Не стесняйся, пьяница, носа своего

Анна ЧУЖКОВА

18.11.2012

Премьера в Театре имени Маяковского: Миндаугас Карбаускис поставил спектакль по пьесе Брехта «Господин Пунтила и его слуга Матти».

(фото: ИТАР-ТАСС)Театральная Москва Брехта помнит не только как теоретика. В МХТ имени Чехова идет «Трехгрошовая опера» Кирилла Серебренникова, Театр имени Пушкина в этом сезоне представит «Доброго человека из Сезуана» в режиссерской версии Юрия Бутусова, а «Табакерка» готовит «Страх и нищету в Третьей империи». В отличие от более популярных пьес «Господина Пунтилу…» ставят гораздо реже: на московских сценах этот горячий финский парень не показывал своего красного носа уже лет сорок. Тем любопытнее повстречать его в «Маяковке».

Брехтовский сюжет о поисках настоящего человека разворачивается в живописных зимних пейзажах Финляндии. На сей раз искать добряка придется не китайским богам, а зрителям. Перед нами в исполнении Михаила Филиппова предстает забавный персонаж — господин Пунтила (с ударением на первом слоге), дресс-код — Black tie плюс кирзовые сапоги и подтяжки. Фабрик, заводов, газет и пароходов у него нет, но, к великому удовольствию, имеются 90 любимых буренок и лес. Так что по контрасту с бедными рабочими фермер выглядит самым безжалостным эксплуататором.

Но и у этого капиталиста есть человеческое лицо, точнее — «толстая образина, пьяная в дым». Пунтила очень уж охоч до водочки — это единственное лекарство от припадков звериной трезвости, которые выпускают на волю того самого буржуя: сердитого и жадного. Лечится наш герой беспрестанно, поэтому благодушие, как правило, в нем преобладает. В эти вдохновенные моменты он щедр на умильные слезы, швыряется деньгами, обещаниями и шлет ко всем чертям лицемерную светскую этику. Как раз в один из таких вечеров помещик знакомится с собственным наемным шофером Матти (Анатолий Лобоцкий), которому эта дружба сулит не только выгоду, но и неприятности. Простому малому на своей шкуре предстоит почувствовать вздорный нрав работодателя, когда тот проснется «трезвый в стельку». Какой же Пунтила на самом деле — добрый или злой?

Сам драматург на этот вопрос отвечал куда более однозначно. Для революционера Брехта любой психологизм в пьесе был немыслим и даже губителен. Ведь театр для него — средство активизации народа на борьбу с угнетателями, коим Пунтила и является. В 1949 году в немецком издании «Theaterarbeit» даже вышла подборка статей о том, как некоторые постановки искажали замысел пьесы, приписывая главному герою положительные черты.

У Михаила Филиппова Пунтила тоже получился не в меру обаятельным: немного неуклюжий, рассеянный, смешной. Риторический вопрос: «Ты мне друг?» — вариация на вечную тему «ты меня уважаешь?».

В сценографии Сергея Бархина стеклянная тара всевозможных форм и размеров стала ключевым элементом. В углу стоят уже пустые ящики, по количеству опорожненной посуды сразу становится ясно, Пунтила лечится от своего «недуга» более чем усердно — ну, не добрейшей ли души человек? Все его капризы на фоне благодеяний выглядят минутной слабостью и извиняются похмельным синдромом. А вот чем оправдать подлизу-Матти, который не решается не то что перечить, а даже правду высказать своему господину, неизвестно.

Так что социальная сатира, заложенная в пьесу, здесь не присутствует даже в малой степени, зато самодурство главного героя дает повод представить историю народной комедией положений. Свекольные подпитые рожи на больнично-белом фоне хайтечной перспективной декорации выделяются нарядно, а пьяные выходки становятся благодатной почвой для буффонады: то захмелевший оскорбит девушку, положив ее руку себе на причинное место, то приставит к нему же бутылку, изображая мочеиспускание, оскорбив фортепьяно. Трюк с осушенными залпом поллитровками и вовсе проходит рефреном.

Авторские права драматургию Брехта защищают, как могут: вместе с возможностью ставить его пьесы театры, как правило, приобретают запрет делать купюры и менять текст, а также музыку Курта Вайля или Пауля Дессау в нагрузку. Однако никакие ограничения не гарантируют ни соответствие исходнику, ни оригинальную трактовку. Развлечение вместо социальности — небогатая замена.

«Господин Пунтила и его слуга Матти»

Б. Брехт. Театр им. Маяковского

Режиссер Миндаугас Карбаускис

Сценография: Сергей Бархин

В ролях: Михаил Филиппов, Анатолий Лобоцкий, Зоя Кайдановская, Евгений Парамонов, Дмитрий Прокофьев…

Не стесняйся, пьяница, носа своего

<h4>Премьера в Театре имени Маяковского: Миндаугас Карбаускис поставил спектакль по пьесе Брехта «Господин Пунтила и его слуга Матти».</h4> <div> <p><img src="/upload/medialibrary/226/9-TASS_4016303_opt.jpeg" title="«Господин Пунтила и его слуга Матти»" hspace="5" vspace="5" border="0" align="left" alt="(фото: ИТАР-ТАСС)" width="450" height="287" />Театральная Москва Брехта помнит не только как теоретика. В МХТ имени Чехова идет «Трехгрошовая опера» Кирилла Серебренникова, Театр имени Пушкина в этом сезоне представит «Доброго человека из Сезуана» в режиссерской версии Юрия Бутусова, а «Табакерка» готовит «Страх и нищету в Третьей империи». В отличие от более популярных пьес «Господина Пунтилу…» ставят гораздо реже: на московских сценах этот горячий финский парень не показывал своего красного носа уже лет сорок. Тем любопытнее повстречать его в «Маяковке».</p> <p>Брехтовский сюжет о поисках настоящего человека разворачивается в живописных зимних пейзажах Финляндии. На сей раз искать добряка придется не китайским богам, а зрителям. Перед нами в исполнении Михаила Филиппова предстает забавный персонаж — господин Пунтила (с ударением на первом слоге), дресс-код — Black tie плюс кирзовые сапоги и подтяжки. Фабрик, заводов, газет и пароходов у него нет, но, к великому удовольствию, имеются 90 любимых буренок и лес. Так что по контрасту с бедными рабочими фермер выглядит самым безжалостным эксплуататором.</p> <p>Но и у этого капиталиста есть человеческое лицо, точнее — «толстая образина, пьяная в дым». Пунтила очень уж охоч до водочки — это единственное лекарство от припадков звериной трезвости, которые выпускают на волю того самого буржуя: сердитого и жадного. Лечится наш герой беспрестанно, поэтому благодушие, как правило, в нем преобладает. В эти вдохновенные моменты он щедр на умильные слезы, швыряется деньгами, обещаниями и шлет ко всем чертям лицемерную светскую этику. Как раз в один из таких вечеров помещик знакомится с собственным наемным шофером Матти (Анатолий Лобоцкий), которому эта дружба сулит не только выгоду, но и неприятности. Простому малому на своей шкуре предстоит почувствовать вздорный нрав работодателя, когда тот проснется «трезвый в стельку». Какой же Пунтила на самом деле — добрый или злой?</p> <p>Сам драматург на этот вопрос отвечал куда более однозначно. Для революционера Брехта любой психологизм в пьесе был немыслим и даже губителен. Ведь театр для него — средство активизации народа на борьбу с угнетателями, коим Пунтила и является. В 1949 году в немецком издании «Theaterarbeit» даже вышла подборка статей о том, как некоторые постановки искажали замысел пьесы, приписывая главному герою положительные черты.</p> <p>У Михаила Филиппова Пунтила тоже получился не в меру обаятельным: немного неуклюжий, рассеянный, смешной. Риторический вопрос: «Ты мне друг?» — вариация на вечную тему «ты меня уважаешь?».</p> <p>В сценографии Сергея Бархина стеклянная тара всевозможных форм и размеров стала ключевым элементом. В углу стоят уже пустые ящики, по количеству опорожненной посуды сразу становится ясно, Пунтила лечится от своего «недуга» более чем усердно — ну, не добрейшей ли души человек? Все его капризы на фоне благодеяний выглядят минутной слабостью и извиняются похмельным синдромом. А вот чем оправдать подлизу-Матти, который не решается не то что перечить, а даже правду высказать своему господину, неизвестно.</p> <p>Так что социальная сатира, заложенная в пьесу, здесь не присутствует даже в малой степени, зато самодурство главного героя дает повод представить историю народной комедией положений. Свекольные подпитые рожи на больнично-белом фоне хайтечной перспективной декорации выделяются нарядно, а пьяные выходки становятся благодатной почвой для буффонады: то захмелевший оскорбит девушку, положив ее руку себе на причинное место, то приставит к нему же бутылку, изображая мочеиспускание, оскорбив фортепьяно. Трюк с осушенными залпом поллитровками и вовсе проходит рефреном.</p> <p>Авторские права драматургию Брехта защищают, как могут: вместе с возможностью ставить его пьесы театры, как правило, приобретают запрет делать купюры и менять текст, а также музыку Курта Вайля или Пауля Дессау в нагрузку. Однако никакие ограничения не гарантируют ни соответствие исходнику, ни оригинальную трактовку. Развлечение вместо социальности — небогатая замена.</p> <p> <p><b>«Господин Пунтила и его слуга Матти»</b></p> <p>Б. Брехт. Театр им. Маяковского</p> <p><b>Режиссер </b>Миндаугас Карбаускис</p> <p><b>Сценография</b>: Сергей Бархин</p> <p><b>В ролях: </b>Михаил Филиппов, Анатолий Лобоцкий, Зоя Кайдановская, Евгений Парамонов, Дмитрий Прокофьев…</p> </p> </div>