Давид Лиснар: «В отношениях с Россией главное — честность»

Ксения ПОЗДНЯКОВА, Канн

01.09.2016

Во время «русских сезонов» мэр Канна Давид Лиснар любезно согласился ответить на несколько вопросов газеты «Культура». 

культура: Нынешний смотр 19-й по счету. Способны ли россияне удивить город, знаменитый на весь мир своим кинофестивалем?
Лиснар: Конечно. Великая культура впечатляет сама по себе. Учитывая, что в программе значатся классические представления, абсолютно новые для кан­нской публики, я уверен — фестиваль проходит на очень высоком уровне. 

культура: Влияют ли подобные мероприятия на отношения между двумя нашими странами? 
Лиснар: Канн исторически связан с Россией. С конца XIX века он развивался под русским и английским влиянием. Как бы ни складывались события, какой бы ни была политическая конъюнктура, нам всегда удавалось сохранять то, что нас соединяет. Один из моих двоюродных братьев имеет русские корни. Почти в каждой каннской семье найдется кто-то с русскими предками. Что касается культуры, то она, как говорят химики, прекрасный катализатор, помогающий развитию франко-российского партнерства. Но самое главное в отношениях с вашей страной — честность. В любом случае, согласны мы друг с другом или нет, необходимо уметь держать слово. Тем не менее я оптимист. Верю, что у нас общие интересы и схожие привязанности. 

Для Канна очень значим туристический поток из России. И хотя в последние годы из-за экономического и геополитического кризиса он несколько снизился, важно не количество, а качество. Главное, мы смогли сохранить нашу дружбу. 

культура: На прошлом фестивале Вам вручили награду «За вклад в укрепление культурных связей»...
Лиснар: Она мне очень дорога. Я был невероятно тронут, потому что люблю и уважаю вашу страну. Моя мать была балериной, и я вырос в преклонении перед русской культурой. Разумеется, в первую очередь это касалось хореографии и литературы. Полагаю, можно считать себя настоящим человеком, только если ты воспитывался на великих русских и французских классиках. То же и в отношении кино. Вот почему я был безмерно счастлив получить награду фестиваля. Надеюсь, мне удается на нашем скромном уровне поддерживать пламя любви к русской культуре как в Канне, так и по всему свету, потому что мой город — настоящее окно в мир. 

культура: Вы не только мэр, но и президент регионального комитета по туризму. Какой из городов Франции мог бы составить конкуренцию Канну? 
Лиснар: Есть множество потрясающих городов — и маленьких, и больших. Сказочная Ницца, блистательный Бордо, величественный Лион, ну и, конечно, Париж — есть Париж. Канн же — это мировая деревня, если уместно так выразиться. Мы не думаем ни с кем конкурировать, поскольку у Канна есть свои особенности, свое лицо. Этот город очень близок Провансу, плюс мы открыты всему человечеству. Так что серьезных соперников у нас нет. 

Фото: Юрий Феклистов

культура: Что самое трудное на посту мэра? 
Лиснар: Много сил отнимают инертность бюрократической машины и огромное количество бумаг. Порой нелегко договориться с прессой. Да и в целом руководить городом непросто. Мы живем в сложной реальности. Ежедневно приходится принимать трудные решения, причем очень быстро, и мы это делаем, но общественное мнение формируют СМИ, не всегда осознающие всю серьезность ситуации.

культура: В ходе предвыборной кампании Вы говорили, что хотите стать «мэром качественной жизни». Удалось? 
Лиснар: Работа градоначальника — Сизифов труд, не устаю это повторять. Добиться успеха практически невозможно. Хотя есть конкретные задачи, с которыми удалось справиться: благоустройство школьных площадок, улиц и площадей, усиление безопасности, расширение пляжей — все это служит повышению жизненного уровня. Ну и, конечно, мы хотим сделать Канн по-настоящему творческим городом, для чего, к примеру, основали на холме Сюке культурные центры, где сегодня работают художники. Подобные акции не только улучшают качество жизни, но и развивают патриотизм. Я люблю свой город и страну, я из поколения, не потерявшего связи с нашими предками. 

культура: В этом году ваша страна пережила волну террористических атак. Не так давно случилась трагедия в Ницце. Должна ли Франция изменить миграционную политику, усилить охрану массовых мероприятий? Каким мог бы стать ответ властей? 
Лиснар: У нас есть враги — экстремисты и радикальные исламисты. Нужно сражаться с терроризмом как в самой Франции, так и за ее пределами. Это необходимость, продиктованная временем. Для эффективной борьбы внутри государства, вероятно, придется принять довольно жесткие меры. Важно быть прагматиками и понимать, что некоторыми свободами предстоит пожертвовать. Пора перестать извиняться за нашу христианскую историю, причастность к греко-латинскому миру. Это очень сложная юридическая, политическая, культурная борьба. Люди должны ощущать свою принадлежность к французской нации. Для этого требуется устойчивая независимая экономика, равенство возможностей и взаимопонимание между соотечественниками, придерживающимися разных взглядов.

культура: Знаю, что Вы не единожды участвовали в марафоне. Что подталкивает Вас к подобным испытаниям?
Лиснар: Я всегда занимался спортом. Это помогает не только формировать натуру, но и прогрессировать в жизни. Культура и спорт — вот два элемента, составляющих личный человеческий капитал, который позволяет развиваться независимо от вашего социального статуса и материальных возможностей. Что касается марафона, это отличная школа, где познаются амбиции и смирение. Нужно быть одновременно честолюбивым и покорным. Это не всегда легко. Так что бег ставит меня на место. 

культура: Опыт марафонца способствует политической карьере? 
Лиснар: Конечно, он помогает лучше узнать себя, почувствовать собственные силы, учит управлять временем. Политика же требует настойчивости и терпения. Я ненавижу эффектные обещания, которые затем не подкрепляются делами. Нужно уметь планировать свои действия, знать, когда пора уйти, и держать дистанцию. Помимо бега я практикую и бокс, также вырабатывающий качества, необходимые в политической борьбе. 

культура: Ваша мама была балериной, отец — профессиональным футболистом, почему Вы предпочли политику? 
Лиснар: Я часто сам задаюсь этим вопросом. Вероятно, дело в том, что я был плохим футболистом и никудышным танцовщиком.