Не спящие в Минске

12.02.2015

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист

Ночные бдения в Минске стали вершиной карьеры Петра Порошенко. В самом деле: кто может похвастаться, что его часами уговаривали не бузить три мировых лидера, а он, будучи президентом сомнительной легитимности страны, разваливающейся на части и живущей откровенно в долг, отказывал, артачился, качал права? И это невзирая на целый год бессмысленной и кровавой бойни, на агрессивные заявления, что «галичане есть основа украинской государственности, а никаких федераций и русского языка не будет», наконец, на анекдотичный цирк с российскими паспортами, показанный в Мюнхене.

Любого другого из-за переговорного стола попросту выгнали бы. Но не таков Петр Алексеевич. Благословение Вашингтона наделяет героя суперспособностями — без комплексов, без пощады, без границ (ну да, с границами выходит неловко) .

Что касается Меркель и Олланда, то им терпения придает страх перед войной, которая завтра придет уже на улицы Евросоюза. Намерение Обамы поставлять Украине летальное оружие (а это значит, что он его уже отгружает, но хочет легализовать свершившееся) означает, что Европа 70 лет спустя снова оказалась на пороге большой войны. Способной разрушить тихий и комфортный мирок, который выстраивали под себя европейские обитатели «золотого миллиарда». Вместо гей-парадов потребуются военные, вместо новейших круизных лайнеров — хотя бы старенькие авианосцы (отжатые у нас «мистрали» тоже сгодятся). Дорого, опасно, а демография с фертильностью у «старушки», мягко говоря, уже не те…

Поэтому полгода попустительствовавшие жестокой войне, думая, что она так и окажется «русской Югославией», Меркель и Олланд выкладываются по полной. Они понимают, что поставки оружия потребуют инструкторов (причем отберут их американцы из европейцев), те запросят защиты в виде морских пехотинцев, морпехам понадобятся «вертушки», вертолетчикам — прикрытие истребителей. И так незаметно, шаг за шагом, как США втягивались во Вьетнам, ЕС увязнет в прямом противостоянии, причем не с ополченцами, а с Россией, — об этом уж «друг Петр» позаботится.

Европа, конечно, хотела бы мира и дружбы с Москвой, но… за наш счет. А когда такой вариант оказался невозможен, ей пришлось искать настоящий компромисс и пытаться надавить на Порошенко. Однако тот обязан присягой прежде всего заокеанскому «темному лорду», а не Берлину с Парижем, и будет делать то, что велит Вашингтон, слишком явно желающий войны. Не случайно откровенно хамскими жестами президент США пытался вывести Кремль из себя, делая все, чтобы снизить вероятность заключения соглашения.

Россия и в самом деле настроена конструктивно, но жестко. Путин готов идти на уступки, но двусторонние. Не готов менять на пустые обещания реальные национальные интересы (а майданизация Украины и угроза превращения ее в боевой антироссийский таран — прямая и явная угроза самому нашему существованию). Увидев, что все попытки договориться с Западом «по-хорошему» ни к чему не ведут, на сей раз Путин договаривается «по-плохому» — и, надо сказать, это работает.

Но каков будет итоговый результат и можно ли говорить, что он станет следствием именно минских переговоров? Речь в лучшем случае идет о создании реальной демилитаризованной зоны и разделении сторон миротворцами, о масштабной системе политических гарантий. Гарантирует ли это мир более, чем на пару-тройку месяцев? Ведь Киев не намерен говорить о нем всерьез, ибо от хозяина таких указаний не поступало. Более того, самого Порошенко за любые реальные уступки растерзают киевские радикалы. Растерзают в буквальном смысле — «сбежать» второму подряд президенту хунта, наученная опытом, уже не позволит.

С другой стороны, для Москвы согласиться на компромисс, возможный для Порошенко, — значит перейти ту черту, где возможен компромисс для жителей Донбасса — истерзанных, расстреливаемых, гибнущих каждый день. Им надо, чтобы их перестали убивать и чтобы убийцы навсегда убрались с их родины. И наше общество настроено защитить этих людей. Это вопрос не только геополитических интересов. Если мы уступим сегодня, то завтра не сможем смотреть в глаза детям тех, кого убили на улицах Донецка украинские снаряды.

Невменяемая позиция Порошенко, очевидное желание сохранить развязанными руки и перманентный casus belli говорят о том, что замирение между ним и русским обществом крайне маловероятно. (А наша власть сегодня, как правило, выступает с общественным мнением заодно.) Ни одной искренне протянутой руки мы пока в Киеве не видим. Все, что говорят оттуда, — «плюньте вы на этих колорадов, не вмешивайтесь в наши дела, а то мы вас в сто первый раз назовем оккупантами».

А раз такого диалога нет, то регион будет продолжать балансировать на грани войны — с соглашениями или без. Думаю, что по-настоящему прочный мир и на Украине и в Европе станет возможен, лишь когда европейцы смогут критически оглядеть навязанных из Вашингтона «братьев» в киевской власти и захотят увидеть на их месте новые лица. Еще раз подчеркиваю: лица.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть