«Макбет. Кино.»

Анна ЧУЖКОВА

09.04.2014

Юрий Бутусов — один из наиболее вероятных претендентов на «Золотую маску». В конкурсной программе показывают сразу два его спектакля (с «Макбет. Кино.» соперничает «Добрый человек из Сезуана» в Театре имени Пушкина).

Шекспир в видении питерского гостя вновь получился эксцентричным и непредсказуемым. Ставил режиссер о преступлении, а вышло — о наказании: муках совести и кровавых флэшбэках. Бутусов в два раза превысил кассовый хронометраж. Его пятичасовой «Макбет» сделан в уже привычной, но от того не менее сложной для зрительского восприятия манере. Сцены перепутаны и беспрестанно повторяются, складываясь в эстетскую головоломку, где главный злодей (Иван Бровин) появляется под зажигательный рок-н-ролл, а леди Макбет (Лаура Пицхелаури) отчаянно танцует под Майкла Джексона. Сюрреалистические полотна сменяют друг друга, послушные партитуре, наполненной пронзительными контрапунктами. Шутовские интермедии оттеняют ужас только что свершенного кровопролития, безудержное веселье — тяжесть греха.

«Макбет. Кино.»

<p class="p1"><img src="/upload/medialibrary/bda/Makbet_Kult_13_s.jpg" hspace="12" vspace="4" border="0" align="left" width="250" height="182" />Юрий Бутусов — один из наиболее вероятных претендентов на «Золотую маску». В конкурсной программе показывают сразу два его спектакля (с «Макбет. Кино.» соперничает «Добрый человек из Сезуана» в Театре имени Пушкина).</p> <p class="p1">Шекспир в видении питерского гостя вновь получился эксцентричным и непредсказуемым. Ставил режиссер о преступлении, а вышло — о наказании: муках совести и кровавых флэшбэках. Бутусов в два раза превысил кассовый хронометраж. Его пятичасовой «Макбет» сделан в уже привычной, но от того не менее сложной для зрительского восприятия манере. Сцены перепутаны и беспрестанно повторяются, складываясь в эстетскую головоломку, где главный злодей (Иван Бровин) появляется под зажигательный рок-н-ролл, а леди Макбет (Лаура Пицхелаури) отчаянно танцует под Майкла Джексона. Сюрреалистические полотна сменяют друг друга, послушные партитуре, наполненной пронзительными контрапунктами. Шутовские интермедии оттеняют ужас только что свершенного кровопролития, безудержное веселье — тяжесть греха.</p> <p class="p1"><img src="/upload/medialibrary/aac/Makbet_Kult_13_03.jpg" border="0" width="500" height="353" /></p>