Марсианские колики

11.11.2015

Андрей САМОХИНАлексей ЗВЕРЕВ

Национальное управление по воздухоплаванию и исследованию космического пространства (NASA) недавно порадовало патриотов США смелым абрисом новой американской мечты. Очередная марсианская программа называет год первого пилотируемого полета к вожделенной планете — 2039-й. Уже начались поиски наилучшего места для посадки корабля, объявлен конкурс на членство в экипаже. 

Большинство экспертов, однако, выражают скепсис по поводу проекта, указывая на множество белых пятен и фантастические сроки. Плохим фоном для презентации стал также очередной провал штатовской космонавтики: ракета Super Strypi с 13 спутниками на борту, запущенная 3 ноября с Гавайского космодрома, рухнула спустя минуту после старта. Спрашивается: а надо ли России в нынешней ситуации втягиваться в космическую гонку с заокеанскими «партнерами»? 

Смычке НАСА и Голливуда не откажешь в эффективности: что не под силу ракетчикам — по плечу важнейшему из искусств. Едва американский «Кьюриосити» обнаружил воду на четвертой от Солнца планете, как на экраны выходит блокбастер Ридли Скотта «Марсианин», где Мэтт Дэймон уже выращивает в красном грунте картошку. И половина мира верит, что американцы вот-вот загуляют по неземным долинам. 

Впрочем, дело не только во внешней пропаганде. Для очень многих янки именно марсианская «конкиста» давно стала идеей фикс. Наверное, в ней есть немного и от советского торжества разума. Помните, «и на Марсе будут яблони цвести»? Но больше все-таки от ковбойского драйва освоения Дикого Запада — та Америка, которую мы знаем, никогда не успокоится в равновесии завоеванного ранее. Вот почему, как утверждал еще лет тридцать назад инженер Роберт Зубрин, ей ничего не остается, кроме как перенести миссию «расширения» в межзвездное пространство... 

Однако в грубой реальности американское космическое агентство с конца 90-х изрядно лихорадит. Именно тогда Белый дом начал последовательно урезать расходы на внеземные исследования. НАСА даже пришлось возить по Штатам своеобразный пропагандистский автопоезд, разворачивавший в городах передвижную выставку достижений отрасли, дабы убедить налогоплательщиков в своей полезности. Отрицательным фактором послужила серия аварий и катастроф с «шаттлами», на которых администрация Обамы окончательно поставила крест в 2011 году. Первый темнокожий лидер США дал добро и на заморозку лунной программы, включавшей сверхтяжелые ракетоносители Ares. С тех пор НАСА вынуждена отправлять астронавтов на МКС с помощью «Союзов». В августе контракт с Роскосмосом был пролонгирован еще на два года. Для «величайшей нации», как себя именуют наши заокеанские партнеры, это чувствительный удар по самолюбию. Как и то, что Штаты не могут пока обойтись без российского ракетного двигателя РД-180 производства НПО «Энергомаш». Как бы ни скрипел зубами по сему поводу сенатор Маккейн. Неудивительно, что более половины американцев, согласно опросу HuffPost/YouGov, уверены, что США утратили лидерство в космосе.

Отдельная история — с внутренними проблемами самого НАСА. По сведениям Американского общества по биохимии и молекулярной биологии (ASBMB), начиная с 2004 года, расходы на научные разработки в агентстве сократились на 20–30 процентов. При этом 125 000 долларов было потрачено, например, на опыты по изготовлению пиццы в 3D принтере. Регулярно по результатам аудита НАСА обвиняют в разгильдяйстве, растратах и подлогах. Так, в 2011-м при запуске спутника-зонда «Кеплер» был использован титан с поддельным сертификатом качества. Моральный облик персонала — еще одна головная боль агентства. Случалось, что астронавты допускались к космическим аппаратам в состоянии изрядного подпития. А в 2007-м один из сотрудников умышленно подрезал провода у компьютера, предназначенного для отправки на МКС. 

Высокопоставленный инсайдер журнала The Diplomat признается, что подобные эксцессы вызваны резкими колебаниями финансирования космических программ, в результате чего в отрасли остались «80-летние доктора наук да безусые юнцы». Как видим, болезнь отсутствия среднего поколения свойственна не только нашей науке.  

Кадр из фильма «Марсианин»

Американцы всегда уповали на частную инициативу, и она нередко выручала предприимчивую нацию. Однако специфика и масштаб космических задач явно великоваты. 6,8 млрд долларов, перечисленные двум компаниям — полугосударственной Boeing и частной SpaceX, — должны гарантировать создание уже в 2017-м качественной замены «Союзам» для полетов на МКС. Что ж, посмотрим. Это задача локальная и на основе того, что американцы успели вытянуть из наших КБ в 90-е, возможно, решаемая. Но вот марсианская экспедиция — дело абсолютно иного порядка. Частные прожекты в этом направлении до сих пор напоминали разве что скверные анекдоты.

Скажем, предприниматель Элон Рив Маск, создавший компанию SpaceX, предложил в ближайшие десятилетия организовать на Красной планете колонию... на 80 000 человек. Постройку межпланетного корабля, равно как и сооружение марсианского городка, магнат рассчитывает оплатить взносами будущих колонистов, собрав по полмиллиона долларов с каждого. 

Другой бизнес-проект в американском духе выдвинул мультимиллионер Деннис Тито. Его план предполагает полет к Марсу корабля с пилотами и группой туристов. При этом богатым романтикам никто не гарантирует благополучного возвращения. Совсем уж клинический вариант под названием Mars One вообще подразумевает полет добровольцев в один конец. Сначала отправят на планету роботов, которые-де оборудуют там станцию, поставив телекамеры, а следом пришлют энтузиастов, дабы они попытались выжить, в режиме онлайн демонстрируя свой опыт телезрителям, оставшимся на Земле. Организовать «реалити-шоу», разумеется, обещано еще при жизни инвесторов. 

На фоне этой бредятины родившаяся в НАСА программа Evolvable Mars Campaign выглядит почти строгим документом. Главные хитрости разработчиков заключаются в перехвате госфинансирования, высвобождающегося после закрытия МКС, и пошаговой наработке технологий, позволяющей сильно варьировать сроки этапов программы. Тем не менее план сообщает реперные даты: 2021 год — первый облет Луны на корабле «Орион», выведенном в космос 105-тонной ракетой SLS; 2028–2033 годы — грузовые экспедиции на Фобос, выбранный в качестве промежуточной площадки; затем в течение нескольких лет запуски «грузовиков»-автоматов уже непосредственно на Красную планету и, наконец, 2039-й — первая пилотируемая марсианская экспедиция... 

Эксперты отмечают, что, согласно этому грандиозному проекту, в ближайшие двадцать лет американцам, помимо 130-тонного ракетоносителя и космолета, придется разработать и выпустить массу сложнейшей дорогостоящей техники: тяжелые межорбитальные буксиры, посадочные аппараты для Фобоса и Марса, жилые модули для обоих небесных тел и много чего еще. При этом программу технологически нельзя будет притормозить без риска ее обнуления.

Кадр из фильма «Марсианин»

Сергей Александров, инженер-конструктор, бывший ответственным исполнителем по проектированию экспериментальной лунной базы в ГКНПЦ им. М.В. Хруничева, считает, что американцы сделали грамотный идеологический ход, заявив конечной целью программы «расширение ареала обитания человека». При этом марсианский план НАСА — чистейшая авантюра, уверен Александров. Во-первых, потому что нужна не просто сверхтяжелая, но и постоянно летающая ракета. Нынешняя американская SLS рассчитана на полеты через год-полтора, что сразу же охлаждает все дальнейшие марсианские фантазии. Ведь она должна была бы ежегодно стартовать в космос 3–4 раза. Александров отмечает: большинство технологий для полета на Марс уже разработаны. Но загвоздка — в экономике, тесно связанной со способом производства и мышления. «Думаю, в современной экономико-политической парадигме такой проект неосуществим», — резюмирует инженер. 

Возникает законный вопрос: ну они-то хоть грамотно пиарятся перед всем миром, а где наше космическое первородство? Помнится, в 2006-м тогдашний президент РКК «Энергия» Николай Севастьянов сообщал о планах облететь Луну в 2011–2012 годах. Еще несколько лет назад наши СМИ пестрели смелыми прогнозами о российской лунной базе уже в конце 2020-х годов, раздавались призывы: «На Марс!» Сегодня же куратор отрасли вице-премьер Дмитрий Рогозин вынужден публично осаживать назад, говоря про лунную базу: «Мне раньше самому эта идея нравилась. Но сейчас надо посчитать, сколько это будет стоить… Какие у нас есть реальные цели на Луне… Надо полагать, денег у нас сейчас немного, и мы во враждебном окружении».

Последние слова — прозрачный намек на то, что в обозримом будущем придется резко усиливать внимание к «оборонному космосу». Ведь не секрет, что программа «Энергия-Буран», например, создавалась в свое время на 90 процентов под военные цели. Была разработана даже система захватов и эллингов, позволяющих снять американскую станцию с орбиты и в брюхе челнока доставить ее на Землю. Отнюдь не просто так у нас заговорили о возобновлении производства многоразовых космических систем по типу «Бурана». И вовсе не случайно Вашингтон вместе со своими сателлитами выступил против резолюции о неразмещении оружия в околоземном пространстве, которую Москва, при поддержке 25 стран, недавно предложила на голосование в ООН. 

Выходит, пока нечего даже и думать про межпланетные путешествия: надо крепить орбитальную и наземную инфраструктуру ВКО? 

— Это не совсем так, — продолжает Сергей Александров. — На освоение космоса надо смотреть интегрально: не разделяя жестко оборонные и исследовательские задачи. Да, военный космос по большей части — орбитальный. Однако необходимость быстрого маневрирования на орбитах поможет развить направление двигателей, усовершенствовать системы управления. К тому же любых оборонных аппаратов делают обычно не менее трех, что поможет ускорить их переход к «серии».

«Космодром на Фобосе». Художники Алексей Леонов и Андрей Соколов

Но как все-таки России реагировать на брошенный из-за океана марсианский вызов? 

— Мне нравится девиз нашего президента: «Никого впереди», — размышляет летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Владимир Джанибеков. — Но, с другой стороны, надо понимать, как этого добиться. Лучше спокойно, мягкой силой, как это обычно у Путина и получается. Надо трезво оценивать наши возможности. У нас, например, другое отношение к таким вещам, как назначение сроков. Если американцы могут, не выполнив, перенести их с улыбкой, привязывая, допустим, к периодам президентских кампаний, то в России подобные срывы воспринимаются как общенародное фиаско. Космос для нас, несмотря на провалы 90-х, остается перманентным национальным проектом. 

Джанибеков уверен, что России не стоит отвечать на пропагандистский проект НАСА зеркально, хотя некоторые технологии для марсианской экспедиции у нас проработаны еще с советских времен.

— Нужно начать с нормальной эксплуатации нового космодрома, подтягивать силы и средства для освоения Луны, спокойно укрепляться в околоземном пространстве, наращивая и модернизируя спутниковую группировку, — резюмирует Владимир Александрович. — Высадка на Марсе как одна из целей тоже не должна уходить из нашей космической программы. Ведь мечты о дальних полетах притягивают в отрасль активную молодежь. Секрет развития отечественной космонавтики лежит сегодня скорее в прагматических плоскостях, а не в идеологических установках и самопиаре.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть