«Ура!» над Уралом

04.02.2016

Наталья МАКАРОВА, Пермь

В Пермском крае впервые в России за последние двадцать лет открылось новое суворовское военное училище. Самое современное. Особый упор здесь делается на изучение информационных технологий, машиностроения и робототехники. Корреспондент «Культуры» похлебала из одного котелка с солдатами будущего. 

Ранним морозным утром, пока уральское солнце еще не взошло над горизонтом и только тусклые фонари освещают заснеженные улицы поселка Звездный, мужчины в военной форме, с черными портфелями в руках уже спешат к контрольно-пропускному пункту на улице Ленина. Для них вставать затемно, надевать отглаженные с вечера мундиры и отправляться на службу — призвание, которого они долгое время были лишены.

С 1961 года на территории расположенного в тридцати километрах от Перми поселка стояла 52-я ракетная дивизия. Затем ее место заняла 385-я артиллерийская бригада, но в 2012-м ее передислоцировали, и поселок оказался фактически брошенным. Люди разъехались в поисках работы, только отставники остались. А в декабре 2014-го случилось радостное событие — вышло распоряжение правительства России о создании здесь Пермского суворовского военного училища. В заброшенной ракетной части началась стройка. 

— Первые бульдозеры пришли сюда в апреле, как только начал таять снег, — рассказывает руководитель суворовской фотостудии капитан запаса Александр Ковылков, ветеран 52-й дивизии, когда-то он и сам жил в казарме, которая теперь превратилась в общежитие для суворовцев. — Планировалось полностью завершить строительство и оборудование зданий к началу учебного года, но погода внесла коррективы. Летом зарядили дожди, техника попросту тонула. Ладно, это объективный фактор. А чтобы не мешали факторы субъективные, начальник училища генерал-майор Виктор Батмазов ввел военный контроль: ставил нас, офицеров, на дежурство там, где велись работы. Строители выгоняли нас, возмущались, что суем нос в их дела, а мы все равно наблюдали и докладывали, как идут работы.

В здешних коридорах и сейчас пахнет краской, через огромные окна на этажи льется солнечный свет. На стенах батальные полотна, портреты полководцев —  Александра Невского, Дмитрия Донского, советских маршалов Георгия Жукова, Константина Рокоссовского... Почетное место отведено, конечно, Суворову. Его бюст встречает посетителей у главного входа, над ним — знамя училища, по традиции, введенной еще Петром Первым, прибитое к древку двенадцатью гвоздями — по числу апостолов. 

Всего здесь будут обучаться 560 воспитанников — с пятого по одиннадцатый классы. В прошлом году было принято 240 — наполнили пятые, шестые и седьмые классы, по-здешнему, роты. В каждой — четыре взвода по двадцать человек. Конкурс был нешуточный — почти 4 человека на место. Поступившие ребята представляют 37 регионов — от Дальнего Востока до Мурманской области. Семиклассник Павел Ситнюк, например, приехал из далекого Уссурийска.

— Мама узнала о новом суворовском училище и предложила попробовать, — говорит он. — Я не против — хочу стать военным. Кем именно, пока не знаю, но мне очень нравится дисциплина, выдержка.

По родным, конечно, парень скучает. Общается с ними по телефону в строго отведенное время. Ведь гаджеты у ребят забирают — чтобы от учебы не отвлекали. Выдают на несколько часов после ужина. 

Распорядок у суворовцев по-военному строгий: подъем в семь утра, зарядка, уборка постелей, завтрак — и на занятия. Живут в блоках, разделенных на две комнаты. В каждом — душ, два туалета, гардероб, где аккуратно разложены несколько комплектов формы. Всего ребятам выдают 10 наборов одежды — на все сезоны, верхняя и нижняя, повседневная, парадная, несколько видов спортивной; обувь, включая кроссовки и лыжные ботинки... Все это бесплатно, более того, воспитанники получают ежемесячную стипендию — тысячу рублей.

В комнатах живут по двое, у каждого свой письменный стол, книжная полка. Учебники и тетрадки — и те стоят по струнке. На столах рамочки с семейными фотографиями.

— Ребята у нас потихоньку осваиваются, хотя тяжело им без родителей, — говорит капитан Ковылков. — Семиклассники, те повзрослее, уже о девчонках думают, а десятилетние малыши — пожуришь его, он сидит, насупился, так я его обниму, похвалю, он, как котенок, тут же и растает... 

Кстати, с этого года будут принимать уже только пятиклашек. Им предстоит преодолеть нелегкие вступительные испытания. Сначала психологическое тестирование и зачет по физподготовке. На «отлично» нужно подтянуться пять раз, пробежать 60 метров за 10,5 секунды, а километр — за 4,5 минуты. Тех, кто вовремя добежит до финиша, ждут устные экзамены по математике, русскому и иностранному. К языкам тут повышенное внимание — в обязательном порядке английский и немецкий. 

Но больше всего поразили кабинеты физики и химии. Прямо школа волшебников — столы на четырех человек, ярко-оранжевые стулья. Проводов нигде не видно, ток подводится через немецкие лифт-системы, расположенные над каждым столом: опустил-поднял — такого оборудования нет ни в одной школе Пермского края. А еще — огромный стеклянный вытяжной шкаф для проведения опытов с сильно пахнущими веществами. Внутри вижу кусок чего-то черного. Оказалось, результат одного из любимых ребячьих опытов — обугливания сахара...

— Изучение химии начинается с восьмого класса, но младшие к нам уже бегают эксперименты ставить, — говорит лаборант кабинета химии Татьяна Горяева. — Уж очень им нравится. Сейчас изучаем с ними получение кислорода из перекиси водорода. Ребятам интересно, да и оборудование позволяет — думаю, далеко выйдем за пределы школьной программы. 

Про эти самые пределы и вовсе забываешь, попадая в корпус дополнительного образования. Фотостудия оснащена профессиональными лампами и светоотражателями, суворовцам на занятия выдают совсем не дешевые фотокамеры со сменной оптикой, плоды их творчества уже украшают стены училища — на снимках в основном кадры учебных будней и спортивных мероприятий. Одиннадцатилетнему Артему Максименкову в прошлом году доверили снимать официальных лиц, приглашенных на открытие училища. 

— К нам тогда приехали полномочный представитель президента в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич, глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, депутат заксобрания Пермского края Дмитрий Скриванов, — вспоминает начальник фотостудии. — Артем из кожи лез, бегал повсюду, фотографировал их — ну, настоящий папарацци. Как вдруг поскользнулся, упал и разбил объектив. А техника дорогущая. Реву сколько было: меня отчислят! Кто, говорю, тебя отчислит. Тут все сбежались: и Бабич, и Евкуров — давай его утешать...

Вскоре Бабич и Скриванов подарили суворовцу новый фотоаппарат, причем везли из самой Москвы — в Пермском крае такой модели не нашлось.

В коридоре вылавливаю самого Артема. Невероятно живой, постоянно вертящийся мальчишка признается, что мечтает стать фотографом, может, и военным. Ведь он из армейской династии — бабушка с дедушкой и отчим всю жизнь служили Родине. Спрашиваю: «Что здесь нравится больше всего?» Артем восхищенно выпаливает: «Технологии!»

И он прав. Прямо по курсу — видеостудия, в которой ребята уже смонтировали фильм о своем училище. А дальше — интерактивный тир, где можно пострелять из пулемета, снайперской винтовки или пистолета Макарова. Но больше всего меня поразил класс автомобильной подготовки — тут помимо автотренажеров (легковушки и КамАЗа) стоит настоящая «тойота». Правда, без задних сидений и багажника. Ничего, главное, есть руль и педали. 

В классах авиа- и судомоделирования суворовцы мастерят модели отечественной военной техники, попутно изучая ее. В кабинете робототехники уже начали осваивать 3D-принтер. А еще ребятам нравится орудовать роботом-манипулятором в виде человеческой руки — такой необходим для работы в помещениях, опасных для здоровья человека.

В скором времени здесь также откроются школа юных барабанщиков, студия бальных танцев и хоровое отделение. В отдельном здании для воспитанников создан спортзал и класс с тренажерами, в планах — бассейн и каток. Все дополнительные занятия начинаются после основных шести уроков и, конечно, обеда. Кстати, о питании — оно здесь пятиразовое, с элементами шведского стола. На завтрак несколько видов каш, на обед набор вариантов первых блюд, горячего и салатов. Все готовится на пару. В полдник ребятам дают творожные блюда, на ужин — обязательно рыба, а за час до сна — кефир с печеньем. Питание четко рассчитано с учетом энергозатрат, но у некоторых ребят есть свои пристрастия. Просят сладкое, макароны. Часто можно услышать: ну ее, рыбу, лучше бы пельмени. А еще ребята просят окрошку. И обожают чеснок.

Мне повезло — на мой приезд пришелся день русской кухни. Повара встречают ребят в национальных костюмах, на десерт — свежие караваи. Обед по-русски — это винегрет, жаркое по-домашнему и оладьи. Раз в месяц здесь решено проводить день национальной кухни, скоро будет татарская, потом украинская, грузинская, узбекская.

Но, как говорится, не кухней единой. И не уроками. В училище хотят вырастить из ребят разносторонне развитых людей. Потому и в «мужской монастырь» его превращать не собираются. В скором времени, например, будут организованы балы с девочками из других школ.

А на прошедшей в январе выставке «Образование и карьера» к стенду училища, где можно было разобрать настоящий «калашников» и пострелять в электронном тире, подошли девочки из Донбасса, беженки.

— По глазам видно, что они хлебнули горя, почувствовали, что такое смерть, — вспоминает Ковылков.

Он и сам много повидал. Прослужил двадцать лет в РВСН, затем военным журналистом бывал в Чечне, Дагестане. Тут много таких, не паркетных. Преподаватель-воспитатель  4-го взвода 1-й роты Вадим Фетисов, например, в прошлом спецназовец.

— Ребята любят расспрашивать о смешных, интересных случаях, которые происходили в армии, — говорит он. — У каждого из нас есть в запасе такие истории. Они тоже мотивируют ребят служить в армии или работать в оборонке. Хотя могут выбрать любой путь. Главное, чтобы выросли настоящими гражданами своей Родины.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть