«Фома» новосибирский: русский рок не только жив, но и играет в театре

Юлия ЩЕТКОВА, Новосибирск

05.04.2021

Фото: Дарья Жбанова.


Новосибирский музыкальный театр в рамках фестиваля «Золотая маска» 7 апреля покажет в Москве мюзикл по песням Юрия Шевчука.

Спектакль «Фома» был создан режиссером Филиппом Разенковым специально для постановки в Новосибирском музыкальном театре. С его именем на этой площадке связаны самые громкие мюзикловые премьеры последних лет. Автором либретто стал поэт и драматург Константин Рубинский.

Премьера мюзикла «Фома» в Новосибирске состоялась в декабре 2019 года, вызвав невероятный ажиотаж: никто и предположить не мог, что биография поэта и музыканта, художника и общественного деятеля, представителя культуры андерграунда советской эпохи Юрия Шевчука станет объектом полномасштабного сценического «исследования», не говоря уже о самой возможности услышать хиты группы ДДТ на театральной сцене. Как результат — не только неизменный sold out на новосибирских показах, но и девять номинаций на «Золотую маску».

Впрочем, с российской национальной театральной премией у Новосибирского музыкального театра давние и продуктивные отношения. В премиальном багаже труппы 62 номинации и 12 наград, включая за «Работу режиссера», что получил два года назад Филипп Разенков за постановку мюзикла «Римские каникулы».

«Фома» — не только художественное переосмысление биографии реально существующего и, что примечательно, ныне живущего музыканта, но и биография всего русского рока — движения, на глазах сегодняшнего зрителя ставшего легендой, может быть не самой красивой, но прочно вписанной в культурный контекст страны. Фома (главный герой называет себя Фомой, и это не прикрытие, а аллюзия к одноименной песне Шевчука и маркер собирательного образа) в одноименном спектакле, конечно же, — «квинтэссенция лучших черт» определенной эпохи и определенного поколения, супергерой, настойчиво сдвигающий границы дозволенного и застенчиво демонстрирующий свои предельные способности — не воспевать, но пропевать жизнь натянутым нервом.

Судьба музыканта в рок-мюзикле плотно пересекается c судьбой Советского Союза, затем — России, а эпизоды жизни героя остроумно рифмуются с емкими зарисовками повседневности, оформленной как комикс или графический роман. С известной долей обобщения художник Елена Вершинина буквально по кадрам запечатлевает фанерную страну, крыши, коммуналки, растиражированные промышленные города, перепутья-вокзалы, знаменитые питерские дворики-колодцы. Мелькают хиппующие 70-е с КГБ и «Битлами» на костях; почувствовавшие ветер перемен 80-е, лихие 90-е и, наконец, сытые нулевые, когда наступает пора оглянуться и понять: «Что останется после тебя?» И всю эту безудержно несущуюся жизнь пронзает трагически прекрасная история любви, ради которой, кажется, все и было затеяно.

В рамках фестиваля «Золотая маска» новосибирский рок-мюзикл будет представлен 7 апреля на сцене Российского академического молодежного театра в сопровождении тифлокомментариев для слепых и слабовидящих зрителей.

Накануне единственного показа в Москве режиссер «Фомы» Филипп Разенков ответил на вопросы «Культуры».

— Филипп, вы помните, когда вам пришла идея поставить мюзикл по песням группы ДДТ?

— У меня всегда было желание поставить музыкальный спектакль на современную рок-музыку, но только когда я в 2017 году приехал работать в Уфу, где когда-то начинал Юрий Шевчук и родилась команда ДДТ, эта идея стала складываться. Я прослушал все ранние альбомы музыканта, погрузился в его биографию, узнал много нового и интересного. Особенно меня тронула история любви Юрия Юлиановича и его первой жены Эльмиры. Вот тогда и пришло понимание того, что передо мной уже готовая драматургия, осталось только правильно расставить смыслы и акценты. Конечно, в процессе работы над сюжетом нам пришлось придумать повороты, которые не совпадают с реальной биографией артиста, но они нужны для того, чтобы отослать нас к каким-то реальным событиям, и являются тем необходимым художественным вымыслом, без которого просто невозможно сложить сюжет спектакля.

— Почему главным героем стал именно Фома?

Мы долго думали, как назвать героя — Ваня, Вася, Петя… Потом пришло понимание: у Шевчука ведь есть песня «Фома»! Она должна была войти в спектакль, но, как и многие другие его композиции, не вошла: мы катастрофически не укладывались во временной диапазон. К тому же наш спектакль не столько про Юрия Шевчука, сколько про судьбу рок-музыканта в нашей стране. Перед нами не стереотипный образ, а честный художник и человек со своими слабостями. А задачи рассказывать конкретно про Юрия Шевчука и копировать его в жизни и песнях перед нами не стояло.

— Как вы для себя формулируете главную тему спектакля, в котором плотно переплетается история музыканта, история страны и история любви?

Это спектакль о любви, и все остальные темы кружат вокруг нее. Может быть, это звучит слишком общо, но именно любовь вносит самый широкий смысл в нашу постановку. Не только любовь между мужчиной и женщиной, но и любовь к человеку, к Родине, к миру, к музыке, к самой жизни. Всеобъемлющая такая любовь, несмотря на все тяготы и препятствия.

— В спектакле два исполнителя роли Фомы: Антон Войналович создает на сцене образ яркого харизматика и лидера, Александр Крюков, номинированный на «Золотую маску», рисует противоречивый «русский народный» характер. Какой Фома ближе лично вам?

— У нас два очень разных Фомы, но оба очень талантливые артисты. И у меня как не было здесь предпочтений, так и не остается. Главное, чтобы оба продолжали работать в этом спектакле и совершенствовали образ. Александру Крюкову —  он молодец — я желаю яркого выступления в Москве, но подчеркну: Антон заслуживает этой номинации не меньше. Для меня выбор жюри просто история про то, так легла карта.

— В Новосибирске «Фома» имеет беспрецедентный успех. Всегда аншлаг, всегда слезы в финале, стоячие овации и включенные, как зажигалки на рок-концертах, фонарики телефонов. Что, на ваш взгляд, сделало этот проект успешным?

Музыка Юрия Шевчука в первую очередь. Именно с ней была связана моя самая большая надежда и главный вопрос: сработает или нет? Мне кажется, в современном музыкальном театре не хватает спектаклей с близкой, родной, понятной и популярной музыкой. Под словом «популярная» я подразумеваю исключительно качественную музыку, каковой для меня и является музыка Шевчука — и с художественной, и со смысловой точки зрения. И второе: для того чтобы получить отклик у публики, которая, в принципе, могла эти песни никогда и не слышать, мы используем разные театральные приемы и голоса разных персонажей. Именно за спектаклями, в которых язык сцены, совмещаясь с простой человеческой историей и актуальной современной музыкой, оказывает глубокое воздействие на публику, я вижу будущее театра. Да, театр может быть разным. Но я за театр для людей и про людей. За театр, который трогает зрителя, а не оставляет после себя вопросы в духе «что это было?».

— Все, кто видел новосибирского «Фому», отмечают его подкупающую искренность…

— Именно с искренности и начинается театр про людей и для людей, о котором я мечтаю. Мне кажется, актер должен соответствовать тем смыслам, идеям, установкам, о которых он говорит. В жизни это, как правило, все происходит не так, а я бы хотел, чтобы на сцену выходили люди высокого духовного и нравственного порядка.

— Когда-то Юрий Шевчук благословил вас на превращение его биографии в мюзикл, но на спектакле до сих пор не побывал. Ждете его на московском показе?

Конечно, мы отправили официальное приглашение, но Юрий Юлианович уже смотрел наш спектакль в записи. Ко всему, что происходит вокруг своей персоны, он относится по-философски спокойно, хотя и искренне радуется интересу. Для меня достаточно того, что он благословляет и одобряет. Больше мне ничего не нужно. Я благодарен за то, что он разрешил нам постановку своей очень личной истории, — это самое главное.


Фото: Дарья Жбанова