Чай? Кофе? Потанцуем

13.06.2019

Елена ФЕДОРЕНКО

Фото: Карина Житкова«Точка пересечения» отчиталась о проделанной работе.

Этот проект стартовал в 2016-м — тогда Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко впервые призвал молодых хореографов для создания новых опусов. Назвать эту инициативу эксклюзивом было бы неправильно — лаборатории, мастерские, воркшопы собирались «под крышей» разных российских трупп. Коллективы, которым расширенный формат оказывался не по силам, готовили вечера современной хореографии. К поиску новых пластических идей подключились едва ли не все российские компании. «Точке» выпала счастливая судьба. Согласно условиям проекта, авторы, пробующие свои силы в сочинении танцев, приезжали в Москву, выбирали артистов Музтеатра и через месяц интенсивных репетиций дважды показывали 20-минутные постановки на Малой сцене. Никаких творческих ограничений по темам, сюжетам, жанрам, музыке — полная свобода. В объятия начинающих хореографов отчаянно бросились лучшие силы Музтеатра — исполнители техничные, стильные, с отличным вкусом. Они трудились доблестно, не жалели свои суставы и связки, забывали о классической подготовке, но их усилия могли оценить не более четырех сотен зрителей. Возник дисбаланс между затратами и результативностью. Ропот услышал худрук балета Лоран Илер, всегда симпатизировавший экспериментам, и, конечно, откликнулся: семь выбранных спектаклей составили гала-концерт «Точка пересечения». Хореографические высказывания перекочевали на большую сцену, и случилось превращение, одно из театральных чудес. Наблюдать за опусами, которые заметно повзрослели, оказалось намного интереснее, чем на премьерных показах. Воздух большого пространства пошел на пользу.

Фото: Карина Житкова«Песочные часы», поставленные Ксенией Вист из Германии, на премьере утомляли слишком уж внятным, почти банальным рассказом об этапах земного пути: гармония детства, вера в дружбу, любовное наслаждение, горькое одиночество перед встречей с Вечностью. Сегодня конкретика повествования наполнилась трепетной подлинностью, трогательными метафорами. Оттенки безысходной боли и нежного счастья — в танце Алексея Любимова, особая женственность у Анны Окуневой. Ансамбль (хороши все — Иннокентий Юлдашев, Леонид Блинков, Наталья Клейменова, Георги Смилевски-младший), сложенный из живых характеров, не позволяет рассыпаться хрупким «Песочным часам».

Озорному жизнелюбивому номеру «То, да не то» израильтянина Эяля Дадона на все 20 минут не хватило танцевальной дерзости, которой оказалось в избытке у артистов: Мария Бек, Эрика Микиртичева, Юрий Выборнов, Денис Дмитриев, Евгений Поклитарь с беспечным шиком резвятся с прыгающими по сцене париками, сломя голову бросаются в водоворот движений, обаятельно выясняют отношения, юмором и иронией «вытягивают» фрагменты, где фантазия сочинителя буксует.

Солист Музтеатра Константин Семенов как хореограф не первый год увлечен диалогом с предшественниками. Его «Вариации и квартет» на сборную классическую музыку хоть и лишены прорывов и открытий, хранят культурную память ушедших эпох и, безусловно, близки исполнителям: Ольга Сизых и Иннокентий Юлдашев, Оксана Кардаш и Сергей Мануйлов не оставили ни малейшего шанса в этом усомниться. Простая, но прочная конструкция, тени прошлого и актерская энергетика дня сегодняшнего приносят полноценный художественный результат.

Фото: Cветлана Аввакум«Мы» китаянки Диши Жанг — беспроигрышный вариант яркого гротеска. В зарисовках из жизни офисных менеджеров хореограф проявила волю к театральности. Бессмысленные трудовые будни трех мужчин — прямо светский репортаж для глянцевого журнала: лихо пересекают сцену кресла, подписываются невидимые документы, составляются важные бумаги. Планы — на ускорение, пыль — в глаза. Жены «тружеников» взмокли от лихорадочных хлопот по дому: моют, стирают, гладят и… ждут своих ненаглядных. Они возвращаются — раздраженные, подвыпившие, равнодушные, но такие родные. Анастасия Першенкова и Константин Семенов, Мария Бек и Денис Дмитриев, Елена Соломянко и Андрей Кириченко предлагают блистательные актерские аттракционы. И все же «Мы» — пожалуй, единственный номер программы, про который нельзя с уверенностью сказать, что переезд на большую сцену произвел живительное действие. Тщательная выделка каждого образа оказалась сомасштабна малому пространству, где так любопытно было наблюдать за отношениями персонажей. Вот жена с нежной раздраженностью «снаряжает» на службу еще не проснувшегося мужа, натягивает рубашку, пиджак, галстук, а вечером с кротким терпением ждет ласки. На близком расстоянии детали и нюансы, которыми насыщены эти легкие остроумные скетчи, проявляются щедрее. Но, быть может, этот «витамин радости» рекомендован для одноразового применения?

Фото: Карина ЖитковаВ контексте понятных опусов «Жонглируй» англичанина Соломона Беррио-Аллена — миниатюра созерцательная и загадочная. Танцы в рапиде, заторможенные медитации, человек без головы где-то наверху, рассыпанная колода игральных карт. Разгадывать шифры хореографа совсем не хочется, гораздо приятнее, поверив Соломону, не держаться за нарратив и попытаться «отпустить якоря». Тогда можно фантазировать, например, о том, что «Жонглируй» — такая особая форма жизни, сложенная из человеческих вселенных. Чарующей и колдовской — у Валерии Мухановой, изобретательной — у Юрия Выборнова, развеселой — у Евгения Поклитарь, таинственной — у Натальи Сазановой и Дины Левин. Придуманный и непознанный мир сменяется завершающим «Дежавю» албанца Эно Печи, работающего в Вене. Здесь все узнаваемо и печально — равнодушие, спешка,  люди устремляются из кулисы в кулису. О потерянном времени не дает забыть неумолимый маятник. Вдруг кто-то из пешеходов столкнется друг с другом, и в «точке пересечения» сверкнет дуэт и рассыплется. Пары, танцующие восторженно и естественно, сменяют друг друга: Оксана Кардаш и Сергей Мануйлов, Анастасия Лименько и Евгений Жуков, Елена Соломянко и Иннокентий Юлдашев.  

Можно только предполагать, как смотрелся бы после этого пронзительного невеселого спектакля трагикомический семейный па-де-катр «Чай или кофе?» Андрея Кайдановского. Его ждали с особым нетерпением — забавная зарисовка несколько лет назад открыла хореографа России. Автор сразу получил две номинации в «Золотой маске», потом рассказал пластическую «Басню» в Театре на Таганке, дебютировал на сцене Большого с новеллой «Love Song» и сочинил одноактную «Пижамную вечеринку» в Музтеатре, попав в отличную компанию: вечер одноактовок включает спектакли Баланчина и Килиана.

Перед началом второго действия гала к публике вышел Лоран Илер. Даже самые проницательные зрители ничего не заподозрили и приветствовали экс-этуаль Парижской оперы овациями. Оказалось, что замечательный Евгений Поклитарь получил серьезную травму, и «один из спектаклей, а именно «Чай или кофе?» показан не будет. На «Точке» балеты ставятся на конкретных исполнителей, в этом их сила и слабость одновременно, замена невозможна». Завершающим речь худрука французским крылатым фразам: «À la guerre comme a la guerre» и «C’est la vie» перевод не потребовался. Так что ни чаем, ни кофе не угостили, а спектакль Кайдановского Илер собирается показать Парижу. Пообещал и нам.


Фото на анонсе: Карина Житкова



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть