Целину освоили, БАМ построили

30.09.2018

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Сто лет назад, в октябре 1918 года, был создан комсомол. Поначалу носивший название «Российский коммунистический союз молодежи», с образованием СССР он обрел привычную аббревиатуру — ВЛКСМ и прочно вошел в советскую действительность. На протяжении семидесяти трех лет политическая организация ставила перед собой большие задачи: шефство над всеобучем, сопротивление фашистам, освоение целины, строительство Братской и Саяно-Шушенской ГЭС, БАМа... Герои нового времени привлекли внимание писателей, композиторов и, конечно, художников: образы комсомольцев появились не только на масштабных полотнах, но даже на плакатах, спичечных коробках и марках.


Новые люди

К. Юон. «Комсомолки. Подмосковный молодняк»1920-е вошли в историю как время экспериментов: контуры нового строя оставались зыбкими, изменчивыми. Перед живописцами и графиками стояла задача создать особый визуальный код — сформировать образ нового человека. Отличительной чертой эпохи была устремленность в будущее: на первый план вышла молодежь, ее потребности. Так, Константин Юон на картине «Комсомолки. Подмосковный молодняк» (1926) изобразил юное поколение: любопытных, чуть наивных девушек. Художник писал: «Дремавшие в моем воображении с ранних лет запросы искусства большого стиля не получали ответа от слишком кабинетного мастерства лучших современников. <...> С приходом революции всколыхнулись в воображении притаившиеся образы и запросили выхода в свет. Но не первые послереволюционные годы, заполненные в искусстве абстракциями кубо-футуристического толка, в последние годы, годы конкретизации идей революции, требования содержания и значительности от искусства создали ту атмосферу, ту почву, опираясь на которую большое композиционное искусство имеет возможность расцвести».

Вплоть до середины 1930-х эксперименты продолжались. Новая советская живопись испытывала влияние современного западного искусства: например, немецкого экспрессионизма. Одним из передовых авторов был Александр Самохвалов, признававшийся: «Я стал жадно всматриваться в перестраивающуюся жизнь, в развертывающееся строительство нового мира, новых отношений». На полотне «Военизированный комсомол» (1932–1933) живописец изобразил современные реалии — спортивные тренировки, а также занятия по военной подготовке. Маэстро так описывал создание работы: «Картина была связана с пятнадцатилетием Красной Армии. Однажды, катаясь на лодке с друзьями, Н.З. Стругацким и Л.А. Мессом, я увидел небольшой участок поля, занятый молодежным стрельбищем. Девушки с винтовками лежа стреляли по цели, где-то тут же учились строю комсомольцы. Возле зенитки стояла группа молодежи, изучая механизм этого орудия обороны. С отдельными группами девушек работали инструкторы. Я написал эскиз будущей картины... К композиции сохранились два этюда. Один из них — «Девушка на военной учебе», другой — «Комсомолец с винтовкой».

А. Дейнека. «Раздолье»Другой классик советской эпохи, Александр Дейнека, один из апологетов спорта в советском искусстве, написал полотно «Раздолье» (1944). Созданное в тяжелые военные годы, оно поражает оптимизмом. На холсте изображены девушки, бегущие с реки, в мир, невидимый зрителю. Время и пространство, словно в мифе, слиты: на самом деле спортсменки спешат в светлое будущее, которое скоро должно наступить. Действительно — уже через год страна праздновала победу над фашизмом.

Классик соцреализма Борис Иогансон иначе представил комсомольскую тему. Его произведения отличают масштаб, «толстовская» интонация, пафос — недаром мастер высоко ценил «проповедника от живописи» Репина и, вспоминая о дореволюционных годах, сетовал на «упадничество» в академической среде: «Настроения богемы свили себе уютное гнездышко, и только некоторые, наиболее дальновидные, косо посматривали на окружающее и неутомимо учились и теоретически, и практически. Сейчас они на нашем советском горизонте — лучшие мастера живописи». Вместе с Василием Соколовым, Дмитрием Тегиным, Наталией Файдыш-Крандиевской, Никитой Чебаковым мэтр написал полотно «Выступление Ленина на III съезде комсомола» (1950). Интересна и другая работа Иогансона: «Рабфак идет (Вузовцы)» (1928). Художник заявлял: «Моя мечта — показать нового человека». При этом маэстро проявил себя как тонкий колорист, достойный ученик великого Коровина.

А. Самохвалов. Из серии «Девушки метростроя». 1934

Королевы Метростроя

Влияние комсомола распространилось на многие стороны советской действительности. Так, деревенские комсомольцы одними из первых вступили в колхозы. Константин Корыгин, учившийся у передвижника Абрама Архипова, создал образ «ударника колхоза»: не плакатного героя, но юного мечтателя, идеалиста, устремившего взгляд куда-то вдаль и отложившего перо. Комсомольцы участвовали в строительстве московского метро: это вдохновило Самохвалова на создание знаменитой серии «Девушки Метростроя» (1933–1934). Мастер вспоминал: «Я был совершенно потрясен энергичной, беспокойной и такой любовно коллективной работой этих девушек. Это был призыв комсомола к добровольному участию в строительстве первого в нашей стране метро. Я был в это время в санатории Дома ученых в Узком. И оттуда наезжал в Москву на места стройки. Было бы смешно ставить там этюдник и пытаться списать этих быстро двигающихся, красивых и гордых строительниц метрополитена. Их образ складывался в движение, мотивированное их энтузиазмом. И каждое их движение было монументально, как песнь о великом механизированном труде. <...> Здесь я встречал этих девушек, только пока мог не выпускать их из поля своего зрения. Если какая-нибудь из них исчезала, то исчезала навсегда, оставив во мне память о музыкальных ритмах своего трудового процесса, незабываемо красивых ритмах».

Федор Богородский, создатель пронзительных портретов беспризорников времен Гражданской войны, также представил образ метростроевки (1935). Правда работница, изображенная Богородским, отличается от героинь Самохвалова. Это не монументальная античная богиня, но задумчивая, лукавая, чуть уставшая земная девушка.

С. Григорьев. «Прием в Комсомол». 1949Интерес к индивидуальности характерен для работ Сергея Григорьева, лауреата двух Сталинских премий второй степени. На рубеже 1940–1950-х он создал ряд картин, где по-новому представил образ комсомольца. «Прием в комсомол» (1949) — это тонкая психологическая драма в традициях передвижников. Художник точно передает характер каждого персонажа. Девочка-подросток, вступающая в ряды ВЛКСМ, смущенно держит руки за спиной. Рядом сидит пожилой коммунист, поддерживающий героиню. Молодые люди из комсомольской организации ободряюще смотрят на школьницу. За эту картину автор получил Сталинскую премию, а уже в следующем году написал «Обсуждение двойки» (1950), также удостоившуюся высокой награды. Здесь, однако, мастер изобразил конфликтную ситуацию: огорченному старшекласснику противостоит один из членов комитета комсомола. Симпатии большинства персонажей, а вместе с ними художника и публики, безусловно, на стороне незадачливого ученика. Тем самым автор обозначает нежелание следовать прямолинейной плакатности. Его работа (несмотря на перекличку с назидательной картиной «Опять двойка» Федора Решетникова) является предчувствием оттепельной гуманизации.

Нас ждут великие дела

Л. Голованов. Плакат. 1943Образы комсомольцев появлялись на картинах, связанных со сложными, переломными для страны моментами. Одной из важнейших тем стала Великая Отечественная. В 1940-е произошел расцвет плаката: время требовало лаконичного, простого визуального языка («Комсомолец, будь героем Великой Отечественной войны!», Петр Мальцев, 1941). Кроме того, многих живописцев вдохновил подвиг «Молодой гвардии». Для картин выбирались «ключевые» события: подпольная деятельность молодогвардейцев (Павел Соколов-Скаля, «Краснодонцы», 1948; Моисей Вольштейн и Александр Фильберт, «Флаг над школой»), мужество и храбрость молодых людей, не сломленных истязаниями (Валериан Щеглов, «Арест Ульяны Громовой»; Федор Глебов, «Ульяна Громова читает в камере стихи Лермонтова»; Михаил Поплавский, «Олег Кошевой на допросе»). После войны по всей стране были установлены памятники героям Краснодона.

Другой важной темой стало освоение целинных земель. Михаил Аникеев, побывавший в Казахстане в 1950–1960-е, писал картины в особой декоративной манере («Полдень. На целине», 1954; «Целинный хлеб», 1954). Из-под его кисти вышла целая серия «Целина»: некоторые из произведений были опубликованы в одноименной книге Леонида Брежнева. Обращались художники и к плакату: «Поднимай целину!» Веры Ливановой (1954) считается одним из эталонных образцов. Другой плакат, «Партия сказала — надо, комсомол ответил — есть!» (1963), созданный Ириной Большаковой и Вячеславом Смирновым, призывал молодежь не только осваивать целину, но и участвовать во Всесоюзных ударных комсомольских стройках.

Так, Виктор Попков, один из представителей «сурового стиля», написал ряд произведений, посвященных возведению Братской ГЭС: например, «На работу» (1958) и «Строители Братска» (1960). Другой советский классик Анатолий Левитин запечатлел жизнь строителей Саяно-Шушенской ГЭС. Правда, знаменитое полотно «Вечер в Саянских Черемушках» (1979) выполнено не в героическом, а в камерно-бытовом ключе. Художник изобразил жизнь молодого поселка, основанного в 1974 году благодаря строительству гидроэлектростанции. Мягкие летние сумерки, дворы пятиэтажек заполнены людьми. Женщина развешивает белье, молодежь бренчит на гитарах, дети веселятся на качелях, в колясках, поставленных в ряд, спят младенцы. А возле одного из подъездов играют свадьбу. На переднем плане — балкон и еще одна коляска с ребенком. Мастер словно показывает: в этих краях начинается новая, интересная жизнь.

В. Жемерикин. «На просеку». Из цикла «Мы на БАМЕ». 1976Огромной популярностью пользовался БАМ: железной дороге посвящено множество картин, плакатов, открыток, спичечных этикеток. Одним из летописцев Байкало-Амурской магистрали был Юрий Титов. Художник считался «старожилом БАМа с первых просек». В его творчестве преобладают суровые индустриальные пейзажи и портреты строителей. Другой именитый автор, Вячеслав Жемерикин, создал цикл из 13 произведений «Мы на БАМе» (1974–1976). Картины, написанные яркими красками («Дежурная Надя», 1976), отсылают к эпохе 30-х. Например, персонажи «Поварихи Маши» (1976) напоминают «советских богинь» Дейнеки и Самохвалова, правда, одеты барышни по моде 1970-х — в кеды и джинсы. Стоит отметить еще один любопытный жанр — изорепортаж: набор открыток, рассказывающих о всенародной стройке. Автором подобного «отчета» выступил Владимир Харченко, мастер индустриального пейзажа, запечатлевший этапы возведения «великой дороги».

Комсомольская тема в искусстве порой соотносилась и с топонимикой. Художники вдохновлялись названиями улиц (Николай Можарский, «Комсомольский проспект», 1967), а также оформляли станции метро. Например, Евгений Лансере, представитель знаменитого артистического рода, создал майоликовые панно для «Комсомольской» (радиальной) Московского метрополитена, запечатлевшие строителей станции. Начинавший как график и иллюстратор, он обратился к монументальному искусству, почувствовав требования времени: «Только в результате ряда исканий и опытов и счастливых находок может у художника создаться тот стиль эпохи, которого ждут и который должен прийти».

На закате ВЛКСМ появились не только оптимистичные картины, но и вещи, где преобладало минорное настроение: например, «Портрет ветерана комсомола М.С. Альперовича» (1978), написанный Евгением Широковым. В 1991-м политическая организация была распущена решением XXII чрезвычайного съезда ВЛКСМ. Ее отражение в искусстве — теперь предмет изучения историков.


Иллюстрация на анонсе: В. Попков. «На работу»


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть