Сирийские цели

06.10.2015

Петр АКОПОВ

Военная операция России в Сирии продолжила события «Крымской весны», став еще одним подтверждением того, что мир по-американски ушел в прошлое. Как долго продлится наше участие в боевых действиях, удастся ли в итоге укрепить Дамаск и потеснить исламистов — это, конечно, важно. Но не менее важно и другое: само участие России в сирийской войне показало, что мир стал другим. Штаты и Запад утратили монополию на применение военной силы, которую они получили после 1991 года — с момента крушения СССР.

Проводимая англосаксами глобализация, хотя и воспринимается как в основном мирный, пусть и насильственный процесс — через подчинение всех общим правилам в политической, финансовой, идеологической и информационной сферах — в реальности опирается на страх и силу. Причем право применения силы может быть только у центра глобализации — США, коллективного Запада. Только его насилие легитимно, только его война оправданна — все остальное является незаконным, ужасным и «опасным для дела мира». Такая философия позволяет успешно загонять человечество в светлое глобальное будущее англосаксонского проекта «всемирной либеральной рыночной демократии». Все несогласные с глобализацией цивилизации могут существовать в пределах своих границ — пока у Запада нет сил подчинить их своему влиянию и переварить, но не могут определять, что в остальном мире хорошо, а что плохо. Если им что-то не нравится в глобальном масштабе и они пытаются выступать центром сопротивления глобализации, пускай даже всего лишь на региональном уровне, их уничтожают, как Ливию Каддафи (за его активную работу по интеграции Африки), или изолируют, как Иран. Единственное исключение — Китай. У него глобальные (путь и своеобразные) амбиции, однако в силу масштабов цивилизации его трудно блокировать, к тому же китайцы сами ведут себя исключительно осторожно, осуждая гегемонистские планы США, но не играя с ними в большую шахматную игру по всему миру. Кроме того, для Китая сейчас важнее всего разобраться с американской политикой сдерживания у собственных границ — Поднебесная ведет региональные позиционные бои нервов, не применяя военную силу даже в своем собственном регионе. И только сейчас готовится к «выходу в свет» — так председатель Си заявил о готовности создать восьмитысячный контингент миротворцев для сил ООН, что станет первым шагом к легитимации военного присутствия Китая в той же Африке.
Этот почти уже установившийся уклад «монополии на силу» сломала Россия — присоединение Крыма стало активной защитой от американского проникновения уже даже не в зону жизненных интересов, а непосредственно на территорию исторической России. Присоединение прошло мирно, но сама операция стала возможной благодаря приведению в боевую готовность наших вооруженных сил, причем не только на полуострове. Полученное президентом право на использование армии за пределами страны как раз и явилось пропуском в новый, постамериканский мир. В тот раз применять силу, слава Богу, не пришлось.
Но осенью 2015-го Россия сделала следующий шаг в демонтаже американского миропорядка — мы начали операцию в Сирии, просто поставив США перед фактом. В этот раз уже не угроза, а фактическое применение силы изменило мир — впервые после 1991 года не западная держава «без спросу» использовала свою армию за границей, причем в зоне ведения боевых действий США, в регионе, который является для них приоритетным.
События 2014–2015 годов важны тем, что являются симптомами наступления нового мирового уклада. Сирийская война, начавшись четыре года назад при одних правилах глобальной игры, закончится уже при совершенно других, сформулированных как раз в результате урегулирования этой самой войны. Конфликт в Сирии имеет несколько измерений и причин — и именно поэтому становится узловым событием наших дней. Ближневосточный узел проблем в принципе запрограммирован на конфликт, и регион является самым взрывоопасным местом в мире — не случайно именно на этой арене и будет происходить практическое видоизменение правил глобальной игры.
Россия пришла в Сирию не за контролем над военными базами, будущими нефтепроводами, не ради повышения цен на нефть или уменьшения влияния США в регионе — все это, включая даже действительно важную для нас ликвидацию террористической угрозы со стороны воюющих на стороне халифата отечественных исламистов, на самом деле достаточно мелкие и сопутствующие цели в той игре, которую ведет Кремль. Точнее даже, не просто Кремль — Путин просто чутко улавливает ход мировой истории, логику событий, вдобавок еще и умеет использовать ошибки противника, обращая его энергию против него самого. Страшный хаос, созданный Штатами на Ближнем Востоке (в основном неосознанно, но это не имеет принципиального значения), является наиболее ярким отражением общего кризиса и центробежных тенденций, которые накопились в ходе реализации проекта «мира по-американски». России, как и Китаю, как и всем мировым цивилизациям, нужно лишь грамотно направлять демонтаж этого нового Вавилона — так, чтобы не попасть под его обломки. Для управляемого разрушения следует правильно выбрать точки удара — сегодня это Сирия, завтра это может быть МВФ. Чем точнее мы прицелимся, чем лучше рассчитаем момент удара — тем меньшей крови будет стоить и человечеству, и нам этот переход к новому, сбалансированному миропорядку. Первым делом, как известно, самолеты…

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть