примере Дании хорошо видно значение альтернативных СМИ. Начиная с 1992 года скептицизм датчан по отношению к единой Европе только рос — на фоне распространяемых в Сети сводок обо всех «прелестях» практики открытых границ, о лавинообразном росте этнической преступности, замалчиваемой системными медиа из соображений политкорректности. Так что сейчас я могу совершенно определенно сказать: альтернативная журналистика необходима, чтобы люди не отрывались от реальной действительности, подчас очень суровой.

культура: Согласно последним соцопросам количество Ваших сограждан, желающих, чтобы Дания покинула ЕС, сократилось после Брекзита. Это правда?
Транхольм: Датчане были евроскептиками на протяжении десятилетий. Однако нынче вокруг звучит великое множество политических заявлений, имеющих целью посеять те же спекулятивные страхи в обществе, что насаждаются после Брекзита и в самой Великобритании. Дания — очень маленькая страна, и некоторые люди боятся, что мы не справимся в одиночку. С другой стороны, радикальная миграционная политика ЕС и евробюрократия заставляют многих оставаться евроскептиками. Думаю, если бы у нас состоялся референдум, аналогичный британскому, мы бы тоже проголосовали за выход из конфедерации.

культура: Копенгаген увеличивает военные расходы в ответ на «российскую угрозу». Но как именно Россия угрожает Дании, да и Европе в целом?
Транхольм: Конечно же, никак, это просто абсурд. Россия пытается защититься от воинствующего безумия, в том числе исходящего из скандинавских стран. Тут я согласна с президентом США Дональдом Трампом: блок НАТО слегка устарел. Альянсу следует позаботиться о том, как закрыть границы ЕС от нелегальной иммиграции и сделать улицы безопасными для женщин в Швеции и Германии. Долг НАТО спасать христиан в лагерях беженцев на Ближнем Востоке от преследования и насилия со стороны экстремистов.

культура: Похоже, Вы настроены оптимистично насчет новой американской администрации?
Транхольм: Да, весьма. Полагаю, у Трампа есть понимание того, что реальный враг Запада засел не в Кремле. Истинный враг — сам западный безбожный истеблишмент, стремящийся уничтожить христианскую культуру по всей планете. Ультралевые и глобалисты используют исламистский терроризм как оружие, чтобы вести войну против религии, давшей Европе самобытность, величие и силу. Мне очевидно, что Трамп смотрит на мир с позиций христианства и патриотизма, а не руководствуется гегемонией и глобализмом. И в этом вижу предвестие крепких партнерских отношений США с Россией.

культура: Вы говорите, цель политических сил, доминирующих в единой Европе, разрушение христианской цивилизации. Но зачем им это? 
Транхольм: Модернизм в принципе построен на лжи, а если ты постоянно врешь себе и окружающим, в какой-то момент происходит полная подмена понятий. Все выворачивается наизнанку, люди отучаются разбираться, что хорошо, а что плохо. Феминизация, релятивизм, атеизм, культурный марксизм — все это для того, чтобы уничтожить христианскую цивилизацию вместе с ее основными ценностями и добродетелями. Но отчасти мы сами взрастили горький плод, поддавшись тем, кто обещает рай на Земле в виде потребительского общества. Отвернулись от начал, которые создают жизнь и процветание, взамен прославляя зло и культуру смерти. 

культура: Именно моральный и духовный вакуум в ЕС, пишете Вы, подстегнул радикализацию ислама...
Транхольм: Единственное, что может спасти Европу, — возвращение к христианским корням. Политические программы и решения оказались несостоятельными. Секуляризация играет на руку расширению бездуховности, оглуплению, вырождению европейских народов. 

культура: Какую роль Вы, католический богослов по образованию, отводите в защите и продвижении христианских идеалов русскому православию?
Транхольм: Считаю, оно может стать центром христианского мира. Православие очень заботится о традиции и хранит верность божественному прекрасному порядку. Православие не будет включать элементы светскости и адаптироваться к секуляризму. В этом его сила — оно твердо стоит на своих убеждениях. Восточная церковь будет вдохновлять многие народы в эпоху релятивизма и потрясений. Православие — твердое как скала: посмотрите на святых мучеников в годы раннего большевизма. Более того, Владимир Путин отмечал, что будет защищать преследуемых единоверцев во всем мире. Как я писала в статье на портале RT, для многих ваш президент может стать Константином XXI века — этот римский император в свое время положил конец преследованиям христиан.

культура: Тема последних недель в нашей стране — передача являющегося музеем Исаакиевского собора Русской православной церкви. Это решение властей Санкт-Петербурга приняли не все россияне. Предположим, подобная ситуация происходила бы в Дании — как бы реагировали Ваши соотечественники? И какое решение является правильным, на Ваш взгляд?
Транхольм: Честно говоря, я несколько озадачена тем, что россияне протестуют против возвращения Исаакиевского собора РПЦ. Почему это стало проблемой? В Дании нет разделения на государство и церковь: храмы здесь остаются государственной собственностью, а церковь управляет всей храмовой деятельностью, касающейся отправления культа. 

Впрочем, напомню, Дания — страна протестантская. Тем не менее, как католичка, считаю: любой собор должен без всяких условий принадлежать церкви, а не государству.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть