Рейтинг «Культуры»: самые оцифрованные

Валерия АНТОНОВА

16.02.2022

Рейтинг «Культуры»: самые оцифрованные

Материал опубликован в №1 печатной версии газеты «Культура» от 27 января 2022 года в рамках темы номера «Почему человек становится вещью?».

В мире затянувшейся пандемии стало очевидно: цифровые технологии обосновались в нашей жизни плотно и сдавать позиции не собираются. Но нет ли здесь «ловушки»? Может ли цифровое общение равноценно заменить живое взаимодействие? И какое место займет человек в этом мире? Ответы на данные вопросы пока не сформулированы однозначно.

Футурологи предрекают разделение образования на элитарное и обычное: позволить себе обычную (хотя что сейчас считать обычным?) учебу в аудиториях смогут только высшие слои общества, остальным придется довольствоваться только онлайн-занятиями. То же и с медициной, да и просто с любыми развлечениями. С одной стороны, доступность цифровых технологий демократизировала мир, с другой — в перспективе она может только усилить социальное расслоение. Машины, которые берут на себя все новые задачи, стремительно развиваются, но человек, создавший их для собственного же удобства, напротив, может деградировать. В нашем рейтинге мы рассмотрели, насколько глубоко цифровые технологии проникли в жизнь людей в различных странах.

Методика: как мы считали

Прежде чем начать составление рейтинга, мы определили критерии, по которым можно сравнить страны с точки зрения проникновения цифровых технологий. Остановились на следующих параметрах: доля работающих удаленно, развитость телемедицины, количество роботов в промышленности, объем цифровой экономики, а также среднее время, которое жители страны проводят за экранами цифровых устройств.

По каждому из критериев мы составили топ-10 стран по степени проникновения цифровых технологий в жизни людей и присвоили государствам баллы. За первое место мы давали по десять баллов, за второе место — по девять баллов и так далее до одного балла за десятое место. Страны с одинаковыми показателями по тому или иному критерию получали за него равное количество баллов. После мы просуммировали полученные баллы и составили итоговый рейтинг.

Рассмотрим методику подробнее на примере данных о количестве офисных сотрудников, работающих удаленно. Мы взяли данные «доковидной» эры, поскольку с наступлением пандемии переход к онлайн-работе был скорее вынужденным, к тому же точных данных по всем странам мира за последние два года пока не появилось. (Таблица 1)

TABL_1.jpg

Мы видим, что по этому показателю лидирует Китай. Еще в 2017 году, задолго до пандемии, 65% офисных сотрудников в стране работали из дома как минимум 2,5 дня в неделю. Присуждаем Китаю десять баллов. На втором месте оказалась Индия, где удаленно хотя бы часть недели работали 63,9% офисных сотрудников. Индия получает девять баллов. Тройку лидеров замыкает Мексика с показателем 63,5% и восемью баллами.

Интересно, что страны — лидеры по доле офисных сотрудников, работающих удаленно, явно делятся на две группы: развитые страны и развивающиеся страны с большой численностью населения. Если в развитых странах компании предоставляли (до пандемии) сотрудникам возможность работать удаленно в качестве своего рода привилегии, то в развивающихся странах с высокой численностью населения это была скорее вынужденная необходимость сократить занимаемые офисные площади: можно предположить, что сотрудники там приходят на рабочие места «по очереди» и за каждым не закреплено определенное место (так называемый принцип hot desk).

Кто последний к врачу?

Телемедицина, или онлайн-медицина, — тренд последнего десятилетия. Можно спорить о ее эффективности по сравнению с обычным визитом к врачу, однако в условиях сезонных эпидемий звонок врачу по видеосвязи может стать неплохой альтернативой сидению в очереди в тесном коридоре поликлиники — по крайней мере, если речь о плановой консультации, а не о каком-либо остром состоянии пациента.

К сожалению, точных данных о доле онлайн-консультаций в общем объеме медицинской помощи по разным странам на данный момент нет, поэтому мы опирались на рейтинг Research2guidance, авторы которого сравнивали различные страны по наличию соответствующего регулирования, объему рынка, то, насколько телемедицина дешевле по сравнению с обычными медицинскими услугами, а также количество соответствующих предложений на рынке. (Таблица 2)

TABL_2.jpg

Согласно этому рейтингу, наиболее развит рынок телемедицинских услуг в США, Швейцарии и Великобритании.

Люди больше не нужны

В некоторых странах (анти?) утопическое будущее, где роботы работают вместо людей, уже наступило. В первую очередь это касается промышленного производства. (Таблица 3)

TABL_3.jpg

Здесь лидирует Южная Корея, за которой следуют Сингапур и Япония. Это богатые страны с высокими темпами старения населения, поэтому роботы там жизненно необходимы. Количество пожилого населения стремительно увеличивается, а на смену им приходит все меньше молодежи, что неизбежно приводит к нехватке рабочей силы. Роботы используются и на предприятиях, и, например, в больницах — для ухода за пациентами.

Экономика «цифры»

Следующий показатель, который мы проанализировали, — это объем цифровой экономики. Однако здесь не все так просто: среди ученых нет консенсуса относительно того, что считать цифровой экономикой, а значит, неясно, как посчитать ее объем в денежном выражении. Здесь мы опирались на данные Китайской академии информационных и телекоммуникационных технологий, однако они доступны лишь по ограниченному числу стран. Поэтому мы добавили еще один показатель — индекс принятия цифровых технологий Всемирного банка, где принятие технологий оценивается по трем основным параметрам: готовность потребителей, готовность бизнеса и готовность государственного сектора (ноль — наименьший уровень принятия, один — наибольший уровень принятия цифровых технологий). Для бизнеса оценивается повышение производительности и обеспечение роста благодаря цифровым технологиям, для пользователей — рост возможностей и благосостояния, для госсектора — повышение эффективности и прозрачности предоставления госуслуг. (Таблица 4)

TABL_4.jpg

По уровню развития цифровой экономики лидируют страны с большим объемом цифрового рынка, обладающие при этом высоким индексом принятия цифровых технологий: это Германия, Япония и Южная Корея.

Черное зеркало

Если у вас есть смартфон, то вы можете зайти в специальное приложение и проверить, сколько времени вы проводите за экраном в сутки. Велика вероятность, что этот показатель вас неприятно удивит: казалось бы, ничего особо и не делали, но на это неопределимое времяпрепровождение регулярно и практически незаметно уходит по нескольку часов в сутки. Не исключаем, конечно, что многие тратят это время достаточно эффективно, но все же зачастую оно уходит на интернет-серфинг и скроллинг бесконечных лент социальных сетей. А ведь есть еще и экранное время, которое мы проводим за компьютерами, — оно, конечно, в большей степени уходит на работу. Но если просуммировать эти показатели, может оказаться, что на простое человеческое общение просто не остается времени (либо оно заключается в совместном просмотре фильма или передачи на том же самом экране). (Таблица 5)

TABL_5.jpg

Как мы видим, больше всего времени онлайн проводят пользователи из развивающихся стран Юго-Восточной Азии, Латинской Америки и Африки. По данным GlobalWebIndex, чаще всего люди пользуются социальными сетями.

Подводим итоги

Первую позицию в нашем рейтинге уверенно занимают США — эта страна фигурировала в промежуточных таблицах по каждому показателю, хотя не везде была в лидерах. Вторая строчка досталась Японии — государству с развитой цифровой экономикой, высоким уровнем принятия цифровых технологий и автоматизации производства. На третьем месте расположилась Германия.

Как мы видим, наш рейтинг разделился на развитые страны с уже устоявшейся экономикой, где цифровые технологии стали закономерным этапом развития, и на быстрорастущие развивающиеся страны, рост которых во многом обеспечен достаточно слабым регулированием, что, соответственно, облегчает доступ на их рынки цифровых технологий.

TABL_6.jpg

Однозначный вывод о том, вредят ли цифровые технологии этим странам или, наоборот, приносят пользу, сделать нельзя — истина, вероятно, кроется где-то посередине. По-настоящему настораживающим можно считать разве что показатели экранного времени, а также, с некоторыми оговорками, замену людей промышленными роботами — для стран, лидирующих по этому показателю, это, безусловно, вынужденная мера, однако ее последствия могут быть непредсказуемыми, и нельзя исключать, что она приведет лишь к усугублению популяционного кризиса в этих государствах.

Фотография: Photoxpress.